aif.ru counter
Надя Кнудсен 1009

Романов, принц... русский

Праправнук Николая II: видя его, люди начинали

Князь Дмитрий Романов, праправнук императора Николая I и внучатый племянник Николая II, последние 50 лет живёт в Дании, у пролива Эресунн, где обитают аристократы, дипломаты и просто богатые датчане. Белоснежные дома с черепичными крышами, утопающие в розах и магнолиях, отделяет друг от друга обычно лишь живая изгородь. Дом же князя Романова упрятан за каменной стеной - трёхметровым забором. При том что в Дании строить заборы выше 1 м 15 см вообще-то не положено.

Надо сказать, что в Дании «русского принца», как его здесь называют, мало кто знает.

- Зато когда я приезжаю в Россию, у меня просто антиклимакс какой-то случается, - смеётся Дмитрий Романович. - Люди кидаются ко мне, целуют руки, дарят цветы. Вдруг начинают креститься и говорят: «Чудо! Боже, какое чудо!»

Он же изгнанник...

- Ваши родители избежали участи царской семьи.

- Да, они чудом спаслись. Когда семью Николая II отправили для расправы в Екатеринбург, мою маму Прасковью Романову (Шереметеву) и отца Романа Романова держали в Крыму под домашним арестом. Их охранял взвод вооружённых казаков.

Когда решилась судьба царской семьи, моим родителям неожиданно дали разрешение на свободное передвижение. И они, взяв самое необходимое, смогли через Стамбул добраться до Парижа, затем чуть позже - на юг Франции. По сути это было бегство.

- На что они жили в эмиграции? Ведь всё ваше имущество стало «достоянием революции».

- К счастью, они смогли продать некоторые фамильные драгоценности. На нить жемчуга из маминого ожерелья удалось купить виллу на Лазурном Берегу между Антибами и Каннами. Русский жемчуг был тогда очень дорог. Там, в этом доме, я и появился на свет в 1926 году.

С именем при рождении я получил ещё и титул - князь Дмитрий Романович Романов. В то время в Каннах была небольшая русская «колония» из людей, в основном приближённых к государю императору. Центром этого круга избранных стала семья моей бабушки, а потом и моя собственная.

Бабушка жила неподалёку от нас. Каждое воскресенье они поднимали русский, или, как тогда он назывался, Андреевский флаг над крышей виллы, и в 10 утра в доме начиналось богослужение. На воскресную службу приходило около сотни русских эмигрантов из благородных семей.

Мы старались сохранить в эмиграции наши традиции: соблюдали все церковные посты, праздники отмечали. В моих детских впечатлениях это было по-царски роскошно - свечи, много гостей, подарков, очень тепло и торжественно одновременно. И мы говорили на двух языках - русском и французском согласно старому дворянскому обычаю.

- Как ваша семья оказалась в Италии?

- В то время во Франции было уже политически неспокойно. К тому же прошла волна слухов о киднеппинге. Не лишённая, надо заметить, оснований. В Париже были похищены малолетние дети бывших белогвардейских генералов. Говорили, что это дело рук НКВД. Нас приютила сестра моей бабушки-черногорки Елена, которая была в то время замужем за королём Италии Виктором Эммануилом III.

В Италии мы со старшим братом были определены в католическую школу, где я получил строгое воспитание и вынужден был выучить итальянский язык. Хотя снисхождений к нам никаких не было. Меня там не называли принц Романов. Итальянцам вообще было всё равно, что Ivanoff, что Romanoff.

…рабочий

- Военная карьера - традиционная для русского офицера - вас не прельщала?

- Нет, что вы! К сожалению, я не мог поступить в университет без диплома о среднем образовании, так как не успел закончить школу в Италии. Но мне повезло. Друг отца, князь Накашидзе, в то время занимал пост коммерческого директора в автомобильном концерне «Форд», и с его протекцией меня взяли на должность механика. Первые три месяца я постигал азы мастерства. Без вентиляции, в небольшом цехе при плюс 45 градусах я чистил и разбирал моторы. Это была тяжёлая и грязная работа. Но я был упорен и усидчив, сдал тест на автомеханика, умел быстро исправлять поломки и очень гордился собой.

Мне было 19 лет, и я уже зарабатывал на карманные расходы. На первую зарплату купил себе маленький жёлтый «Форд» и был совершенно счастлив.

- Будучи простым рабочим на заводе?

- Я вёл двойную жизнь. Вставал рано, часов в 5 утра, садился в автобус и ехал на завод, где работал до 2 часов дня. Потом возвращался домой и, наскоро перекусив, прыгал в свой автомобиль, ехал на пляж, где меня ждали друзья. В основном богатые французы, греки, итальянцы. Я вёл себя как настоящий плейбой, или, как тогда говорили, ловелас. Я не нуждался в деньгах, у меня был титул принца, я был влюбчив и не знал отбоя от красивых девушек.

…плейбой

- Часто влюблялись?

- Влюблялся, да. Но женитьба - это было не для меня. Политикой я тоже тогда не интересовался. Однажды я отпустил бороду, чтобы ещё больше нравиться девушкам. Но мой отец, увидев, пришёл в ярость. «Ты что, с ума сошёл? Посмотри на себя в зеркало - ты же вылитый Николай II! Сбрей сейчас же, иначе тебя увидят и убьют».

- Сбрили?

- Да, но плейбоем остался. Этот период у меня лет 10 продолжался. А потом захотелось вернуться в Европу. Поехал сначала в Испанию, в Мадрид, затем во Францию и вскоре перебрался в Италию. Мой старший брат уже был женат, имел дочь и изучал юриспруденцию в Риме.

- А в Данию вы как попали?

- О, это опять из-за моей влюбчивости. Летом 1958 года мы с моим другом собрались провести недели две в Скандинавии. Ехать решили на моей машине и непременно в Швецию. Почему? А потому, что там много красивых девушек. В Датском королевстве мы остановились погостить у моего кузена на взморье. В доме рядом жили три сестры: красавицы-блондинки. И в самую младшую мы с другом влюбились с первого взгляда. Она была наполовину немка - по матери, папа - датчанин, из аристократической семьи…

В общем, через год я сделал ей предложение. Мы обвенчались в православной церкви Александра Невского в Копенгагене. И я увёз её в Рим.

Было трудно первое время. Я купил дом на побережье, искал работу. В 1961 году попал ассистентом в датский банк. Математика, расчёты - это меня никогда не интересовало. Я промучился два года и получил место в отделе валютных операций, где моими клиентами были дипломаты со всего мира. Ведь я свободно владел француз-ским, итальянским, русским, английским, немецким.

Дипломаты из русского посольства часто заходили с друзьями, просто чтобы увидеть меня. Всё-таки представитель царской семьи - это было в диковинку, многие даже не подозревали, что кто-то из Романовых жив. И я вдруг стал не просто клерком из датского банка, но ещё и исторической фигурой.

- Кем вы сейчас себя ощущаете?

- Снаружи я датчанин, гражданин Дании. А вот здесь (Дмитрий Романов расстёгивает рубашку и показывает православный золотой крестик) я русский, изнутри. Мечты и воля моих родителей - приехать в Россию. Но это стало возможно, только когда их уже не было в живых.

Досье

Князь Дмитрий Романов родился в 1926 г. во Франции. Внучатый племянник последнего русского царя. Начинал карьеру автомехаником, затем работал в банке. Сейчас занимается благотворительностью. Женат во второй раз. Детей нет.

Смотрите также:


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Можно ли есть кулич до Пасхи?
  2. Как отличить настоящий алкоголь от поддельного?
  3. Что такое генетически отредактированные организмы?


Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ