aif.ru counter
Полина Иванушкина 6 1815

Боль Родины-матери. Женщина, чей образ знает вся страна, доживает свой век в одиночестве

Все материалы сюжета День Победы-2013

О 79-летней Анастасии Антоновне Пешковой нужно рассказывать только высоким штилем. Иначе останется только сухая биография:...

Анастасия Антоновна Пешкова. Фото: Полины Иванушкиной, АИФ

Она встречает меня без порт­ков. Верх в «горошек» одели, низ - нет. В руках толстая лупа и «шпаргалка»: Родина-мать поставленным голосом зачиты­вает истлевшие сводки Информбюро с военных полей - учительница! - думая, что я буду спрашивать о войне. А я спрашиваю о детстве. Дедушка партизанил, бил Колчака. Отец погиб на Великой Отечественной.

 Мать одна подняла шестерых детей.

- Что здесь было в те годы! Весь Алтай - бараки, зоны, глушь! Но я хорошо училась, и меня отправили в «Артек» - это было как полёт в космос. Там у меня открылись глаза на нашу прекрасную огромную страну.

Так она стала мечтать о Моск­ве, и мечта её сбылась. Московский пединститут, после него подрабатывала в Худфонде старшей учётчицей, «поддерживала связь со скульп­торами и художниками». «Богема!» - вставляет Татьяна, жена племянника Анастасии Антоновны. У них в светлой голубой комнате, в которой есть лишь кровать, последние годы и живёт Родина-мать. «Ни телевизора, ни телефона, ни почты!» Доживает...

«...и я обнажилась»

Такой она была в свои 28, когда позировала Вучетичу Такой она была в свои 28, когда позировала Вучетичу. Фото из личного архива А.Пешковой

- Однажды моя карточка попала в альбом, который стал как-то просматривать сам Вучетич. «Откуда у вас эта девица? Пришлите её ко мне!» - сказал. Я пришла. Крутил-вертел: «Будешь позировать мне». И два года я у него работала, начиная с 1962-го. Как работала? Да что, руки-ноги поднять, голову повернуть - нехитрое дело… Позировала я в купальнике, а когда поняла, что он смотрит на меня как художник, а не как мужчина, и обнажилась… Меня даже дважды приглашали на семейные обеды - жил Вучетич в комнатах над мастерской.

Настя Пешкова, 28-летняя, видела, что скульптор ваяет женскую фигуру, - но для чего, он не разглашал…

- То Вучетич просил меня в руки флаг взять, то я держала длиннющую линейку…  Как же я вытаращила глаза, когда открывали в Волгограде монумент «Родина-мать зовёт!». «Так вот я куда попала!» - подумала.

После этой работы она ушла в педагогику, 3 года преподавала русский язык в Улан-Баторе, а когда вернулась в Москву и хотела повидаться со скульп­тором, поблагодарить, он уже умер. В Волгограде, на Мамаевом кургане, она, кстати, так никогда и не побывала…

«Я буду держать эту священную ношу!»

Она скромная, наша Родина-мать.

- Я со своей стороны на много десятилетий предала заб­вению эту историю - потому как что значит моя заслуга по сравнению с тем, что вложила вся страна в разгром фашизма!

Бездетная...

- У меня были поклонники, увлечения, предложения. В Монголии был венгр, в Москве поляк. Но я была слишком увлечена работой…

- Любила сама себя, - бросает Татьяна.

Не красавица, Родина-мать.

Фото russianlook.com

- Глаза у меня небольшие, волосы на троечку…

Одинокая…

- Были, конечно, оплошности и упущения. Я могла бы быть более снисходительной к тем мужчинам, которые были ко мне пристрастны и готовы изменить свою жизнь… Поляк, Ласло Терек, был женат… Писал письма до востребования, но я их так и оставила на Главпочтамте…

Поэтичная... Пишет стихи в клетчатую тетрадку, лёжа целыми днями (перелом шейки бедра), про «красивые глаза у кошек». Анастасия Сибирская - её псевдоним.

И потрясает раздирающей прозой: «Слушайте-слушайте-слушайте! Я - Родина-мать - дни и ночи храню память о тех, кто своим горячим сердцем возвысился над страхом смерти. Кто вопреки силе вероломства, жестокости и разрушения поднял этот тяжёлый Меч Мужест­ва к чистому небу Мира и Щит безграничной Веры в светлые человеческие идеалы. Знойным летом, в зимнюю стужу, в град и ливень я буду держать эту священную ношу, пока мир не перестанет вздрагивать от слова «война».

Её «сгрызают боли», ночами почти не спит, Родина-мать. Красный Крест подарил инвалидную коляску - но в неё даже не получается сесть...

Мне осталось спросить немного.

- Сталин? Когда умер, мне было грустно.

Бог? Я почти верую. Нельзя сказать, что сомневаюсь. Я верую так - без культа. С внутренним отношением, что Он, возможно, существует. И помнит обо мне.

Голая, старая, больная. Родина моя.

Смотрите также:

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (6)
  1. Юра с Пискаревки
    |
    20:37
    29.04.2013
    0
    +
    -
    Прочитал треть статьи "Боль Родины-матери..." и не понял о чем речь. Набор слов, фраз, отдельных предложений. Такое чувство, что автор опубликовал свою записную книжку о поездке. Я не хочу додумывать какие предложения мне надо вставить, чтобы связать то что читаю. Хорошая статья получилась бы, но...
  2. Ваня тихий
    |
    13:18
    30.04.2013
    0
    +
    -
    ГОСПОДИ! Это и есть РОДИНА-МАТЬ-СТАЛИНГРАДСКАЯ! Так и живет ВСЯ НАСТОЯЩАЯ россия!
  3. Соколовская АИ инженер с солидным стажем
    |
    21:50
    01.05.2013
    0
    +
    -
    А мне всё понятно. Нормально, хорошо написана статья. Сердце щемит за одиночество Родины-матери, но увы... она так построила свою жизнь: ни тебе рядом второй половинки, ни детей, которые могли бы скрасить её старость и одиночество. Хорошо, что хоть Татьяна дала ей кров. А чисто по-человечески очень жаль её, Родину-мать. Она увековечена и этим гордится, это её поддерживает по жизни. Хотя, какая жизнь? Существование... Полина Иванушкина, спасибо Вам, что написали про Родину-мать. Познавательный очерк, очень нужный для истории нашей Родины.
  4. племянник, тем более жена - не будут заботиться
    |
    15:01
    05.05.2013
    0
    +
    -
    об Анастасии Пешковой, о чем говорит фраза: " Любила сама себя", - бросает Татьяна.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Кто такой Александр Прокопчук, претендующий на пост президента Интерпола?
  2. Могут ли уволить, если работаешь в офисе заболевшим?
  3. Как проверить, нет ли у мошенников доступа к вашим аккаунтам в интернете?


Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ