Глеб Иванов 0 2669

Иранская выгода России. Каких уступок ждёт Трамп от Тегерана?

Эксперт рассказал о перспективах ядерной сделки с Ираном и о том, что Москва может выиграть от нового кризиса на Ближнем Востоке.

На днях президент США Дональд Трамп во время пресс-конференции с премьер-министром Италии Джузеппе Конте неожиданно отошел от темы американо-итальянских отношений и заговорил о ядерной сделке с Ираном. «Я готов встретиться с иранскими лидерами без предварительных условий для обсуждения возможности улучшения двусторонних отношений. Если они хотят встретиться, мы встретимся. Я верю в переговоры», — заявил Трамп. 

Тема сделки США с Ираном болезненная не только для Тегерана, но и для Европы. Напомним, в мае этого года американский президент объявил о выходе из Совместного всеобъемлющего плана действий (сделки, ограничивающей ядерную программу Тегерана в обмен на отмену санкций Совбеза ООН и односторонних ограничительных мер, введенных США и Евросоюзом). Ранее Трамп обвинил Иран в поддержке террористов по всему миру. В ближайшую неделю будут возобновлены американские санкции против Тегерана.

Это решение раскритиковали не только в Иране, но и в ЕС, России и Китае. Остальные страны, вступившие в ядерную сделку, объявили, что выходить из соглашения не собираются. Однако Трамп продолжает настаивать на необходимости нового соглашения. Теперь он предложил иранским властям провести соответствующие переговоры.

В Тегеране ответили, что для переговоров с Ираном США должны вернуться к ядерной сделке. «Уважение прав Ирана, преодоление враждебности, возвращение к исполнению ядерной сделки — это шаги, которые могут быть приняты для того, чтобы проложить путь к переговорам между США и Ираном», — написал в Twitter заместитель главы администрации Ирана Хамид Абуталеби.

Корреспондент АиФ.ru поговорил с экспертом РСМД по Ирану Никитой Смагиным и выяснил, чего хочет Трамп, пойдут ли на уступки иранцы и какую выгоду от этого кризиса может получить Россия. 

Глеб Иванов, АиФ.ru: Трамп называет ядерную сделку с Ираном «плохой», «очень плохой», «ужасной», но в детали не углубляется. Что его в ней раздражает и каким он видит идеальное соглашение?

Никита Смагин, РСМД: Плохой нынешнюю ядерную сделку называет не только Трамп, но и определенная часть американского истеблишмента, которая с самого начала была против соглашения. Трамп во многом воспроизводит их риторику. 

В чем она заключается? Иран, как считают американские «ястребы», в обмен на отказ от ядерного оружия получил от США и Европы значительные преференции в виде финансовых вливаний: инвестиции, размороженные счета и многое другое. И эти деньги Тегеран вкладывает в развитие политики, которая идет вразрез с интересами США и их ключевых союзников на Ближнем Востоке. Он действует вопреки Белому дому в Сирии, Ираке и Йемене, поставляет оружие врагам США и увеличивает свое влияние в регионе. И все это за счет Америки, как считают в Вашингтоне.

По мнению Трампа, нужно договориться по всем спорным вопросам сразу и только после этого дать Ирану возможность получать деньги. Фактически он хочет, чтобы в обмен на инвестиции Тегеран ушел из Сирии, Йемена и Ирака, полностью пересмотрев свою нынешнюю внешнюю политику. 

— В Иране вот-вот должно возобновиться действие санкций. Что сейчас происходит в стране? Как к этому относится население?

— Будет две волны возвращения санкций: первая — на этой неделе (возобновление общих санкций), а вторая — в ноябре (возобновление нефтяных санкций). 

Население Ирана заметно нервничает, продолжает скупать золото и валюту. Курс доллара пробил планку в 11 тысяч туманов (110 тысяч риалов). Это на 20% больше, чем неделю назад, и почти на 200% больше, чем зимой этого года. Все это, разумеется, на чёрном рынке, поскольку официально обмен доллара был приостановлен еще в апреле.

— Как санкции повлияют на Иран глобально?

— Самое важное глобальное изменение заключается в том, что иранскому политическому истеблишменту, особенно его консервативной части, стало ясно, что с США нельзя вести диалог. До этого относительно способности Вашингтона выполнять взятые на себя обязательства у Тегерана тоже были большие сомнения, но теперь они переросли в уверенность. Это очень серьезно осложнит дальнейший диалог. 

— Европейские страны из сделки не вышли. Однако удастся ли Ирану сохранить экономическое сотрудничество с ЕС, учитывая позицию США?

— Судя по тому, как развиваются события сейчас, европейский бизнес уйдет из Ирана. Да, европейские политики решили, что выходить ядерной сделки они не будут и санкции против Ирана не введут. Но проблема в том, что европейские компании очень сильно связаны с США. И им придется покинуть Иран, потому что иначе они рискуют столкнуться с сильнейшим американским давлением. Ради Ирана на жертвы идти никто не готов. 

Иными словами, в экономическом плане ядерная сделка фактически прекратит свое существование. 

— Каким иранцы видят выход из сложившейся ситуации?

— Пока они считают, что нужно, несмотря на экономические удары, оставаться в ядерной сделке, пытаться развивать отношения с ЕС, Россией и Китаем и апеллировать к международному сообществу, настаивая на том, что нарушитель в данном случае не Иран, а США. Правительство иранского президента Хасана Роухани готово терпеть экономические удары ради политических выгод. 

В то же время сейчас очень маловероятно, что Тегеран пойдет на переговоры с Вашингтоном, просто потому, что никакого доверия к Белому дому у иранцев не осталось. Там не готовы ради пустых обещаний отказываться от своей внешней политики и влияния на Ближнем Востоке. 

— Что означает эта история для России? Можем ли мы воспользоваться ситуацией, чтобы теснее сотрудничать с Ираном, заключить выгодные нам экономические и политические договоры?

— Почти наверняка это будет делаться. У Ирана не так много вариантов для развития отношений. В нефтяной отрасли иранцам нужны технологии. Европейские компании их не дадут, поэтому придется идти к нам. Аналогичная ситуация и в области вооружения. 

Но нужно понимать, что Иран видит себя региональной державой и пытается строить независимую политику. Он не хочет быть малым партнером России по ЕАЭС или ОДКБ. Иранское руководство очень боится попасть в зависимость от нас и Китая.

— Когда заключалась ядерная сделка, многие эксперты в России говорили, что наша страна может понести экономические потери от соглашения, поскольку на международные рынки выйдет иранская нефть, которая будет конкурировать с нашей. Получается, нынешняя ситуация нам выгодна?

— Как мы видим, за эти пару лет, пока сделка работала, ничего страшного не произошло. За это время цена на нефть не только стабилизировалась, но даже подросла. Так что опасения оказались преувеличенными.

С другой стороны, конечно, теперь Москва и Тегеран будут торговать больше. Однако у нас по-прежнему не так много товаров, которые мы могли бы предложить друг другу, потому что и Иран, и Россия живут с продажи энергоресурсов. Выгода, конечно, будет, но не такая большая.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Какими будут новые номерные знаки с 2019 года?
  2. Как изменится жизнь автомобилистов осенью?
  3. Сколько раз в России отменяли итоги губернаторских выборов?

Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ