Юрий Белановский 19 276

Юрий Белановский: О возможном кризисе НКО

У меня есть основания полагать, что российскую благотворительность ждет

5-10 лет - это тот срок, когда накопленный опыт и количественный рост уже могут стать основой для качественного изменения, но это и то время, когда может произойти перезапуск системы.

Нечто подобное я уже видел. И православная детская и молодежная работа, и сектор НКО зародились на наших глазах. Православные начали свой путь лет на 10-12 раньше, и поэтому их опыт, по моему мнению, очень значим для благотворительных организаций. Двадцать лет назад в середине 90-х вместе с десятками, если не сотнями энтузиастов я запускал православные просветительские программы по работе с детьми и молодежью в Москве. По сути, все начиналось как в НКО - с небольших групп единомышленников, как бы сейчас сказали, волонтеров.

Подавляющее большинство церковных работников были новообращенными (неофитами), они работали в церкви по доброй воле и безвозмездно. Служение было зримым, ощутимым и желанным воплощением веры. Все почти что светились от пасхальной радости и свободы. Я помню, сколько было энергии, творчества, искренности.

Именно тогда, в самом конце прошлого века открылись 90% московских воскресных школ, появилось большинство молодежных объединений и известных сегодня проектов. А сколько было выпущено литературы, написано статей и заметок, проведено семинаров, круглых столов и конференций... Казалось, вот-вот запустится некоторый таинственный процесс передачи опыта, систематизации, объединения, тиражирования проектов и удачных находок, сформируется ресурсный и учебный центр. Многие в 90-е жили надеждой, что труд их станет профессиональным, служение станет профессией и будет приносить пользу Церкви.

И что же? Ничего этого не произошло. Рост и развитие по инерции продолжались, но со временем все слабее и слабее. Причины многообразны, о чем-то я уже писал.

В этой заметке я отмечу, что система, как некая социальная технология, так и не сформировалась, не встала на ноги. Не запустилась система организации труда, помощи и поддержки сотрудникам и волонтерам, делегирования ответственности. Не запустились социальные лифты, не появилось стабильного привлечения средств в детские, молодежные и просветительские проекты. На сегодня в лучшем случае приходится говорить о нерастерянном достигнутом. Видно, что делом заняты вновь пришедшие, хоть и искренние, но все те же новички-неофиты, а значит непрофессионалы, для которых неведомы авторитеты и опыт 90-х и нулевых.

Из опыта тех лет и пятилетнего опыта организации волонтерского служения я сделал для себя некоторые выводы и, будучи знаком с сообществом благотворительных организаций, понимаю, что история может повториться. А мне очень этого не хотелось бы.

О выгорании

Знакомое сегодня многим и не только на словах понятие «выгорание» было неведомо православным активистам 90-х. Казалось, энергия нескончаемая. Люди работали, работали, работали... а потом вдруг происходило так, что внутренних сил для добрых дел просто не оказывалось, оставалась только ответственность и понуждение себя. Мы тогда не знали, что вновь зажечься на то же дело почти невозможно, что это естественная реакция на усталость, на излишнюю эмоциональную включенность, на пренебрежение к себе. Да и вообще на фоне заповедей Христовых и на фоне тех, кто ожидал помощи, нам казалось кощунством признаться себе, что пора притормозить, а может и остановиться на время.

Но мы не знали тогда, что понуждение ради ответственности быстро иссякает и оно разрушительно. Его плод - нечувствие, окаменение, внутренняя пустота и желание просто тихо слиться. Пять, семь лет занятия одним делом, пусть делом очень благим - это как раз тот срок, когда происходит первое глубокое выгорание. Собственно, начало 2000-х - это рубеж, когда тихо начали сливаться и пропадать православные кадры.

Путь НКО во многом повторяет то, что я видел, что пережил. С одной стороны, у сотрудников НКО были (а во многом и остаются) и начальная радость, и близкий круг единомышленников, почти что братьев и сестер, и свобода, и ощущение нужности. Но с другой стороны, растворение себя в доброделании, узкий, почти не меняющийся круг соратников, отсутствие четких границ в отношениях и во времени, отсутствие личной жизни, да и те отношения, что еще Христос назвал «нет пророка в своем отечестве» – это то поле, на котором растет выгорание.

Наиболее трудной тема выгорания является для создателей или активистов благотворительных организаций. Как правило, их опыт и включенность в работу не позволяют им отойти в сторону, кардинально сменить род деятельности, оставить свое детище. Я знаю и сотрудников, и руководителей фондов, сообществ, движений, что горят не так, как раньше, что уже понуждают себя ради подопечных. Конечно, когда мы говорим о реальной лицом к лицу помощи ближним, когда чужая беда или скорбь это то, что осязаемо, до чего можно дотянуться руками и помочь, то внутренний ресурс и сила понуждения очень велики. Но все же, и об этом надо помнить, конечны и разрушительны.

В личном плане лекарством от выгорания является отдых, смена деятельности, поддержка родных, коллег и друзей. В плане же системном - это профессионализация благотворительных организаций и их руководителей, и у меня есть все основания думать, что к этому идет.

О лидерах и профессионализации

За годы работы лидеры некоторых благотворительных фондов и сообществ стали не только серьезными уникальными экспертами в своей области, но и специалистами по фандрайзингу (привлечение средств). Кто-то завел активные деловые связи с бизнесом, профессиональными сообществами (врачами и т.д.), чиновниками и властью. И все это ради одного – стабильной работы своей благотворительной организации ради помощи ближним. Но при этом многие лидеры, продвигая свой проект, как бы оторвались от земли, так и не создав социальную технологию передачи опыта и делегирования ответственности, так и не достигли профессионализации.

Все это мне тоже знакомо. Двадцать лет назад новоиспеченные священники, назначенные на разрушенные храмы, объединяли людей вокруг себя и вокруг восстановления храма. Достаточно быстро пастыри нарабатывали свои связи и наряду с основной специализацией (богослужение, духовное руководство) становились или профессионалами по поиску денег, или отличными прорабами. Такой путь совершенно нормален и даже необходим, обидно только, что лишь исключительные единицы из них смогли создать систему стабильной развивающейся детской и молодежной работы. Большинством все это было оставлено на доверенное лицо – волонтера, который со временем вдруг уходил, и дело доставалось, как правило, случайному человеку, начинающему все заново, без учета опыта и компетенций предшественников. Таким образом, целые организации в своем профессиональном и качественном уровне опускались до дилетантизма. Я убежден, что такой печальный сценарий очень вероятен и для сферы благотворительности, и где-то он уже начинает работать.

Важно понимать, что обязательно наступает время, когда руководители организаций перестают сами лично помогать ближним и становятся ответственными за дело в целом, за коллектив, за системность, за развитие и за ресурсы. В таком контексте их профессионализация - это не просто накопление опыта и умение делать свою узкую задачу, это возможность передавать опыт, делегировать ответственность, развивать дело не только горизонтально, но и вертикально, развивать творчески, сотрудничать с другими, учить и учиться у них. А это, в конечном итоге тесно связано с определенными стандартами работы, с организацией труда сотрудников и волонтеров, с созданием новых рабочих мест, социальными лифтами, стабильными зарплатами,  социальными гарантиями, с пониманием полномочий и ресурсов.

Куда все идет?

Благотворительные организации интуитивно смогли найти некоторые решения (к сожалению, до этой стадии так и не дошли православные организации по детской и молодежной работе). Во-первых, это объедение в сообщества, где все на равных, где нет принуждения и вертикали, где все основано на партнерстве. Примером для Москвы являются сообщества «Все вместе» и «Volonter.ru». Главное, что это дало – живое общение и поддержку, создало условия для обмена опытом и ресурсами. Такое мало возможно для организаций самих по себе из-за малого числа сотрудников, замкнутого пространства и безумной занятости.

Очень позитивно показали себя и совместные проекты. Это и смена деятельности, и распределение обязанностей в соответствии со специализацией и опытом, и зона роста, и выявление профессионалов и талантов, и творчество, и конечно же результат совместных трудов, недостижимый для каждого поодиночке.

Преодоление кризиса невозможно без создания общей социальной технологии для передачи знаний и опыта, для создания единых стандартов, для делегирования ответственности, для подготовки кадров, для создания новых рабочих мест и шаблонов по запуску новых проектов. Для этого НКО просто обязаны научиться привлекать средства не только ради подопечных, но и ради своего будущего. НКО обязаны научиться вкладывать средства и силы в своих сотрудников и волонтеров. Это, кстати, дает возможность опытным реализовать себя, решая новую масштабную системную задачу.

Потихоньку дело уже идет. Есть и школа технологий НКО, и школа волонтерства. Конечно, пока эти школы – разговор в стиле «а мы научились тому-то», «мы достигли хороших результатов», «мы знаем хороших специалистов», «делай как я». Но в ближайшем будущем вполне реальными могут стать ресурсный, методический и волонтерский центр НКО.

Кстати, вполне возможно и даже ожидаемо появление профессиональной службы психологической поддержки, а также психологических групп, состоящих из НКО-шников, ибо у работников благотворительных сообществ достаточно общие специфические проблемы, и они могут решаться по наработанным во всем мире формам психологической помощи. Опыт нашего волонтерского движения показал плодотворность и востребованность такой работы.

 

 

 
Юрий Белановский, Руководитель
добровольческого движения «Даниловцы»

 

 
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (19)
  1. Рашит
    |
    19:06
    10.12.2012
    0
    +
    -
    Автор подходит к теме слишком однобоко. Он оставил в стороне самих благотворителей, а также причины, по которым благотворительность теряет популярность. А ведь именно это основное. В начале 90-х население было другим. Во-первых, люди были воспитаны на нормах социалистической морали. Во-вторых, людей привлекала новизна. Сейчас народ стал гораздо меркантильнее и прагматичнее. Многие живут в квартирах, которые , по сути, принадлежат банкирам, ездят на машинах, которые опять-таки принадлежат банкирам. И кроме того, над всеми весит постоянная угроза оказаться в долговой кабале, т.к. буквально все вокруг грозят простым людям процентами и пенями за несвоевременную уплату чего-нибудь. Т.е. уродливая экономическая система, основанная на засилье ростовщиков, формирует уродливую мораль. Если вы вдруг подумаете попросить у кого-нибудь в долг, то вам обязательно скажут, что сейчас же легко можно взять деньги в кредит. Таким образом в людях губится чувство взаимопомощи. Люди ведь понимают, что господствующая финансовая элита попросту наживается на их проблемах, искусственно создавая инфляцию и пр. Поэтому любая официальная структура ( а НКО в глазах простых людей - это вполне официальная струткура) , которая начинает просить деньги , вызывает у граждан раздражение. Конечно, в Москве много финансовых структур, которые достаточно легко получают сверхприбыли, и которые иногда могут ради имиджа что-то. пожертвовать. Но в регионах фирм-благотворителей очень мало. Поэтому проблема НКО существует, очевидно, только в Москве. И обусловлена она, видимо, тем, что нужно достаточно профессионально "сочинять" красивые проекты и умело их преподносить. На местах подобных проблем не существует, т.к. редкие фирмы-благтворители уже имеют свои подручные фонды, т.е. рынок НКО занят уже полностью.
  2. Рашит
    |
    21:45
    10.12.2012
    0
    +
    -
    Знакомое сегодня многим и не только на словах понятие «выгорание» было неведомо православным активистам 90-х. _______________________________________________________ Было бы, конечно, лучше, если бы автор привел бы примеры благотворительности из дореволюционной России. Ведь тогда было немало купцов, фабрикантов, которые вели свой бизнес и одновременно занимались благотворительностью., заботились о своих рабочих и их семьях. Причем несмотря на занятость эти люди не "выгорали" и не нуждались в психологах. К сожалению, предпринимательская деятельность была не в чести у российской творческой элиты. Писатели практически не писали о благих делах купцов и фабрикантов, и их положительный опыт благотворительности никак не пропагандировался. Что же касается выгорания , то верующий человек выгорать из-за благотворительности не может. Оказание помощи нуждающимся является обязанностью верующего. Считается (у мусульман), например, что пост не принимается , если человек не дал милостыню.
  3. буковина украина
    |
    22:23
    10.12.2012
    0
    +
    -
    В тексте 8 раз повторяется "делегирование ответственности", а также бесконечные "проекты", "горения" и "социальные лифты"; короче, весь текст - это набор фраз из протестантских брошюрок. Да и смысл выложенного автором соответствует всем этим бюрократизмам. Отдельно встаёт вопрос, а почему только молодёжь и детей автор привлекает в данные "проекты"? Не в возрастном ли ограничении кроется быстрое "выгорание" кадров, которые в своём возрасте обязаны создавать собственные семьи и растить собственных детей; причём, на заработанные собственным трудом деньги? У меня есть личные основания утверждать, что неопытная молодёжь, да, может на энтузиазме и бескорыстно в чём-то поучаствовать, но не более! Особенно, если руководитель "проекта"(прости, Господи!) отстёгивает себе за руководство львиную долю пожертвований - а это сплошь и рядом только так и случается.
  4. дальневосточник
    |
    03:59
    11.12.2012
    0
    +
    -
    Благотворительность.Благо творить.Ежедневно тысячи людей помогают друг другу. Понемногу помогают,в меру своих возможностей.И нигде об этом не говорят,и не пишут в прессе.Так что никаких кризисов в благотворительности не будет.Есть другая благотворительность,о которой пишут в газетах,трубят на весь мир,а на деле опять кто-то сворует себе некоторую сумму денег,сводя на нет само понятие благотворительности.Если это называть кризисом,то пусть будет кризис.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Можно ли получить налоговый вычет за умершего родственника?
  2. Кто из российских спортсменов не получил допуск на Олимпиаду-2018?
  3. Восстановится ли организм, если отказаться от алкоголя?



Кто самая популярная Татьяна России?

Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ

Новое на AIF.ru