Как убить Россию. Английский рецепт

Стиль британского джентльмена — убийства, предательства, нагнетание русофобии.

«Мы, к счастью, в самых хороших отношениях с Германией, что является единственным средством держать под контролем а­грессивность России... Мы договорились с канцлером Меркель о том, что будем сотрудничать в противодействии этой варварской агрессии русских».

Если кто-то попробует найти автора этой фразы, то его ожидает сюрприз. Окончание — слова нынешнего британского премьер-министра Терезы Мэй, произнесённые на днях. А вот начало принад­лежит английской королеве Виктории — это фрагмент из её письма 1888 г. Всё в целом — неплохая иллюстрация к теме «Сущность британской политики в отношении России с самого начала и до наших дней». То есть постоянные удары исподтишка, предательства, убийства, шквал нелепейших обвинений и поддержание а­тмосферы ненависти с высоким градусом накала.

Убить в колыбели

«Существовала страна, не возбуждавшая ни интереса, ни ревности, ни беспокойства. Но при Петре всё изменилось, и Россия, оставшись варварской, устремилась вперёд, к диктатуре над всей Европой». Эти строки из газеты Westminster Review от 1824 г. довольно точно описывают и состояние дел, и внезапный интерес Англии к России. Он возник тогда, когда у нас «всё изменилось» — по­шли реформы Петра Великого, строительство флота и война со Швецией за выход к морю.

Тогда Англия занимала странную позицию. Сначала — в союзе с нашим врагом Швецией. Немного погодя — нейтралитет: «Шведы парализуют торговлю, выгодную и России, и Англии, так что мы вам вредить не будем». В качестве жеста доброй воли в Россию посылают барона Чарльза Уитворта. Официально его миссия включала в себя разработку торгового договора и выколачивание привилегий для английской стороны. В реальности он занимается совсем другими делами. Например, посылает на родину детальный доклад об уязвимых местах русской обороны. В частности, указывает, что наиболее успешным был бы удар, направленный на Петербург со стороны Выборга. Далее идут перечисление русских полков с их расположением на местности, точные данные о Петропавловской крепости и её артиллерии, а также перечень кораблей Балтийского флота с указанием их дислокации.

Депеша отправляется в Лондон летом 1708 г. А в сентябре шведские войска наносят ряд ударов именно в тех местах, которые указал Уитворт. Корпус генерала Георга Либекера осуществляет прорыв и форсирует Неву. До Петербурга ему остаётся не более 30 вёрст. Спасает положение только стойкость русских войск. Если бы удался этот замысел, не было бы ни Полтавы, ни победы русских в войне.

Убить власть и влияние

За события столетней давности серьёзный счёт Англии могут предъявить как красные, так и белые. Первые — за интервенцию, попытки расчленить Россию и массовые убийства русских людей в концлагерях. Позиция вторых более шаткая. Измышления вроде «расстрелявшие Николая II большевики получали золото от финансовых элит Англии», разумеется, фантастика. Но реальность ничуть не красивее. «Неоказание помощи» иногда приравнивается к убийству. А с Н­иколаем II поступили именно так. План по эвакуации с­емьи последнего императора в Англию провалился по простой причине. Его кузен, король Георг V, союзник, клявшийся в вечной дружбе и верности, политического убежища русскому царю не предоставил. Английский премьер Ллойд Джордж вообще заявил: «Царь — это символ единой могущественной России, и было бы верхом безумия принимать его в Британии».

Впрочем, английская традиция убивать или способ­ствовать убийству политических деятелей России началась гораздо раньше. Явный британский след можно увидеть в организации убийства Павла I в 1801 г. Саксонский дипломат Карл Розенцвейг писал об этом, не стесняясь: «Англий­ский посол Уитворт был заинтересован в свержении Павла, охладевшего к Англии и сближавшегося с Наполеоном».

Те, кто решился физически устранить монарха, не остановятся и перед убийством других. В первую очередь тех, кто является заметными фигурами в политической игре. Таким был Александр Грибоедов — классик отечественной литературы и звезда русской дипломатии. Мы со школы знаем: Грибоедов был убит в Тегеране в 1829 г. Он стал жертвой озверевшей толпы религиозных фанатиков. Современники же были уверены в другом. Например, генерал Иван Паскевич: «Можно предполагать, что англичане не были чужды участия в возмущении, вспыхнувшем в Тегеране, ибо они неравнодушно смотрели на перевес нашего министерства в Персии и на уничтожение собственного их влияния». Спасшийся во время тегеранской резни русский дипломат Иван Мальцов более конкретен: «Англичане страшились влияния посланника нашего на персидское правительство. В Тегеране оказаны были такие почести г-ну Грибоедову, каких не могли они купить себе за истраченные ими в Персии девять курур туманов (около 20 т золота. — Ред.). Всем извест­но, что англичане там, где дело касается до их политической власти, не слишком разборчивы в средствах к достижению своей цели».

Убить репутацию

Постоянный страх за то, что Россия в чём-то обойдёт Англи­ю и ущемит её интересы, доводил знаменитых своей невозмутимостью джентльменов до натуральной истерики, которая приключилась, например, с английским премьером Уильямом Питтом-младшим в конце XVIII в.: «Мы не только превратим Петербург в жалкие развалины, но сожжём и верфи Архангельска, наши эскадры настигнут русские корабли даже в укрытиях Севастополя! И пусть русские плавают потом на плотах, как первобытные дикари!» Страх, как известно, порождает агрессию. А лучший способ наказать мнимого обидчика — обвинить во всех грехах его самого. И испортить его репутацию до такого состояния, что в любой неприятности будет чудиться русский след.

В 1877 г. английский историк Эдвард Фримен заметил: «Не одно поколение англичан воспитано в нелепом убеждении, что первейшим национальным долгом каждого англичанина является слепая и нерассуждающая ненависть к России». Кое-кто презрительно фыркнул на предмет «кабинетных учёных, не представляющих себе реальности». Но вот Лондон потрясла серия терактов — 13 взрывов с 1883 по 1885 г. Грохнуло в метро, на вокзалах и, наконец, в Скотленд-Ярде. И британская пресса украсилась передовицами: «Нет никаких оснований сомневаться в том, что лондонские взрывы — дело рук России». Автором статьи был Фридрих Энгельс. Англию сотрясла чудовищная русофобская истерика, которая длилась довольно долго и которой не дали затухнуть, даже когда выяснилось, что часовые механизмы «адских машин» были родом из США, динамит — из Франции и Германии, а устанавливали бомбы ирландские националисты.

Говорят, Уинстон Черчилль в ответ на вопрос, есть ли в Англии антисемитизм, заявил: «Нет. Потому что мы не считаем евреев лучше нас». Сегодня его можно дополнить: «Тогда понятно, откуда у англичан русо­фобия».

«Верь ему, Британия. Он всего лишь хочет тебя защитить», - го- ворит Черчилль. Так в 1942 г. немцы представляли союз СССР и Великобритании. Обложка немецкого сатирического журнала Lustige Blätter
«Верь ему, Британия. Он всего лишь хочет тебя защитить», - го- ворит Черчилль. Так в 1942 г. немцы представляли союз СССР и Великобритании. Обложка немецкого сатирического журнала Lustige Blätter
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Asty
    |
    01:22
    23.04.2018
    -2
    +
    -
    Просто англичане первые поняли что Россия более чем не вменяемая страна. Вот некоторым соседям России для этого понадобилась 300 лет.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что нового будет в платежках ЖКХ с июня?
  2. Что стало с больницей, о которой Дарья из Апатитов говорила Путину?
  3. Что будет, если не платить кредит?




Вы бы хотели, чтобы тарифы ОСАГО изменились?

Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ