00:05 11/03/2016 Марина Мурзина 0 3021

Зодчий Сталина. За что Бориса Иофана отстранили от главных строек Москвы

Его нашли 4 марта 1976 г. сидящим без сознания в кресле у чертёжной доски в санатории «Барвиха», который он же и спроектировал. 11 марта он ушёл из жизни.

Борис Иофан.
Борис Иофан. © / РИА Новости

Роковая единица

Цифра 1 — поистине судьбоносная для Иофана. В 1911-м он окончил Одесское художест­венное училище. В 1931-м было закончено строительство его «Дома правительства», в 1941-м он получил Сталинскую премию. В 1941-м же прекращено и строительство главного его проекта — Дворца Советов. Цифра 1, устремлённая ввысь, как символ его жизни и творчества.

Посмотрите на фото его павильонов СССР на Всемирных выставках в Париже (1937 г.) и Нью-Йорке (1939 г.) — точно взлетающих в небо. А здание Дворца Советов, самое высокое на то время в мире — 420 м, должна была венчать 80-метровая статуя Ленина.

Странно, что об Иофане до сих пор не сняли фильм. Успешный и удачливый красавец, талант, любимец Сталина (встречались 14 раз!). Супруга Ольга — герцогиня Руффо, одновременно из рода князей Мещерских и графов Строгановых (Иофан снимал комнату у неё на вилле, когда его старший брат, архитектор Дмитрий, отправил Бориса учиться в Италию.

 

Кстати, там ровно 100 лет назад он окончил Высший институт изящных искусств и Высшую инженерную школу). Ему прощалось всё: и «царст­венный» брак — правда, супруги были членами Итальянской компартии, затем ВКП(б), — и знакомство с А. И. Рыковым, «врагом народа», благодаря которому Борис Михайлович вернулся из Италии в Совет­скую Россию. За ним не приезжал «чёрный воронок» в Дом ЦИК и СНК СССР (Дом на набережной), где у него была роскошная квартира. Кстати, в ней по сей день живут его потомки — редчайший случай! У него была ещё одна мастерская — напротив дома, за Большим Каменным мостом (Кремлёвская наб., д. 1) (1). Орден Ленина, Гран-при на Всемирной выставке в Париже, звание почётного гражданина Нью-Йорка... Да что там - у Иофана было всё.

В своей мастерской (здание с колоннами на Кремлевской набережной, д.1) Борис Иофан работал над проектом Дворца Советов. Фото: АиФ / Эдуард Кудрявицкий

Подвинуть МГУ

Иофан прокололся только однажды, но этот случай стал для него роковым. Будучи автором проекта высотного здания МГУ на Ленинских горах (Воробьёвы горы, д. 1а) (2), он дерзнул спорить со Сталиным. Вождь в итоге вспылил... и отстранил до того любимого зодчего от проекта.

Восемь (в итоге — семь) высоток не зря называют «сталинскими» — идея их возведения как спутников Дворца Советов принадлежит вождю народов, родилась она в 1947 г. Самая высокая — главный корпус МГУ на Ленинских горах.

Руководить проектом поручено Иофану, он предлагает общий архитектурный вид здания. Снова устремлённость ввысь — башня, которую по замыслу Иофана должна была венчать скульптура Ломоносова авторства Мухиной. А по указке Сталина все высотки должны завершать шпили со звёздами (у МГУ — 50-метровый со звездой весом 12 т). Но не это стало главным расхождением зодчего с вождём. Иофан планировал установить МГУ на бровке гор, прямо над обрывом, но специалисты по фундаментам опасались за устойчивость строения, боялись, что здание сползёт вниз. Иофан упорствовал и в итоге 3 июля 1948 г. был отстранён от руководства стройкой.

По задумке зодчего, МГУ должна  была венчать фигура Ломоносова.
По задумке зодчего, МГУ должна была венчать фигура Ломоносова. Фото: АиФ/ Эдуард Кудрявицкий

МГУ был построен уже без него в рекордный срок — за 5 лет, с 1949 по 1953 г. Возможно, если бы Иофан остался руководить стройкой, было бы принято его предложение установить перед зданием скульптуру «Рабочий и колхозница» Веры Мухиной, верной соратницы архитектора. А теперь подключим воображение: здание-гигант вблизи обрыва, наверху — Михайло Васильевич, перед ним — мухинский шедевр! А носить МГУ должен был имя Сталина, но вождь умер и...

Госдом на болоте

Большим зодчим в принципе не нужны надгробные памятники. Гигантский массив Дома на набережной напротив Кремля (ул. Серафимовича, д. 2) (3) — чем не памятник ­Борису ­Иофану? Его и называют порой «дом ­Иофана». Всю жизнь Иофан много работал. Вернувшись в Россию, поехал в Донбасс строить рабочий посёлок электростанции, затем обустраивал «образцовые жилые дома» для рабочих в Москве — на Щербаковской ул. (д. 7, 9, 11, 35) (4), ­Русаковской ул. (д. 7, к. 1-3) (5), в Северном Измайлове. А мечтал... о 32-этажной высотке (проект 1947 г.), когда Иофан участвовал ещё и в планах восстановления Сталинграда и Новороссийска. Среди его конкурсных проектов — и проект Мавзолея в стиле древнеегипетской гробницы.

В Доме на набережной до сих пор  живут потомки архитектора.
В Доме на набережной до сих пор живут потомки архитектора. Фото: АиФ/ Эдуард Кудрявицкий

«Гробницей» в итоге стали называть его Дом правительства на 500 квартир: перед войной каждый третий его житель был репрессирован, расстрелян, а хозяева освобождавшихся квартир менялись с непостижимой скоростью. В грандиозном проекте, на то время самого крупного жилого строения в Европе, соединились тяготения Иофана к мемориалам и жилым комплексам.

Так и стоит он по сей день, увешанный мемориальными досками, как уникальный памятник эпохе. Характерно, что первоначально здание должно было быть красно-розовым, с оттенком крови... Будто бы под цвет Кремля. Иофан стал ещё и автором внутреннего дизайна: в квартирах был дубовый паркет, художественная роспись на стенах и потолках. Фрески делали специально приглашённые из Эрмитажа живописцы-реставраторы. Он же придумал и мебель из морёного дуба — стандартную для всех жильцов, тяжеловесную, массивную.

Читайте также: Любовь под колёсами. В Доме на набережной уцелеть удалось не всем

Стройка была грандиозной: сотни бетонных свай, вбитых в островную, «ползущую», болотистую почву. Рабочие жили в церкви Св. Николая во дворе. В 1929 г. гигантская стройплощадка загорелась! Вредительство? Конечно! И начальник треста пожарной охраны Тужилкин был тут же расстрелян.

Гигантский Дворец Советов хо-тели построить на месте уничто-женного храма Христа Спасителя.
Гигантский Дворец Советов хо-тели построить на месте уничто-женного храма Христа Спасителя. Фото: РИА Новости

Но главным (и в итоге несостоявшимся) проектом архитектора стал Дворец Советов. А ведь он был поистине фантастичен: сто этажей, а в голове увенчивающего здание Ленина — библиотека. И это в голодные для страны 30-е гг. ХХ в.! Тогда Дворец Советов стал бы самым высоким в мире и долго «держал бы планку».

Место поначалу выбрали на Воробьёвых горах, где теперь здание МГУ, но остановились на том, где стоял взор­ванный к тому моменту храм Христа Спасителя (ул. Волхонка, д. 15-17) (6). К 1939-му закончили кладку фундамента и первые семь этажей. А когда началась война, всё разобрали — из стальных конструкций, для которых специально изобрели новую марку стали, сделали противотанковые ежи для обороны Москвы. В 1957-1959 гг. проводился новый конкурс на проект Дворца Советов — опять на Ленинскихх горах. Но проект Бориса Иофана к тому времени был забыт...

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что представляет собой экзопланета Проксима b?
  2. В чём стратегическая важность города Джараблус?
  3. Что представляет собой Airlander 10, разбившийся в Англии?

Какие алкогольные напитки вы чаще покупаете на праздник?

САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ