Инна Алейникова 0 136

Винтокрылая и особо скорая. Как вертолёты спасают жизни

Статья из газеты: «Москвич» № 4 07/09/2018

Два часа до больницы по автодорогам превращаются в несколько минут по воздуху.

© / Из личного архива

Вертолёты над Москвой — уже не редкость. На крышу здания на Фрунзенской набережной садятся машины Минобороны. В холодное время года с воздуха с помощью тепловизоров определяют, где имеются утечки тепла. Но есть среди пролетающих в небе винтокрылых машин и такие, которые ежедневно спасают жизни людей.

Зевакам в диковинку

День в разгаре. На площади у станции Лосиноостровской местный народ — пенсионеры да молодые неработающие мамы с детьми — снуёт по магазинам, решая свои хозяйственные дела. Ребёнок 7-8 лет, дёргая бабулю за рукав, призывает посмотреть в небо. Там вертолёт. И вот уже другие горожане останавливаются с поднятыми головами: вертолёт летит не мимо, а явно собирается сесть прямо здесь.

Сел — и тут же, откуда ни возьмись, к нему едет скорая. Любопытные окружили машины. Смотрят, как врачи из скорой передают больного на носилках врачам из вертолёта. Его тут же грузят — и машина поднимается вверх. Для зевак — диковинная сцена, для врачей — обычная работа.

И хотя Центр экстренной медицинской помощи, в котором сформированы авиабригады, и Станция скорой и неотложной медицинской помощи им. Пучкова — две разные организации (правда, одного Департамента здравоохранения Москвы), работают они слаженно, связываясь друг с другом по специальной радиотелефонной связи.

Когда скорой мало

В каких случаях скорой мало и требуется вертолёт?

«Важно соблюсти стандарты так называемого золотого часа при инсультах, инфарктах, острых хирургических патологиях, ожогах, травмах, ведь от этого зависят перспективы возвращения человека к полноценной жизни, — объясняет врач Василий Юданов. — И очень важно поторопиться, если помощь требуется детям».

Это — раз. Два — Новая Москва. Присоединение территорий, где пока нет стационаров широкого профиля, повысило востребованность санавиации. Два часа пути машины скорой помощи превращаются в несколько минут для вертолёта — почувствуйте разницу. Поэтому в Новой Москве площадок, где пациентов пересаживают в вертолёты, аж 24.

Скорая застряла в пробке — это три.

Ну а четыре — чрезвычайные ситуации. До того, как надеть форму с нашивкой «Центр экстренной медицинской помощи», врачи авиабригад поработали хирургами, анестезиологами и реаниматологами, дежурили на скорой. Этот опыт дополнило обучение на базе всероссийского центра медицины катастроф «Защита» по оказанию медицинской помощи при чрезвычайных ситуациях с использованием авиационного транспорта. И теперь они имеют сертификаты врачей — организаторов здравоохранения.

«Когда мы прибываем на крупное ДТП или пожар, то до приезда бригад скорой не только оказываем помощь пострадавшим, но и проводим организационную работу — распределяем пациентов по тяжести их состояния, организуем эвакуационную петлю, то есть освобождаем пути для свободного въезда и выезда машин скорой», — рассказывает фельдшер Дмитрий Соколов.

Мегаполис за четверть часа

Вертолёт — это полноценный реанимобиль с двумя аппаратами искусственной вентиляции лёгких, дефибриллятором и диэлектрическими поверхностями, позволяющими выполнять кардиоразряды. На борт можно взять двух лежачих больных и одного сидячего. Чтобы пересечь весь мегаполис, который на земле кажется таким огромным, ему достаточно 12-15 минут. Полёты проходят на высоте 150 метров — это и для больных хорошо, потому что нет сильных перепадов давления, и вписывается в каноны организации воздушного движения над Москвой.

Сейчас в столице три медицинских вертолёта. Один из них дислоцируется на территории больницы № 15 им. Филатова, а два других — в аэропорту «Остафьево» (Новомосковский административный округ). Для них оборудована 31 площадка, но в принципе они могут сесть, если нужно, на любой освещённый участок, если в радиусе 10 метров от него нет препятствий.

В клиниках, куда доставляют пациентов бригады особо скорой воздушной помощи, конечно, оборудованы специальные площадки — помимо Филатовской больницы они есть в Институте им. Склифосовского, больницах им. Боткина, Иноземцева, Юдина, Жадкевича, Ерамишанцева, а также в детских стационарах — больнице им. Сперанского и НИИ неотложной детской хирургии и травматологии.

Фото: Shutterstock.com/ Macrovector

Одна команда

Если в бригадах скорой в случае необходимости носильщиком становится водитель, то в авиабригадах — лётчик. Как и водитель, он должен предварительно заглушить двигатель. Лётчики — сотрудники вообще другого ведомства: Московского авиационного центра, который относится не к Департаменту здравоохранения, а к Департаменту по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности Москвы. И тем не менее в воздухе и на земле все — единая бригада, в которой каждый чувствует себя ответственным за человеческие жизни.

И, чтобы технически работа этой бригады проходила тип-топ, на земле тоже есть помощники.

«Экипаж решает свою задачу, а мы свою», — говорит диспетчер отдела полётно-информационного обслуживания Сергей Кобзев. Он держит связь с дежурным синоптиком аэропорта «Остафьево» и отправляет на борт информацию о направлении ветра, температуре, влажности воздуха, видимости, ухудшении метеообстановки.

Зевакам медицинский вертолёт пока ещё в диковинку. Но среди пациентов уже встречаются бывалые. Как-то врачи уложили на носилки пожилую женщину и стали ей объяснять, что предстоит. «Летала, всё знаю!» — оборвала она их. Оказалось, что однажды эту женщину уже доставили на вертолёте в стационар и там успели спасти ей жизнь.

Переход на круглые сутки

За полгода вертолёты доставили в клиники 450 пациентов. До этого лета авиабригады несли дежурство 12 часов в сутки, но с 1 июня начались и ночные вылеты.

«Мы хотели посмотреть, нужны ли они, — говорит заместитель директора Центра экстренной медицинской помощи Сергей Гуменюк. — Посмотрели и убедились, что ночью вертолёты востребованы так же, как и днём. Проблемы у людей те же самые».

И теперь на постоянный круглосуточный режим переходят два вертолёта из трёх — те, что базируются в «Остафьево». Конечно, это сложнее прежде всего для лётчиков — по технике безопасности в ночные часы место для посадки выбирать нужно особенно тщательно. Но их квалификация позволяет работать по ночам.

 
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Должны ли воюющие в Сирии страны сообщать друг другу о грядущих ударах?
  2. Что представляют собой подлодки класса «Лада»?
  3. Кто такая Виталина Цымбалюк-Романовская?

Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ