aif.ru counter

Дом Госстраха и Романовка. История общежитий на Малой Бронной

Все материалы сюжета Экскурсии по Москве

Появившись в разных концах Малой Бронной улицы с разницей в 150 лет, студенческое общежитие Романовка и первая коммуна — дом Госстраха, успели стать равнозначными памятниками городской архитектуры. АиФ.ru вспомнил, чем прославились знаменитые здания.

Жилой дом сотрудников Госстраха.
Жилой дом сотрудников Госстраха. © / Руслан Кривобок / РИА Новости

Протянувшаяся от Бульварного до Садового кольца улица Малая Бронная изначально слыла местом компактного проживания московских оружейников. Своё название слобода, а затем и улица получила именно из-за большого количества ремесленников, изготовлявших панцири и кольчугу. Вспомнить об этом сегодня не так просто, ремесленная застройка выгорела в 1812 году и фактически все окрестные здания были построены как доходные дома в первой половине XX века. Тем не менее, нескольким из них всё же удалось прославиться. АиФ.ru вспомнил историю двух самых заметных памятников-общежитий на Малой Бронной.

Романовка
Романовка. Фото: wikipedia.org / NVO

Общежитие искусств. Романовка

Здание на углу Малой Бронной и Тверского бульвара появилось на карте города в первой половине 1770-х годов. Дом с двумя трёхэтажными флигелями для князей Голицыных построил зодчий Матвей Казаков, ключевой придворный архитектор своего времени. В 1880-х здание выкупил московский рантье Романов и оно приобрело современный вид: флигели надстроили четвёртым этажом и соединили между собой, главный дом остался в подворотне. На первом этаже здания открылся кабак и стоматологический кабинет, на верхних оборудовали дешёвые меблированные комнаты, которые сдавались студентам консерватории. Постояльцы прозвали голубой дом и местный трактир Романовкой, по фамилии владельца. Среди известных жильцов оказались композиторы Сергей Танеев и  Василий Калинников. А занимавший первый этаж ресторан считался излюбленным местом Владимира Маяковского: по свидетельству современников, именно здесь поэт читал свои первые стихи.

Но ключевую роль в судьбе Романовки удалось сыграть их другу и соседу, оперному критику Семёну Кругликову. В 1980-х, по свидетельству москвоведа Нины Молевой, именно в его комнатах начинает складываться своеобразный музыкальный салон. В числе завсегдатаев оказываются Фёдор Шаляпин, Николай Римский-Корсаков, Сергей Рахманинов, Ольга Книппер-Чехова, Надежда Забела-Врубель со своим мужем-художником. Здесь же, в непринуждённой обстановке, проходят репетиции Московской частной русской оперы Саввы Мамонтова и Художественного театра.

Сцена располагалась в бывшем клубе извозчиков, втором строении дома четыре на Малой Бронной. «Я был на репетиции без костюмов и декораций, но ушёл из Романовской залы очарованный и обрадованный до слёз. Как играют Москвин, Качалов, Ольга Леонардовна (Книппер-Чехова), Савицкая! Все хороши, один другого лучше… Художественный театр — это так же хорошо и значительно, как Третьяковская галерея, Василий Блаженный и всё самое лучшее в Москве», — вспоминал о прошедшей репетиции «Снегурочки» Максим Горький.  В 1920-х годах здание занимает Государственный еврейский театр декорации, в 1950-х — Театр сатиры, в 1960-х в здание вселяется существующий до сих пор театр на Малой Бронной.

Дом Госстраха
Дом Госстраха. Фото: wikipedia.org / NVO

Первый конструктивистский. Дом Госстраха

Дом 21/13 на пересечении Малой Бронной и Спиридоньевского переулка в 1926 спроектировал архитектор-конструктивист Моисей Гинзбург. Уже к концу 1927 года постройку начали заселять. Жилой корпус можно условно можно считать страшим братом «дома Наркомфина» на Новинском бульваре. Оба здания на карте города появились по инициативе Николая Милютина, возглавлявшего в то время наркомат финансов. Революционер считается автором схем-проектов так называемого социалистического расселения, предполагавшего появление в городе своеобразным домов-коммун. Здание на Малой Бронной по плану предназначалось для работников новой государственной структуры — Госстраха. Большинство работников организации, равно как и другие, перебравшиеся из Петербурга в Москву чиновники, в 1920-х годах размещались в гостиницах, не имели собственных квартир и выглядели идеальными участниками нового жилищного эксперимента.

По своей планировке дом Госстраха куда меньше, нежели корпусы Наркомфина и напоминает общежитие. Первые четыре этажа отданы под 2-3 комнатные квартиры с отдельными кухнями, ванными и туалетами. Их отличительная черта — вариативность, планировка жилья не повторяется ни в одном из случаев. В угловых квартирах предусмотрены панорамные окна, во всех остальных добавляются балконы. Межкомнатные и входные на дореволюционный манер сделаны двухстворчатыми. Гинзбург был убеждён, что такой вариант оказывается удобнее в эксплуатации: проще внести мебель.

На пятом этаже заложено 12 отдельных комнат, жильцы которых должны были пользоваться одной большой кухней и двумя ванными. На первом этаже здания работал универсальный магазин. Половину площади подвала отдали под прачечную, а оставшуюся часть разбили на своеобразные сарайчики для каждой квартиры. Шестой этаж у здания появился лишь несколько лет спустя. Изначально на его месте располагалась галерея для сушки белья, солярий и сад на крыше.

Значительная часть постояльцев дома, видных советских чиновников, в конце 1930-х оказалась расстреляна или репрессирована. О развитии проекта домов-коммун власти со временем тоже забыли. К 1940-м годам жилой комплекс Госстраха превратился в обычный многоквартирный дом: сад и галерею на крыше заменили шестым этажом, подвал закрыли, а постояльцы общежития со временем разбили в своих комнатах собственные кухни.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Сколько дней россияне будут отдыхать на январских праздниках?
  2. Когда в 2019 году пройдет ЕГЭ по русскому языку?
  3. За что задержали ингушских студентов-геологов?


Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ