Юрий Белановский 101 737

Юрий Белановский: Наука, «лженаука» и православие

Памяти академика

Академик Эдуард Павлович Кругляков. Фото: скриншот сайта youtube.com

На прошлой неделе умер академик Эдуард Павлович Кругляков. Когда я узнал об этом, мне очень захотелось сказать в память об этом человеке слова благодарности и признательности. В свое время некоторые книги Эдуарда Павловича и его статьи были для меня очень значимыми, фактически настольными.

Я, хоть и закончил когда-то Энергетический институт, ничего не знал о научной деятельности Э. П. Круглякова, но именно физическое образование давало мне возможность читать его книги с пониманием. Он говорил на том языке, что был мне понятен, говорил о том, что по-настоящему волновало и беспокоило меня лет десять назад. Я читал книги ученого, как православный катехизатор, то есть человек помогающий новичкам христианам познакомиться с вероучением, узнать основы церковной жизни. В то время я был уже далек от физики, хотя пересекался с научным сообществом. Мне доводилось читать в вузах лекции о Православии, их посещали не только студенты, но и преподаватели. Собственно один из профессоров и преподавателей ФАЛТ МФТИ, а именно Михаил Петрович Минеев и познакомил меня с трудами доктора физико-тематических наук, академика Круглякова, подарив книгу «Учетные с большой дороги».

Чем занимался академик Кругляков?

С 1998 года Э.П.Кругляков возглавлял Комиссию Российской Академии Наук по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований. Именно этой должностью и своими трудами в этой области и прославился ученый. Президиум РАН присудил Эдуарду Павловичу премию «За лучшие работы по популяризации науки».

Лженаука, говоря простыми словами, – это разного рода сумасбродные, сфальсифицированные или оккультные теории, обряженные в наукообразные слова и формы ради какой-то выгоды авторов, будь то признание, доступ в вузы, продажа книг, получение финансирования и т.д. и т.п. Я бы сказал, что лженаука - это научная ересь, в которой заведомо ложные или непроверенные или мифические идеи выдаются за научную истину. Ради позиционирования настоящей науки по отношению к тому, что лишь кажется таковой, и была создана специальная комиссия. Среди прочего деятельность комиссии направлена против астрологии, уфологии, учения о торсионных и прочих неизвестных науки полях, нетрадиционной медицины, разного рода оккультных теорий и т.д.

Основным беспокойством академика Круглякова и его коллег было не просто появление бесчисленного числа «подделок» под науку, - все понимают, что это неизбежно, - а некоторые системные проблемы. Главные из них – это продвижение лженаучных идей и учений через государственные СМИ, коммерциализация лженаучной сферы, создание и продажа мошенниками заведомо бессмысленной, а то и вредной продукции (в первую очередь в области медицины) и, самое главное, - бюджетное финансирование лженаучных проектов. Наибольшей  критике подвергались попытки внедрения «новых» или «неизвестных» теорий и практик в гражданскую и военную промышленность за государственный счет. Периодически разного рода проходимцы и шарлатаны осваивают немалые бюджетные деньги для таких «научных» дел, как  предсказание будущего, изучение несуществующих полей и источников энергии, создания холодного ядерного синтеза, использования «антигравитации», изучения «волнового генома», развития биоэнергоинформатики, а также изобретения «психотропного» и «сейсмического» оружия или защиты от такового.

Достаточно подробно об этом можно почитать в одном из материалов, подготовленных Э.П.Кругляковым или в специальном издании «В защиту науки».

Позиция Э.П.Круглякова и его коллег достаточно простая и в то же время мудрая. В научном сообществе есть ряд ясных критериев, по которым можно судить о принадлежности чего-либо к научному знанию. Первый и важнейший критерий – непротиворечивость в отношении известных законов мироздания. К примеру, не существует химических элементов, не вписывающихся в таблицу Менделеева. Скорость света – это постоянная, известная даже школьнику, величина, которая не может меняться в зависимости от желания изобретателя. Не существует и вечных двигателей или приборов, которые отдают, но не потребляют энергию. Второй критерий - это признание обоснований той или иной теории или результатов опытов авторитетным научным сообществом. В частности, были ли опубликованы пусть даже полемические материалы в научных мировых изданиях? Кто готовил рецензию? Имеют ли именитые новоявленные «академики», «доктора наук» или «профессора» хотя бы небольшой список собственных публикаций в мало-мальски уважаемых научных изданиях?

За что же хочется поблагодарить?

Для меня в свое время достаточно остро стояли три вопроса. Первый - о негативном отношении новообращенных христиан к научному знанию, которое часто воспринималось, как придаток к советскому атеизму. Я, как физик по первому образованию, не мог разделить таких воззрений и мне было важно определить свою позицию.

Второй – о высоком уровне доверия шарлатанам и проходимцам, всевающим оккультизм или разного рода ахинею в православие под видом науки. До сих пор вполне нормально услышать пропаганду некоей «телегонии» или секретного «психотропного» оружия среди тех православных, что строят свою веру на борьбе с масонами и «мировым заговором против России».

И третий вопрос - о научном понимании мироздания, которому жестко противостоял (и противостоит) появившийся тогда в России оголтелый «креационизм», отрицающий, по сути, научное знание и настаивающий на буквальном понимании некоторых библейских миропредставленческих категорий.

То, что я мог объяснить для себя, что я по-своему понимал и чувствовал, далеко не всегда годилось для других. Нужна была некоторая системность и авторитетность. Что сделала Комиссия и ее глава академик Кругляков? Ученые, по сути, обратились к философии, чтобы представить обществу свою позицию в популярной форме, как своего рода апологетику. Только так, философски обосновав саму систему мировоззрения и миропредставления, можно было вести разговор и развивать критику чего-то. Именно такого  популярного и ясного, но в тоже время системного подхода, отсылающего к фактам и серьезным научным данным, я и искал в те годы. Получилось так, что благодаря Академику Круглякову я обратился и к философии науки, в частности открыл для себя публикации философа члена-корреспондента РАН Пиамы Павловны Гайденко. В итоге я смог сформулировать ответ на вопрос «христианство и наука» в такой форме, которая вполне подходила не только для меня, но и для моей работы – организации учебных и просветительских занятий о Православии в современном мире.

До появления Комиссии по борьбе с лженаукой православие занималось апологетикой вообще, часто полемизируя с народным представлением о «теории эволюции» и советскими «научными» перегибами, типа того, что «Гагарин летал в космос и Бога не видел». Во многом благодаря указанной позиции научного сообщества в отношении к «лженауке», православные наконец-то смогли открыть для себя современную науку. Опыт показал, что между церковным сообществом и учеными вполне возможно позитивное взаимодействие, если учитывать и уважать область и глубину компетентности друг друга. Стало понятно, что серьезный диалог и сотрудничество церковного и научного сообществ возможен, если учитывать сложность современного научного знания, концептуальность его построения, глубокие связи между теориями разных отраслей науки. Общепринятым стало понимание, что хоть наука и не претендует на «полноту истины», но предлагает максимально обоснованное и достоверное в рамках научного знания описание действительности, на котором, собственно и построена современная цивилизация.

И еще, все поняли, что в диалоге научного и церковного сообществ важно не допускать взаимных интервенций. Каждый должен заниматься своим делом. Не следует, среди прочего, в угоду каким-либо религиозным верованиям критиковать данные науки или науку как таковую.

И последнее, что хотелось бы сказать. Благодаря академику Круглякову и его комиссии, православные открыли для себя науку не только как область знания, но прежде всего как живую силу, отстаивающую любовь к истине, правду, честность, справедливость, системность и целостность мировоззрения, умение серьезно и профессионально защищать себя и даже готовность обличать власть имущих, и обличать поименно. В итоге, православное сообщество не только научилось вести цивилизованный диалог с учеными, но и открыло для себя союзника в борьбе с очень серьезными и коварными врагами – оккультизмом, всепожирающей коммерцией и коррупцией. И что очень важно, союзник этот смотрит на мир отнюдь не через розовые очки очарования религией. В случае чего, ученые прямо говорят о своем несогласии с той или иной православной инициативой и открыто предупреждают о своих опасениях. Таким образом, православное сообщество хоть в чем-то вынуждено держать себя «в тонусе» и помнить, что самокритика очень важна и полезна, ибо упреждает многие неприятности.
 

 

 
Юрий Белановский, Руководитель
добровольческого движения «Даниловцы»

 

 
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (101)
  1. Вла д и м и р
    |
    14:29
    12.11.2012
    0
    +
    -
    слово катарсис не только к здоровью тела после пика болезни подходит, но и к духовным болезням и очищению, и к разрешению недоумений в духовном знании по вопросам веры и священного писания.
  2. еще у одного научного слова: атом есть и филологический смысл.
  3. Русь подзаборная
    |
    18:34
    12.11.2012
    0
    +
    -
    этот синьорин аду. ----------------------------------- Спасибо у нас у блаженных есть учитель и отец. - Спасибо православные,большое спасибо,но не нуждаемся. ============================
  4. Рашит
    |
    19:51
    12.11.2012
    0
    +
    -
    Многие серьезные ученые не отрицают присутствия в природе некоей разумной, организующей силы. Уже в 90-е года прошлого столетия в журнале "Вопросв философии" очень часто публиковались интересные статьи, которые в какой то степени подтверждали те или иные положения Библии или Корана. Однако как бы сильно не была развита наука, оккультизм время от времени всегда будет привлекать внимание людей..Чем это вызвано? Это обусловлено объективными причинами. Светская наука способна изучать только материальные объекты. А между тем мир устроен гораздо сложнее. Он как бы состоит из раличных миров. Наука , в частности, не признает рая и ада. Помимо Творца, являющегося носителем абсолютного разума и организующей силы, существуют еще иные сущности, типа дьявола и ангелов. Думаю, что автор признает этот факт. И вот эти сущности могут проявлять себя каким то образом время от времени в этом материальном мире. И их действия будут для людей необъяснимыми с точки зрения обычных законов материального мира. Неправильная интерпретация подобных вещей неизбежно будет вызывать у людей суеверие и всякие псевдонаучные теории. Поэтому разоблачение таких теорий возможно только в тесном сотрудничестве науки с религиозным учением.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Кто такая Татьяна Фельгенгауэр?
  2. О чем говорится в фильме ARD о допинг-системе в Китае?
  3. Кто такой Джеймс Тобэк?

Какая система оценок в школе самая правильная?

Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ

Новое на AIF.ru