aif.ru counter

Аплодисменты Осипу Бове. Что знаменитый архитектор оставил потомкам

Все материалы сюжета Экскурсии по Москве

230 лет назад, 4 ноября 1784 г., в семье неаполитанского художника Винченцо Джованни Бова родился сын. Назвали его Джузеппе. Впо­следствии он перейдёт в православие и адаптирует своё имя к новой Родине и новой вере.

Осип Бове.
Осип Бове. © / Public Domain

 Мы знаем его как знаменитого архитектора Осипа Ивановича Бове.

Один список даже сохранившихся творений Бове в Москве займёт почти всю газетную полосу. Поэтому мы выбрали несколько мест, которые следует посетить и с которыми связаны любопытные и даже скандальные истории.

Кремль, Водовзводная башня  Сплошная Италия. Строил её итальянец на русской службе Антонио Джиларди ещё в XV столетии. К 1805 г. башня обветшала настолько, что её было решено реконструировать - перебрать почти целиком и возвести заново. Обычно пишут, что «дело было поручено неизвестному архитектору, итальянцу Бове». Правда здесь только в происхождении реставратора. На тот момент он не был архитектором - всего лишь студентом училища при Экспедиции Кремлёвского строения.

Кремль, Водовзводная башня Фото: АиФ / Валерий Христофоров

Но и совсем безвестным нашего студента назвать нельзя: за несколько предыдущих работ он трижды был награждён императором золотыми часами, а за башню - ещё и перстнем с бриллиантами. 

Наполеоновские войска (и снова итальянцы, наёмники) при отступлении подорвали башню. И - злая ирония судьбы! - после войны её вторично восстанавливал всё тот же Осип Бове. Княжна Туркестанова, большая сплетница тех времён, с которой мы ещё встретимся, злословила: «Осипу Иванычу снова во сне башня являлась, да так, что он занемог».

Жулик или художник?

Следующий пункт прогулки - Большой театр ➋, благо он рядом. В то время его ещё по привычке называли Петровским. Потому и смету утвердили так: «На строительство нового здания Петровского театра выделить 1 200 666 рублей золотом». Сумма запредельная. Но и роскошь - тоже. Первоначальный проект Андрея Михайлова был основательно переделан. Например, знаменитая квадрига Аполлона находилась на заднем фасаде. Бове её вынес к площади. Внутри тоже многое поменялось: «Должно отдать справедливость новому решению Бове - при самом строгом исследовании увидите вы, что в сём театре нет места, что было бы неуместно и неудобно» - вот воспоминания сенатора Александра Булгакова. Но коллеги завидовали. Архитектор Александр Витберг писал так: «Проект Петровского театра - произведение Бове, который дозволил, чтобы ему присвоили сей проект». Михайлов же обижался и говорил: «Осип Иваныч несамостоятелен и всё берёт из готовых образцов». Это несправедливо. Бове был не столько архитектором, сколько планировщиком города как такового. Сейчас бы сказали - «урбанистом». Тем более что от того театра до нас дошло немного. 

А вот Театральная площадь, с большим изяществом распланированная Осипом Ивановичем, никуда не делась. И тем более интересно перечитать выпуск «Московских ведомостей» от 6 января 1825 г.: «На торжественном открытии публика вызывала не актёров, а архитектора. Перед увертюрой поднялся ужасный шум. Стали выкликать строителя: «Бове, Бове!» Он явился в ложе директора, и его заглушили рукоплесканиями...»

К ещё одному произведению гения раньше можно было дойти пешком от Театральной площади. По Тверской к Белорусскому вокзалу - и вот, пожалуйста, Триумфальная арка. Сейчас придётся проделать крюк и ехать на Кутузовский проспект ➌. Но дело того стоит. Особенно если вспомнить, что это последнее творение мастера. Он не дожил до его открытия несколько месяцев. Зато с какой теплотой и любовью он к нему относился! И, кстати, не зря. Принято считать, что архитектор в начале кампании 1812 г. записался в ополчение. Но правда в том, что Осип Бове, будучи по выслуге чинов титулярным советником, по­ступил корнетом в Москов­ский гусарский полк. То есть в регулярные войска. Кстати, компания сослуживцев в том полку подобралась тоже изрядная. Например, поручик Николай Толстой, будущий отец Льва, «зеркала русской революции». И корнет Александр Грибоедов.

История переноса арки тоже забавна. По Генеральному плану реконструкции Москвы 1935 г. памятник был разобран. Его предполагалось восстановить, но не могли понять, где именно. Постепенно о нём вообще забыли. Лёд тронулся только после выступления  первого космонавта Земли на VIII пленуме ЦК ВЛКСМ в декабре 1965 г. 

Юрий Гагарин заявил: «В Москве была снята и не восстановлена Триумфальная арка 1812 года. Я бы мог продолжить перечень жертв варварского отношения к памятникам прошлого. Примеров таких, к сожалению, много».  «Гагарин есть Гагарин, - ответил Леонид Брежнев. - По­этому первое, что мы сделаем, - восстановим Триумфальную арку».

Неравный брак

Стоит взглянуть и на дом № 6 в Петровском переулке . Авторству Бове принадлежит лишь классический фасад после­пожарной Москвы. Но, если не полениться и обойти здание кругом, станет ясно: строили его ещё в XVII в. И верно, заказчиком был патриарх Адриан ещё в 1690 г. После его смерти Пётр I отменил патриаршество, а дом сменил несколько хозяев. 

Дом № 6 в Петровском переулке
Дом № 6 в Петровском переулке. Фото: АиФ / Валерий Христофоров

Один из них - Алексей Трубецкой, женатый на Авдотье Семёновне. Зачем об этом так подробно? Да затем, что она рано овдовела - её муж погиб во время заграничного похода русской армии, в Битве народов под Лейпцигом в 1813 г. В том же году из армии выходит в отставку корнет Московского гусарского полка Осип Бове. А ещё через три года женится на вдове, княгине Авдотье Трубецкой. Переезжает в её дом и отстраивает его заново. Скандал был чудовищный. Она потеряла княжеский титул: уж больно неравный брак. Но сплетни и слухи били хлеще. Виданное ли дело - знатная дама с приличным состоянием, мать пятерых детей, выходит замуж за сына неаполитанского художника невнятного происхождения!

Та же самая княжна Турке­станова ехидничала по этому поводу: «Москва помешалась - художник, архитектор, камердинер - все подходят, лишь бы выйти замуж!» Но брак всё же состоялся. Во всех смыслах. Бывшая княгиня родила Осипу Бове ещё четырёх детей. И именно в этом доме. Здесь же архитектор создавал облик после­пожарной Москвы. Так кто же всё-таки Бове - самостоятельный художник или талантливый копиист? Здесь нужно искать третий вариант ответа. И, как ни кощунственно, вспомнить Андрея Рублёва. Когда-то Русская православная церковь постановила, что его иконы - образец: «Писать так, как заведено от Рублёва». То же самое и здесь. Москва планировалась и строилась по слову и образцам Осипа Бове.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Когда может возникнуть дефицит алкоголя и какого будет не хватать?
  2. Кто такой митрополит Епифаний, возглавивший поместную церковь на Украине?
  3. Почему закрывают «Бутырку»?


Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ