aif.ru counter
Андрей Сидорчик 2 14703

Гавайская область. Как немец едва не сделал штат США территорией России

Все материалы сюжета Всемирная история с Андреем Сидорчиком

Архипелаг, в 1959 году ставший 50-м штатом США, мог заговорить по-русски

Остров Мауи Гавайского архипелага.
Остров Мауи Гавайского архипелага. © / Наталья Селиверстова / РИА Новости

Первый визит

В популярном советском мультфильме «Приключения капитана Врунгеля» потерпевшим кораблекрушение Христофору Бонифатьевичу Врунгелю и его матросу Фуксу, оставшимся без средств к существованию, пришлось давать концерт, выдавая себя за «гавайцев», исполняя якобы старинные гавайские песни.

Но в русской истории был момент, когда нынешний штат США мог стать частью России, а выражение «русские гавайцы» могло стать не экзотическим, а вполне обыденным.

Первые русские на Гавайях побывали через четверть века после первого визита на острова европейцев. К слову, открыл их для Старого Света в 1778 году Джеймс Кук.

В 1804 году в ходе кругосветной экспедиции на Гавайях побывали русские корабли «Надежда» и «Нева» под командованием Ивана Крузенштерна и Юрия Лисянского.

Визит русских моряков произошёл в тот момент, когда на Гавайях завершался процесс объединения. Практически все острова оказались под властью короля Камеамеа I, за исключением Кауаи и Ниихау, где правил король Каумуалии. Последний, теснимый более успешным конкурентом, был заинтересован в российской поддержке, однако Крузенштерн и Лисянский убыли с Гавайев, не предприняв каких-либо активных политических шагов.

Как гавайцы русских обокрали

Во втором десятилетии XIX века предметный интерес к Гавайям стала проявлять Российско-Американская компания, искавшая новые источники для поставок продовольствия на Аляску.

В 1814 году правитель Русской Америки Александр Баранов отправил на Гавайи судно «Беринг». Целью экспедиции было установление торговых отношений с королём Сандвичевых (так тогда именовались Гавайи) островов.

В январе 1815 года корабль с грузом на сумму 100 тысяч рублей потерпел крушение во время шторма у острова Кауаи. Судно тут же было разграблено местными жителями, подданными короля Каумуалии.

К этому моменту Каумуалии находился в ещё большей зависимости от Камеамеа I, в 1810 году признав себя его вассалом.

Узнав о происшествии, Баранов отправил урегулировать конфликт доктора медицины Георга Шеффера, немца, в 1808 году эмигрировавшего в Россию и поступившего на службу в Российско-Американскую компанию.

Изначально миссия Шеффера заключалась в том, чтобы договориться с Камеамеа I о приструнении его вассала, возвращении русского имущества или выплате компенсации.

Шеффер, прибывший на Гавайи в ноябре 1815 года, поначалу действовал весьма успешно, заручившись расположением монарха, который даровал Шефферу несколько десятков голов скота, рыболовные угодья, землю и здания под факторию.

Прошение короля Каумуалии

Это чрезвычайно не понравилось действовавшим на островах американским торговцам, которые увидели в русских прямую угрозу собственному бизнесу. Русские, в отличие от американцев, вели себя с гавайцами на равных, что вызывало расположение местных жителей.

Американцы постарались внушить Камеамеа I мысль, что русские — не друзья, а разведчики, готовящие военный захват Гавайев.

В результате таких нашёптываний король действительно кардинально изменил отношение к Шефферу и его людям, и русским пришлось покинуть его владения.

Американцы удовлетворённо потирали руки, но они плохо знали Шеффера, не привыкшего капитулировать.

Он перебрался на остров Кауаи, к королю Каумуалии, который, собственно, и был виновником захвата русского груза с корабля «Беринг». И здесь Шефферу очень пригодились его медицинские навыки — он сумел вылечить болеющего короля и его супругу.

Каумуалии был восхищён своим исцелителем, и Шеффер заручился его абсолютным доверием.

Кроме того, король снова загорелся идеей при помощи русских оставить с носом давнего противника.

Согласно официальному договору, заключенному Шеффером и Каумуалии, король возвращал русским корабль «Беринг» и весь захваченный груз, обязывался доставлять ежегодно в Русскую Америку полное судно сушёной тары, передавал Шефферу и в его лице Российско-Американской компании право на торговлю всем сандаловым деревом с подвластных ему территорий, а также предоставлял русским право на создание факторий (торговых поселений).

Шеффер купил для Каумуалии шхуну «Лидия» и договорился о покупке у американцев вооружённого корабля «Авон». Кроме того, предприимчивый доктор собирал для Каумуалии отряд из 500 человек для захвата других островов Гавайского архипелага. В обмен на это русские получали право на строительство на одном из захваченных островов военного укрепления.

Энтузиазм доктора Шеффера

Георг Шеффер был человеком энергичным и деятельным. Переговоры ещё шли, а он уже вовсю хозяйничал на землях, пожалованных ему Каумуалии: разбивал сады, строил здания и небольшие крепости, которые были названы в честь Александра I, его жены императрицы Елизаветы и Барклая-де-Толли. Больше того, с лёгкой руки Шеффера местные вожди получили русские фамилии.

На территории Елизаветинской крепости была построена первая на Гавайях православная церковь.

Таким образом, к моменту, когда Камуалии официально попросил русского покровительства, русский флаг над Гавайями реял уверенно и гордо.

От вида этого флага американцам делалось нехорошо. Было очевидно, что если Шеффера не остановить, то с его энергией лет через десять все гавайцы будут говорить по-русски, пить водку и играть на балалайках.

Американцы попытались «перекупить» Каумуалии, выкупая у него все товары, обещанные России. Одновременно начались вооружённые нападения на созданные русскими фактории.

6 сентября 1816 года «Авон» с подлинниками соглашений Шеффера и Каумуалии отплыл в Ново-Архангельск. Договор должен был утвердить правитель Русской Америки Александр Баранов. Одновременно, не теряя времени, Шеффер отправил депешу в Петербург с просьбой прислать два корабля для защиты русских поселений на Гавайях.

Отступление

Американцы поняли, что настал критический момент. Если Шеффер получит военную помощь, вытеснить его с Гавайев уже не удастся.

Прибыв в селение Ваимеа, являвшееся фактической столицей острова Кауаи, американцы попытались спустить развевавшийся там русский флаг. Однако на защиту русского знамени выступили воины короля Камуалии, отогнавшие американцев.

Американцы решились на крайнюю меру: они объявили островитянам, что между Россией и США идёт война, и если русские не будут изгнаны, тогда остров Кауаи атакует эскадра из пяти военных кораблей США. После этого из отряда Шеффера ретировались практически все нанятые американцы и англичане. 

17 июня 1817 года на острове Кауаи произошёл бой между отрядом американцев и «проамериканскими» гавайцами и отрядом Шеффера и «пророссийскими» гавайцами. Столкновение завершилось гибелью троих русских и нескольких их гавайских друзей.

Шеффер понял — с имеющимися силами ему не удержаться. На более исправном корабле «Ильмень» он отправил своих людей за помощью на Аляску, а сам на корабле «Мирт-Кадьяк» отплыл в Гонолулу, чтобы затем кружным путём добраться до Петербурга, где намеревался отстаивать идею Русских Гавайев.

«Гавайев нам не надо»

Но почему же Шеффер не получил помощи? По всей видимости, никто, включая пославшего его Баранова, не был готов к столь решительным действиям немецкого доктора.

Баранов не решился сам утвердить договор, отправив его в правление Российско-Американской компании в Петербург, в компании переложили решение на плечи МИДа и государя императора.

Чтобы была ясна скорость принятия решения, нужно сказать, что до правления Российско-Американской компании в Петербурге бумаги Шеффера дошли лишь 14 августа 1817 года, то есть через два месяца после того, как русских вытеснили с Гавайев.

Окончательный вердикт по «гавайскому вопросу» в феврале 1818 года вынес министр иностранных дел Карл Нессельроде.

«Государь император изволит полагать, что приобретение сих островов и добровольное их поступление в его покровительство не только не может принесть России никакой существенной пользы, но, напротив, во многих отношениях сопряжено с весьма важными неудобствами...»

Внешняя политика России во второй половине царствования Александра I была достаточно противоречивой. Объяснялось это тем, что император чем дальше, тем больше терял интерес к политике, а среди его окружения царили прямо противоположные точки зрения на то, что для России хорошо, а что плохо.

В данном случае возобладала позиция, согласно которой отказ России от экспансии в Тихом океане позволит ей удержать Великобританию от захватов территории распадающейся Испанской колониальной империи. Кроме того, Россия была настроена на сохранение дружеских отношений с США, которые, по мнению чиновников в Петербурге, могли испортиться из-за конфликта на Гавайях.

Последняя попытка

Шеффер, добравшийся до Петербурга в 1818 году, метался по инстанциям, как раненый лев, доказывая необходимость закрепления России на Гавайях, но так и не добился успеха.

Российско-Американская компания, не получив поддержки правительства, сделала козлом отпущения Шеффера, уволив его со службы. Поскольку взять с доктора было нечего, потери от неудачного освоения Гавайев в размере 200 000 рублей просто списали, объявили архипелаг зоной американских интересов и закрыли вопрос.

Разочарованный Шеффер отправился в Бразилию, где с присущей ему энергией обзавёлся связями и три года спустя основал на пожалованных ему землях первую в Бразилии немецкую колонию Франкенталь, положив начало немецкой иммиграции в эту страну.

Последнюю попытку привести Гавайи под сень русской короны предпринял русский консул на Филлипинах Пётр Васильевич Добель, он же американец ирландского происхождения Питер Добелл.

После своего назначения на должность осенью 1819 года он отправился к месту службы из Петропавловска, но вынужден был зайти на Гавайи для починки корабля. Камеамеа I к тому времени уже не было в живых, а его наследник, Камеамеа II, с трудом удерживал нити управления государством.

Камеамеа II решил через Добеля попросить помощи в удержании трона у русского монарха. Как и Шеффер ранее, Добель решил, что для России проект весьма выгоден, поскольку империя получит прекрасную базу для флота в Тихом океане, а также перевалочную базу для транзита торговых грузов.

Русский консул направил предложения о поддержке Камеамеа II в Петербург, однако этот проект был вновь отклонён.

Камеамеа II в итоге справился сам, осенью 1821 года попросту похитив Каумуалии и продержав его в плену до самой его смерти.

Построенная Шеффером Елизаветинская крепость использовалась Гавайским королевством до 1864 года под названием Форт-Хипо, после чего была оставлена.

В 1966 году её руины были объявлены Национальным историческим памятником США. В настоящее время вокруг руин создан исторический парк «Русский форт Елизаветы» — напоминание о том, как Гавайи могли бы стать, но не стали русскими...

Смотрите также:

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (2)
  1. V.Belov
    |
    16:29
    07.10.2015
    0
    +
    -
    Тут дело не в этом. Расширять территории морскими колониями мощный флот нужен, а у Росси он в то время был не очень. Да и другие проблемы после войны 1812 г. имелись в избытке
  2. Dontopitek
    |
    11:57
    11.04.2016
    0
    +
    -
    народ-то у нас предприимчивый (особенно потомки переселенцев, восточники), а вот государственные люди зачастую - растяпы. ведь они назначались на должность по военной выслуге, а не по деловым качествам.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Можно ли мыть двигатель машины?
  2. Нужно ли при ДТП убирать машины с дороги или можно «собирать пробку»?
  3. Что будет, если на Земле растает весь лёд?


Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ