Елена Смирнова 0 2758

Хватит умирать от рака кожи! Как борются с меланомой в Нижнем Новгороде

Нижегородские учёные и врачи объединили усилия в борьбе с меланомой.

© / wavebreakmedia / Shutterstock.com

В Приволжском федеральном медицинском исследовательском центре открылся первый и пока единственный в России научно-клинический центр диаг­ностики и лечения опухолей кожи.

Беседуем с его руководителем — профессором кафедры кожных и венерических болезней, доктором медицинских наук НижГМА Иреной Шливко.

Наша справка
ФГБУ «Приволжский федеральный медицинский исследовательский центр» Минздрава России – это новое наименование Нижегородского НИИ травматологии и ортопедии (ННИИТО, в прошлом – ГИТО) и присоединённого к нему Нижегородского НИИ детской гастроэнтерологии.

Глубокие проблемы — на поверхности

Елена Смирнова, «ЛекОбоз»: — Ирена Леонидовна, почему именно опухоли кожи оказались в центре внимания?

Ирена Шливко: —  Проблема злокачественных новообразований кожи в последние годы стала особенно актуальной. Так, с 2005 года заболеваемость меланомой выросла на 35%. В Нижегородской области распространённость онкопатологии кожи выше, чем в среднем по России.

Меланома представляет особую опасность для жизни пациентов. Она быстро даёт отдалённые метастазы и плохо поддаётся химиотерапии. Единственный эффективный способ её лечения — своевременное и качественное удаление злокачественного новообразования.

— В чём сложность раннего распознавания меланомы? Ведь эта опухоль в прямом смысле лежит на поверхности.

—  Парадоксально, но факт: злокачественные опухоли кожи, хотя и располагаются в прямой доступности для исследования, нередко выявляются на запущенных стадиях, когда лечение малоэффективно.

— При ряде онкологических заболеваний применяется скрининг. Есть ли нечто подобное при раннем выявлении опухолей кожи?

—  При заболеваниях кожи лучший скрининг происходит не в медицинских учреждениях, а в семье пациента. Либо он сам, либо его родственники замечают, что с кожей что-то не так. Если дефект наносит эстетический ущерб, то пациент (в подавляющем большинстве — пациентка) обычно обращается к косметологам. Хорошо, если там проведут необходимые исследования. Но это происходит далеко не всегда, и порой меланому удаляют, как обычную родинку. Последствия могут быть очень печальны.

При более грамотном подходе пациент приходит к дерматологу или онкологу. Однако онкологи в поликлиниках, как правило, перегружены, у них в той же очереди находятся больные раком лёгких, желудка и т. д. И вряд ли пациент с подозрительной родинкой сразу отправится к онкологу. Более вероятно, что его путь начнётся с посещения дерматолога. Если дерматолог заподозрит злокачественный процесс, то направит пациента на дальнейшее обследование, включая патогистологический анализ материала и консультацию всё того же онколога с вышеописанной спецификой. Главной задачей нашего центра стало объединение всех специалистов, которые занимаются именно опухолями кожи: дерматологов, онкологов, патоморфологов, хирургов и т. д. Пациент, обращаясь в такой центр, сразу попадает на бесплатный приём к онкодерматологу и получает «дорожную карту» дальнейших действий в зависимости от диагноза.

Здравоохранение + образование + наука

— Центр создан под эгидой государственного исследовательского центра. Значит ли это, что помимо оказания помощи больным здесь будет проводиться научная работа?

—  Конечно, это одна из важнейших задач. В приоритете наших научно-исследовательских интересов — разработка неинвазивных методов ранней диагностики злокачественных новообразований кожи, а также технологии выявления метастазов. Мы тесно сотрудничаем с НИИ биомедицинских технологий НижГМА и Институтом прикладной физики РАН. Наши сов­местные исследования касаются оптических, мультифотонных и флуоресцентных методов диагностики. Мы поддерживаем постоянное научное взаимодействие с РОНЦ им. Н. Н. Блохина и НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова. Кроме того, мы заключили меморандум о партнёрстве с Всемирным обществом меланомы и Евразийской федерацией онкологии.

— Какие ещё задачи вы ставите, кроме научных и собственно медицинских?

—  Мы ставим своей целью повышение образовательного уровня в отношении опухолей кожи. С одной стороны, важно разъяснить пациентам необходимость своевременного обращения к нужному специалисту, с другой — давать профессиональные знания по онкодерматологии врачам разных специальностей.

— Зачем онкодерматология терапевту или педиатру?

—  Терапевты, педиатры, врачи общей практики проводят общий осмотр и поэтому в наибольшем объёме видят кожу. Они могут заметить изменения кожи, не вызывающие жалоб у пациента, но представляющие опасность для его здоровья. Роль врача общей практики не в том, чтобы поставить диагноз «меланома», а в том, чтобы заподозрить неблагополучие.

— Где работают аналогичные центры?

—  В европейских странах, США. В России с 2016 года действует Ассоциация специалистов по проблемам меланомы под председательством д. м. н., профессора, руководителя отделения биотерапии РОНЦ им. Н. Н. Блохина Льва Демидова. В нашем учреждении создан центр так называемого полного цикла, где осуществляется бесплатный приём всех желающих обследовать свои новообразования и получить дальнейшее высококвалифицированное лечение. Надеемся, что дерматоонкологические центры полного цикла появятся и в других регионах. В XXI веке люди не должны умирать от рака кожи.

Профессор Ирена Шливко рекомендует

  • Позаботьтесь о будущем своих детей. Малышам до пяти лет категорически запрещено находиться под прямыми солнечными лучами. Солнечные ожоги в этом возрасте приводят к повреждению ДНК и спустя 10, 20 или даже 50 лет могут вызывать последствия в виде меланомы.
  • Избегайте пляжного отдыха в жарких странах. Рост заболеваемости раком кожи коррелирует с ростом туристической активности населения. Наш фототип кожи не рассчитан на загар в Египте, Турции, ОАЭ и т. д. Острое ультрафиолетовое облучение, полученное за короткий отпуск, — основной фактор риска развития меланомы. Что касается длительного облучения (пребывание под солнцем в течение месяца и более), то оно приводит к развитию базально-клеточного рака кожи.
  • Хорошо подумайте, прежде чем купить абонемент в солярий. Несмотря на то что оборудование для соляриев совершенствуется и становится более безопасным, риск возникновения опухолей кожи не ликвидирован. В США регулярные посещения солярия по уровню канцерогенного воздействия приравнены к курению, а людям, не достигшим 18 лет, вход в солярий запрещён.
  • Не спешите избавиться от родинки или папилломы в салоне красоты. Узнайте, работают ли там квалифицированные врачи-дерматологи-косметологи. Бывает, что под термином «косметолог» подразумевается сотрудник с сестринским или фельд­шерским образованием, прошедший краткие курсы. Выясните, проводится ли дерматоскопическая диагностика, отправляется ли материал на пато­гистологическое исследование.
  • Если вы заметили, что у вас или ваших близких появились новые родинки или изменилось состояние имеющихся, не откладывайте визит к квалифицированному специалисту. Оптимальный вариант — обращение к дерматоонкологу.
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что такое интифада?
  2. Куда идет российский газ из хаба в Австрии, где произошло ЧП?
  3. Из-за чего случился конфликт вокруг программы Comedy Woman?



Какая система оценок в школе самая правильная?

Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ


Новое на AIF.ru