Анна Гришунина 1 1794

Поразить вирус. В лечении гепатита С наметились серьёзные сдвиги

Совсем недавно гепатит С считался неизлечимым заболеванием, однако сегодня у больных появилась надежда на полное выздоровление. Дело за малым – за устойчивым финансированием программы по искоренению гепатита С.

О том, как обстоят дела с диагностикой и лечением этого заболевания, рассказывает главный инфекционист минздрава Челябинской области, заведующая 2-м инфекционным отделением Клиники Южно-Уральского ГМУ, доктор медицинских наук Ольга Сагалова. 

Выход один – лечение

Анна Гришунина, «ЛекОбоз»: Ольга Игоревна, лечению гепатита С сейчас уделяется повышенное внимание. Почему?

Ольга Сагалова: Вирус гепатита С очень изменчив, поэтому создать вакцину подобно гепатиту В практически невозможно. Выход один – лечение. Причём до недавнего времени оно было долгим, часто безуспешным, с массой побочных эффектов. Но сейчас в терапии гепатита С произошла настоящая революция. Разработаны препараты прямого противовирусного действия, благодаря которым можно вылечить практически каждого больного. Это уникальная ситуация, которая может привести к полному искоренению инфекции, как это произошло, например, с натуральной оспой.

– Но всё-таки и раньше кого-то удавалось вылечивать?

– Далеко не всех. Сначала больных лечили простыми интерферонами, потом двойной терапией с пегилированными интерферонами. Противовирусная терапия часто оказывалась неэффективной, приходилось перелечивать больных. Мы, врачи, всякий раз испытывали неловкость, назначая больному лечение, эффективность которого – около 40%, а цена – около 800 тысяч, которые он должен был выложить из собственного кармана. Ведь до 2007 года нацпрограммы по лечению гепатита С не было. Вообще вся история гепатита С – от открытия вируса до разработки препаратов, убивающих его, – прошла, по сути, на глазах одного поколения врачей. Вирус был обнаружен на нашей памяти, тогда врачи были безоружны против него, и вот сейчас мы уже лечим гепатит С с очень хорошими результатами.

– Когда же произошёл этот прорыв в лечении гепатита?

– В Европе первые препараты прямого противовирусного действия были зарегистрированы в 2011 году, в России – в 2013‑м. Вслед за этим за короткий отрезок времени на рынок было выведено много лекарственных средств, в том числе и препаратов прямого противовирусного действия, у которых эффективность порядка 95–100% – в зависимости от разновидности вируса, состояния печени. Причём эти препараты пероральные – не требуются инъекции. В нашей стране первый безинтерфероновый режим, состоящий из трёх препаратов прямого противовирусного действия, был зарегистрирован в 2015 году – в режиме 4 таблетки в день (3 – утром, 1 – вечером). Длительность такого лечения – 12 недель, а у больных без выраженного фиброза печени – 8. Благодаря этому 3D-режиму у нас появилась возможность лечить больных даже с компенсированным циррозом печени. Уже разработано много схем лечения этого заболевания, и компании продолжают разрабатывать новые препараты и комбинации более эффективные, с меньшей продолжительностью курса лечения – 6–8 недель.

И, если человека не удалось вылечить с первого раза, есть опции перелечивания. Сегодня, уже оценив возможности новых методов терапии, ВОЗ разработала глобальную стратегию искоренения гепатита до 2030 года, включив в комплекс основных мероприятий наряду с вакцинацией от гепатита В лечение гепатита С препаратами прямого противовирусного действия. Впервые лечение стало рассматриваться как профилактика, потому что этот вирус может быть удалён из организма, а значит, пролеченный больной не представляет больше угрозы распространения вируса.

Многие не знают о диагнозе

– Насколько распространён гепатит С в нашей стране?

– В российском регистре больных гепатитом С около 500 тысяч человек. На самом деле их гораздо больше. По данным профессора Владимира Чуланова, в нашей стране выявлено лишь 43% больных гепатитом С. Остальные живут и не знают о своём диагнозе или же врачи просто не внесли их в регистр. Ведь в его составлении участвует лишь 70 регионов нашей страны из 82.

– Почему же столько невыявленных случаев заболевания? Есть ли какие-то характерные симптомы, указывающие на гепатит С?

– Хронический гепатит долгое время протекает без симптомов или под маской других болезней – гастрита, синдрома хронической усталости, артрита, – поэтому люди нечасто обращаются к врачу. И врачи тоже могут пропустить гепатит, если только не возьмут специальные анализы на печёночные пробы. Болезнь незаметно тянется годами, пока у пациента не произойдёт какое-либо событие: возникнут серьёзные проявления, какие-либо осложнения или появятся осложнения цирроза печени.

Мы часто встречаем пациентов, которые, сдавая анализы перед какой-то операцией, узнают, что у них гепатит С, причём нередко уже с продвинутым фиброзом печени. Начинаешь расспрашивать, и они вспоминают, что когда-то, 20–30 лет назад, им переливали кровь, делали какие-то операции. Любая инвазивная процедура несёт в себе фактор риска, если используется неодноразовый инструментарий.

– И что же, больные и дальше будут пребывать в неведении? Возможно ли как-то увеличить охват диагностикой на гепатит?

– В 2013 году у нас вышли новые санитарные правила, в которых прописано, что все больные с хроническими заболеваниями – диабетом, ишемической болезнью сердца и т. д. – должны обследоваться на гепатит С. Они повысили уровень выявляемости гепатита. Печень – наиболее частый орган-мишень при этой болезни. Однако у гепатита С много внепечёночных проявлений, поскольку вирус обладает лимфотропным действием. Он может поражать абсолютно все органы и системы – лёгкие, кожу, мышцы, суставы, почки, печень, сердце, нервные клетки, вызывать когнитивные нарушения, особенно у ВИЧ-инфицированных. Гепатит С – системное заболевание. У 30% пациентов с гепатитом С наблюдается депрессия, даже если они не знают, что больны. Когда же больной избавляется от вируса, то у него появляется чувство лёгкости, улучшается работоспособность. Наши пациенты, поправившись, нередко нам говорят: «Я просто летать стал». О том, что у них была тяжелейшая депрессия, они понимают, только когда вылечиваются.

Всё упирается в деньги

– Как обстоят дела с лекарственным обеспечением больных гепатитом С в нашей стране?

– Доля получающих лечение в России очень маленькая. В тех регионах, где хороший базовый тариф ОМС, пациентов лечат бесплатно по страховке, хотя и там есть свои ограничения. Там, где базовый тариф ОМС низкий, пациенты лечатся за счёт региональных программ. А сколько выделит на закупку лекарств губернатор той или иной области, зависит от многих факторов.

– А в вашем регионе?

– Челябинская область в числе первых включилась в создание регистра пациентов с гепатитом. Сегодня в нём 28 тысяч пациентов. У нас организована помощь больным на трёх уровнях, чёткая маршрутизация, определены диагностические процедуры. Поскольку в области низкий базовый тариф ОМС, действует региональная программа, по которой ежегодно выделяется 58 млн рублей на лечение гепатита С. В рамках этой программы врачебная комиссия отбирает пациентов с продвинутым фиброзом на терапию. Мы лечим в год около 50–70 больных, хотя у нас 6 тысяч пациентов с фиброзом нуждаются в лечении. Чтобы снизилась смертность от цирроза, мы должны лечить, согласно математическим моделям, не меньше 3% в год с упором на продвинутые стадии – с фиброзом 3‑й степени и компенсированным циррозом. То есть область должна ежегодно выделять на это не менее 300–400 млн рублей. Конечно же, денег не хватает. Ну а лёгкие больные нередко с обидой нам говорят: «Что, мне надо дожить до цирроза, чтобы меня взяли на лечение?».

Все ли генотипы вируса вы берётесь лечить?

– Больных с 1‑м генотипом вируса уже 2 года мы лечим только безинтерфероновыми схемами. Для 2‑го и 3‑го генотипов (их более 40%), к сожалению, действует пока та же схема, что и 10 лет назад: двойная – пегилированный интерферон + рибавирин. Многие больные тяжело переносят это лечение из-за побочных эффектов, некоторые даже отказываются от него. Предназначенный для лечения этих генотипов препарат софосбувир зарегистрирован у нас в стране ещё в марте прошлого года, но до наших пациентов пока не дошёл, если не брать в расчёт тех больных, которые сами привозят лекарства из-за границы. Мы его ждём со дня на день.

Очень важно доносить до тех, от которых зависит финансирование здравоохранения, что лечение больных гепатитом С выгодно для государства. Ведь, если мы вылечим большинство больных, то блокируем дальнейшее распространение вируса. Меньше новых людей заболеет. А те, кто болел, вылечатся и будут жить как все.

Я считаю, что на лечение гепатита С должно отпускаться средств не меньше, чем на онкологию, потому что своевременное лечение болезни – это профилактика развития цирроза и рака печени, снижение смертности и других заболеваний. И тогда наш бывший больной будет жить долго и счастливо.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Андрей Грибков[vkontakte]
    |
    18:58
    09.12.2017
    0
    +
    -
    Почему на депутатов, практически не приносящих пользы, на зарплаты астрономические суммы находят, а на больных россиян, своими налогами пополняющих казну-денег нет?
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что за новый вид мошенничества со страховкой по кредиту появился в России?
  2. Почему мир спорит из-за статуса Иерусалима?
  3. Что за история с отрубившим жене руки мужем?



Какая система оценок в школе самая правильная?

Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ