aif.ru counter

На пьяной лавочке. Нужно ли возрождать советские вытрезвители?

Что ждёт принявшего на грудь в современном вытрезвителе и кто должен приводить в чувство алкоголиков.

Обычно медвытрезвители не пустовали.
Обычно медвытрезвители не пустовали. © / Фото: Олег Дьяченко / АиФ

«Андрей, дом, где я спал, как называется? Трезвеватель?» – спрашивал у приятеля датский профессор Хансен в фильме «Осенний марафон» Г. Данелии. В 1990 г. вытрезвителей в России было 1249, в 2006 г. осталось 608. А в 2011-м их упразднили в рамках реформы системы МВД. Теперь же по инициативе снизу они вновь появляются в регионах. Почему?

Без вытрезвителей страна прожила 4 года. А потом поняла: так больше жить нельзя. И в 2015 г. в российских городах стали вновь открываться места, где перебравших граждан ждут чистая койка, врач и лекарства.

В условиях анонимности

Казанский центр помощи «Возрождение», который народ по старинке называет «­вытрезвитель», открывали в рамках подготовки к чемпионату мира по футболу. Рассчитан он на 40 человек. Всего за 2018 г. в центре «возродили» 1,6 тыс. человек. После н­овогодних каникул наступило затишье – и праздновать пока нечего, и пить уже не на что. «Сегодня только одну женщину привезли, она ещё спит», – говорит санитар.

Нам разрешают осмотреть современный вытрезвитель. В комнатах пребывания очень низкие кровати, прикрученные к полу, мягкие матрацы и линолеум, чтобы пьяные не травмировались при падении. «Окна без стёкол не потому, что разбить могут, а ради сохранения анонимности, – шёпотом рассказывает директор центра Михаил Игнатьев. – Сюда ведь в основном не бомжей привозят, а обычных казанцев. С­егодня они перепили, а завтра выйдут на работу. Часто даже семья не знает, где выходили близкого человека».

вытрезвитель
Фото: АиФ/ Александра Дорфман

Новичкам объясняют, что тут всё конфиденциально, без штрафов, бесплатно (бюджету Татарстана оказание такой услуги в 2019 г. обходится в 615 руб. на человека в сутки). Условия напоминают хостел, только без постельного белья, телевизора и завтраков. Для бомжей своя комната, чтобы не пересекались с приличными людьми. Есть душевая. Мужчин и женщин селят отдель­но. Как ни удивительно, но чуть ли не каждый третий клиент – представительница прекрасного пола. Особенно много дам 8 Марта и 23 февраля: видимо, отмечают и за себя, и за мужа. «Нашу» посетительницу доставили в центр средь бела дня. Лена, моложавая и симпатичная, признаётся, что в вытрезвитель попала впервые. «Взяла и напилась! Шла по улице и пила. Как меня сюда привезли, не знаю. Я просто обратилась к человеку на улице: «Помогите мне, я пьяная», – вспоминает Лена. Санитар с фельдшером спрашивают: «Может, есть кто-то, кто вас отсюда заберёт?» «Если позвоню, приедут. Но не хочу», – с вызовом отвечает Лена. Звонить никому она не будет, ей стыдно, стыдно до слёз. «Может, тогда поспите ещё?» – и санитар ведёт её, плачущую, сначала умываться, а потом к кровати. А Лена всё рассказывает ему, что жить ей негде, да и работы временно нет и как ей стыдно…

вытрезвитель
Фото: АиФ/ Александра Дорфман

В каждой комнате камеры видеонаблюдения. Фельдшер и санитар круглосуточно следят, чтобы «постоялец» во сне не перевернулся на спину и не захлебнулся рвотой. В общем, присматривают за пьяными, как за малышами в детсаду. Обо всех прибывших сообщают в бюро несчастных случаев. Многих привозят в таком состоянии, что они даже имя своё не могут выговорить. Помогают приметы: приблизительный возраст, внешность, во что одет. «Однажды к нам привезли 80-летнего дедушку, который двух слов связать не мог, – вспоминает М. Игнатьев. – Из особых примет только белые валенки. Начали звонить в бюро, а там семья, которая тоже ищет дедушку в белых валенках. Так, по одной обуви, и нашли человека».

Книга жалоб и предложений пестрит благодарностями. Р­азобрать каракули едва протрезвевших «постояльцев» сложно, но во всех отзывах есть слова «спасибо», «благодарен», «от души». А что ещё может сказать человек, если его с улицы привезли, отогрели, спать уложили – не дали помереть, в общем.

Протрезвевшие клиенты «Возрождения» не скупятся на добрые слова в книге отзывов, а сотрудники – на наглядную агитацию на стенах.
Протрезвевшие клиенты «Возрождения» не скупятся на добрые слова в книге отзывов, а сотрудники – на наглядную агитацию на стенах. Фото: АиФ/ Александра Дорфман

Алкотестер не выдержал

В Челябинске вытрезвитель (официально он называется «Центр временного пребывания для лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения») открыли в декабре 2016 г. Но, когда освещавшие событие телевизионщики попросили одного из находившихся там челябинцев, сборщика металлолома по имени Егор, подышать в трубочку, алкотестер вышел из строя. 

После этого в народе родилось множество шуток о том, что «челябинцы настолько суровы, что своим дыханием ломают алкотестеры». А в соцсетях возник аккаунт «Челябинский вытрезвитель»: «Посмотрите, как мы удобно придумали, – писали авторы фейковой страницы. – Синими знаками мы отметили пункты заправки топливом «Красное&Белое» (сеть алкомаркетов. – Ред.), ближайшие к нашему вытрезвителю, которые выделены красными точками. Аккуратные постели, вежливый персонал и завтраки ждут вас за счёт бюджета города Челябинска». 

Но если говорить серьёзно, челябинский вытрезвитель сильно отличается от учреждений советского времени – он нашпигован камерами видеонаблюдения, так что, попав туда в швейцарских часах, вы с ними же и выйдете. Пребывание там бесплатное. Годовое содержание учреждения обходится бюджету Челябинска в 12 млн руб. В 2017 г. в вытрезвитель нагрянул министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев и остался доволен. Челябин­ский «трезвяк» тут же признали л­учшим в России.

«Спасли им жизнь»

В Нижнем Новгороде такой пункт оказания помощи лицам, находящимся в состоянии алко­гольного опьянения, открылся в сентябре 2015 г. при муниципальном центре «Надежда» и все эти годы финансируется из городского бюджета.

– Мы принимаем людей в средней степени опьянения, с наркоманами не работаем, – говорит начальник пунк­та оказания помощи М­ихаил Б­улулуков. – Прибывших обязательно осматривает фельд­шер, чтобы убедиться, что медпомощь не требуется. Е­сли это так, гражданин может добровольно остаться у нас для естественного вытрезвления под контролем медика. Услуги бесплатные. Постоялец получает кровать, возможность принять душ и полную анонимность. Ежечасно состояние людей проверяет фельдшер. У нас 16 коек. За 3 с лишним года пункт посетили 30 тыс. нижегородцев. А паре десятков человек мы просто спасли жизнь, оказав им неотложную помощь.

Люди сюда попадают самые разные – больше мужчины, в основном 35–45 лет. Как-то привезли профессора – отметил чью-то защиту, потом с приятелем заглянул в другое питейное заведение… Прохожие обнаружили его сидящим на остановке: человек явно нуждался в помощи, сказать ничего не мог. Смотрел на мир, как ребёнок, и ничего не понимал. Или вот женщину привезли. Всю ночь она то плакала, то пела. А наутро искренне благодарила.

Перед чемпионатом мира по футболу здесь дважды б­ыли с экскурсией английские журналисты – уточняли, куда могут попасть пьяные британские болельщики. Условия гостям понравились. Да и местные не жалуются!

На чьи деньги?

В Самарской обл. с 2015 г. работают 5 пунктов освидетельствования лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, которые являются структурными подразделениями наркологических диспансеров. Пункт освидетельствования на территории городской больницы № 2 им. Семашко – один из самых активных в С­амаре. «Вот только размещение лиц, временно утративших способность передвигаться, – для нас это как общественная нагрузка», – говорит главврач Самарского областного наркодиспансера Андрей Щербань.

Перебравших спиртного товарищей привозят в пункты, как правило, медики. Условия тут хорошие, но, увы, буйные постояльцы не редкость. Дебоширы ломают двери, сыплют угрозами, иногда дело доходит до вызова сотрудников полиции. «Планировалось, что в пункте будет находиться постоянный полицейский пост. Но дальше планов дело не пошло», – продолжает А. Щербань. В год содержание одного такого пункта обходится Самарскому областному наркодиспансеру в 2,3 млн руб. без учёта зарплат медиков.

В Орловской обл. вытрезвители закрыли достаточно давно, но вопрос об их необходимо­сти поднимался не раз. Ведь людей, находящихся в средней и лёгкой степени опья­нения, теперь везут в обычные больницы. Сосед­ство с агрессивным алкоголиком не всем больным нравится, но не принять таких сложных пациентов медики не могут. В результате страдают все. «Вытрезвители нужно обязательно возвращать – хотя бы для того, чтобы пьяные не гоняли больных людей по приёмному покою», – говорит главврач больницы скорой медицин­ской помощи им. Семашко Игорь Дробязгин.

На январской сессии Орловского облсовета один из депутатов обратился к начальнику орловской полиции Юрию С­авенкову с вопросом возврата вытрезвителей. «Лично я за», – ответил Савенков. «Раньше финансирование вытрезвителей шло из бюджета МВД. Е­сли в Минздраве не возражают, чтобы МВД эту систему опять создало, – так пожалуйста», – говорит глава Департамента здравоохранения Орловской обл. Иван Залогин.

Выходит, вопрос упирается в то, на чьём балансе окажутся вытрезвители, если систему б­удет решено перезапустить.

Тюрьма, медаль и граммофон – вытрезвители в старину

Первые вытрезвители по­явились на Руси больше 400 лет назад и весьма удивили европейцев, привыкших, что у них дома до пьяных никому нет дела.

Польский дворянин Самуил Маскевич в начале XVII в. описывал устройство таких российских диковин: «Пьяных отводят в «бражную тюрьму», нарочно для них устроенную, и только через несколько недель освобождают из неё по чьему-либо ходатайству. Замеченного в пьянст­ве вторично сажают в тюрьму надолго, потом водят по улицам и секут кнутом. За третью вину – в тюрьму, потом под кнут, потом снова в тюрьму, и так до 10 раз, чтобы пьянство ему омерзело».

Со временем от кнута отказались, но при многих кабаках держали «холодные» – неотапливаемые чуланы. Туда, предварительно связав и облив холодной водой, помещали тех, кто допьётся до чертей или вздумает продать за чарку носильные вещи, крест, а то и свободу, подписав «холопскую грамоту». Пётр I дополнил «холодные» личным изобретением – знаменитой чугунной медалью «За пьянство» в 7 кило весом, которая крепилась на шею так, чтобы нельзя было снять. «Награждали» ею на неделю.

Настоящие медицинские вытрезвители стали плодом инициативы снизу – их устраивали общества трезвости. Первый такой был открыт в Туле в 1904 г. стараниями врача Фёдора Архангельского: «Дать уход и медицинскую помощь тем лицам, которых подберут на улице в тяжёлом и бесчувст­венно пьяном виде». О пациентах там заботились непритворно – для успокоения их чувств в тульский «Приют пьяных» председатель Общества трезвости принёс граммофон и 56 пластинок. Лечили же как традиционными средствами – рассолом, так и продвинуто – гипнозом. В течение первого года работы «Приюта» смертность от пьянства в Туле снизилась на 70%.

Нажмите для увеличения
Нажмите для увеличения

Нужно отрезвлять, а не убивать

Опросы показывают, что 80% людей выступают за возрождение вытрезвителей, существовавших в советские времена, и только 14% относятся к этому отрицательно. Чего больше приносили вытрезвители – вреда или пользы? И как правильно организовать эту систему сейчас?

– Советские вытрезвители, которые стали открываться в начале 1930-х гг., пережили Советский Союз почти на два десятилетия. Последний, как известно, был закрыт в 2011 г. Многие после этого вздохнули с облегчением – ни один человек, который с работой советских медвытрезвителей был знаком не понаслышке, не станет призывать их возродить в том виде, в каком они сущест­вовали, – считает врач–психиатр, нарколог, руководитель реабилитационного центра «Возрождение» Юрий Вяльба.

Во времена СССР вытрезвители курировало Министерство внутренних дел (в начале 1940-х гг. по приказу Берии они были выведены из Наркомата здраво­охранения и подчинены НКВД). Это были скорее карательные, чем медицинские учреждения. С пьяными там не церемонились – их часто избивали, обворовывали. Медицинская помощь, которая требуется подвыпившим людям, там, конечно, не оказывалась, поскольку в вытрезвителях работали не врачи, а младший медперсонал (санитары, в лучшем случае медбратья). Люди нередко прямо там и умирали – от сердечных приступов, инсультов или просто захлебнувшись рвотными массами.

Помочь пьяным или защитить трезвых?

Однако вытрезвители в н­ашей стране необходимы. Во-первых, в нашем суровом климате пьяных на улице о­ставлять нельзя. Известно, что в мегаполисах зимой от пере­охлаждения ежедневно умирает в среднем 8 подвыпивших г­раждан, а в праздничные дни ещё больше. Среди них, конечно, есть и асоциальные лично­сти, но среди замёрзших подвыпивших людей немало обычных добропорядочных граждан, которые не рассчитали свои силы в гостях или на корпоративе.

Сейчас в отсутствие медвытрезвителей полиция свозит подобранных на улицах пьяных в приёмные отделения больниц. В целом это о­правданно, поскольку врачам хорошо известен феномен внезапной смерти, связанной с приёмом алкоголя. Если в этот момент рядом не окажется медработника, человек погибнет. Но «специализированных» палат для пьяных в больницах нет, сотрудников, способных у­смирить разбушевавшихся граждан и гарантировать ф­изическую защиту окружающим, тоже. Пьяных размещают в обычных палатах рядом с другими пациентами, и те вынуждены терпеть дебоши. Медицинскую помощь п­ьяные должны получать в специальных заведениях, как это происходит во всём м­ире, а не в обычных больницах в ущерб остальным!

Проспался? Лечись!

Возрождённые медвытрезвители должны быть подведомст­венны не полиции, а относиться к структуре наркологических учреждений, в идеале – размещаться на базе наркологических центров, где человек может не только проспаться после з­апоя, но и получить грамотную медицинскую помощь, консультацию врача-нарколога, а если он страдает а­лкоголизмом – п­опасть в программу р­еабилитации.

Возможно, работа вытрезвителей должна быть связана с сезонностью. Логично, если «за услуги» с посетителей будут взимать умеренную плату.

Но главное – вытрезвители должны быть местом если не образцового, то достойного содержания. Доставленные туда граждане должны быть обеспечены одноразовыми п­остельными принадлежностями, анти­похмельными напитками, н­еобходимыми лекарствами, а сами заведения находиться под круглосуточным в­идеонаблюдением (как для защиты сотрудников от посетителей, так и посетителей от с­отрудников).

С ружьём против самогонщиков 

Есть в России места, где вытрезвители не нужны, потому что там пьяных нет. 

Бессоновка была передовым хозяйством в советское время и в нынешнее остаётся лидером. Здесь в каждом дворе по машине, у колхозников добротные дома. Одной из составляющих этого успеха была борьба с пьянством в первые годы с­тановления колхоза.

В 1959 г. председателем колхоза им. Фрунзе в селе Бессоновке Белгородской обл. был избран местный фельдшер, 37-летний Василий Горин. До него за предыдущие 10 лет здесь сменилось 5 председателей. Причина: пили и воровали. Да и на собраниях колхозников из-за запаха перегара порой было трудно дышать. 

Самогон в селе гнали многие – нужно же чем-то отметить праздники. Вот только праздниками не ограничивались. Тамара Васильевна, дочь Горина, рассказывала, как в первую же ночь после избрания отец взял охотничье ружьё и отправился в рейд по изъятию у населения самогонных аппаратов. Председатель пообещал, что будет увольнять каждого, кого застанет на рабочем месте в нетрезвом виде. Первым попался кассир, его школьный друг. Но Горин поступил, как обещал, – уволил. Потом должности лишился механик, затем помощник бригадира. 

Одними увольнениями Василий Яковлевич не ограничивался, он старался как можно быстрее поднять уровень благосостояния односельчан. Тогда в колхозах работали за трудодни, за них выдавались продукты (зерно, крупы, сахар и др.). Зарплата выплачивалась только председателям. И Горин от зарплаты отказался – решил, что будет получать деньги, когда зарплата станет доступной и колхозникам. В итоге его колхоз одним из первых в Союзе перешёл на хозрасчёт. Люди, видя, что труд и дисциплина дают отдачу, за работу начали держаться. Хозяйство специализировалось на производстве свинины и лидировало в отрасли.  За полвека в Бессоновке построили детский садик, 3 школы, 600 квартир, Дом культуры, библиотеку, амбулаторию, ФОК, мемориал воинской славы, Дом молодёжи. Здесь поощряют здоровый образ жизни: если человек не пьёт, не курит, занимается спортом или художественной само­деятельностью, к зарплате у него доплата 5%.

Василий Яковлевич руководил хозяйством 55 лет. А после его кончины в 2014 г. колхозу присвоили его имя. Сегодня колхоз им. Горина – это 7 сёл и 2 хутора. Среди специалистов 182 человека с высшим образованием, 3 доктора и 10 кандидатов наук, защитивших диссертации на базе колхоза. 

Оставить комментарий
Вход
Лучшие комментарии
  1. nikolay ivakin
    |
    17:40
    11.02.2019
    1
    +
    -
    "Уничтожать, потом возрождать",- нужно возвратить все советское, тогда будет и рост экономики и крепкая дружба с Китаем.
Комментарии (2)
  1. nikolay ivakin
    |
    17:40
    11.02.2019
    1
    +
    -
    "Уничтожать, потом возрождать",- нужно возвратить все советское, тогда будет и рост экономики и крепкая дружба с Китаем.
  2. ad24101948
    |
    20:20
    11.02.2019
    0
    +
    -
    Не надо забывать,что сии конторы,вытрезвители,предназначались,в первую очередь,для облегчения кошельков подвыпивших работяг,а не для облегчения страданий алкоголиков...
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Можно ли не платить за вывоз мусора?
  2. Когда владельцев собак и кошек обяжут их маркировать и ставить на учет?
  3. Что грозит тем, кто сдает квартиру неофициально?


А что вы думаете по поводу тарифной политики в ОСАГО?

Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ