aif.ru counter
Клим Жуков 4 6035

Клиперы, чай и опиум. Чёрная сторона английского прогресса

Историк Клим Жуков рассказывает о неприглядной подноготной индустриальной революции в Англии и Викторианской эпохи на примере красивых парусных кораблей, возивших в одну сторону чай, а в другую — смерть.

Торговля британскими товарами в Кантоне (ныне Гуанчжоу), 1858 г.
Торговля британскими товарами в Кантоне (ныне Гуанчжоу), 1858 г. © / www.globallookpress.com

Клим Жуков, историк:

— В сухом доке Гринвича стоит последний свидетель великих чайных гонок: клипер «Катти Сарк», построенный в шотландском Дамбартоне фирмой «Скотт и Линтон». Это впечатляющий корабль из стали, тика и вяза, который способен под парусами преодолеть расстояние от Мельбурна до Лондона за 77 дней, покрывая в сутки до 363 морских миль.

Автору удалось посетить этот потрясающий музей в 2006 году: за год до известного пожара, почти полностью уничтожившего памятник мировой инженерной мысли. Думается, случись такое в России, вой о безалаберных русских, которые погубили культурное достояние, был бы слышен минимум в рукаве Персея.

К британцам же, напротив, мировое сообщество отнеслось с мужественным сочувствием, сердечно поздравив с открытием «восьмидесятипроцентного новодела» в 2012 году. Это, кстати, типичная мета так называемой «Британской имперской школы». Неудобные факты надо замалчивать, неприглядные черты — ретушировать, выставляя напоказ только несомненные успехи.

Клипер «Катти Сарк».
Клипер «Катти Сарк». Фото: www.globallookpress.com

Чайные клиперы — это, без преувеличения, успех. Чайные гонки — яркий пример мужества и мастерства мореходов, гения конструкторов и инженеров. В самом деле, трудно поверить, что корабль с ветряным движителем мог добраться от Шанхая до Лондона вокруг Африки за 91 день: это документально подтверждённый рекорд клипера «Фермопилы» в гонке 1872 года.

Художники запечатлели эти поразительные корабли, буквально стригущие верхушки волн, вполне оправдывая собственное название: «клипер» (от to clip — стричь, обрезать, англ). Достаточно взглянуть на картину «Гонка клиперов „Ариэль“ и „Тайпин“», чтобы навсегда проникнуться романтикой парусного мореплавания.

Однако, как обычно, за внешней красотой кроется базис: насколько большой, настолько же и неприглядный.

Картина «Гонка клиперов «Ариэль» и «Тайпин». Художник Джек Спурлинг 1926 г.
Картина «Гонка клиперов „Ариэль“ и „Тайпин“». Художник Джек Спурлинг 1926 г.

Люди, хоть немного интересовавшиеся историей, знают, что чайные регаты не были спортом ради спорта. Это было вполне прагматическое мероприятие, связанное с торговлей. Китай, главный экспортёр чая, в XIX веке был отделён от Англии почти половиной планеты. Суэцкий канал откроется только в 1869 году. Тихоходные парусные суда с грузом чая преодолевали путь вокруг мыса Доброй надежды за 6-7 месяцев. За столь долгое путешествие свежие листья чая успевали заплесневеть и пропитаться отвратительной трюмной вонью.

Выход крылся в скорости. На маршрут стали выставлять самые быстроходные корабли своего времени: «балтиморские шхуны», позже названные клиперами. Острые обводы, отношение длины к ширине по формуле «шесть к одному» и более вместе с впечатляющим парусным вооружением позволяли развивать невероятную скорость, за что приходилось платить уменьшенной грузовместимостью. Вполне понятно, что годились они для перевозки особых грузов, сочетавших в собственной потребительной стоимости высокую ликвидность и небольшие объемы. Чай — один из подобных товаров. С 1859 года в Британии учредили денежные призы за победу в гонке от Шанхая к Лондону. Началась эпоха знаменитых чайных регат.

Но мы недаром оговорились: «один из подобных товаров». Другим продуктом, куда более ценным, чем чай, стал опиум. И здесь необходимо на время забыть о чайных гонках и переместиться сперва в Лондон, затем — в Индию, а оттуда — в Китай периода Цинской династии.

В 1600 году в Англии было основано Governor and Company of Merchants of London trading with the East Indies (Управление и компания купцов Лондона, торгующих в Ост-Индиях), более известное как просто Ост-Индская компания. В 1612 году войска компании закрепились на индийском субконтиненте, военным путем вытесняя оттуда конкурентов-португальцев. За последующие пять лет компания получила 23 фактории в Индии. В 1668 году британцы арендовали у португальцев остров Бомбей в устье реки Улхас как приданое Екатерины Браганской, жены короля Карла II Стюарта. В 1757-1764 годах войска компании нанесли поражения войскам бенгальцев, захватив контроль над Бенгалией, Ориссой и Бихаром (государственные образования в Индии, находившейся тогда в стадии раздробленности). Экспансия продолжалась: к 1818 году Британия контролировала основные территории к югу от реки Сатледж.

Первым губернатором Бенгалии стал полковник Роберт Клайв, первый барон Плесси. Он вывез из Бенгалии ценностей на сумму 5 миллионов 260 тысяч фунтов в качестве одномоментной контрибуции. Сумма на тот момент астрономическая. Резко увеличились налоги, бенгальские ремесленники и земледельцы прикреплялись к факториям, устанавливались единые (крайне низкие) закупочные цены. Результатом стала стремительная деградация местных промыслов и земледелия и страшный голод 1769-1770 гг. Точно вычислить число его жертв уже не представляется возможным. По разным оценкам оно колеблется от 5 до 10 миллионов человек. Впоследствии голод повторялся регулярно: в 1783, 1866, 1873, 1892, 1897, 1943-44 гг.

Госсекретарь по делам Индии Леопольд Чарльз Морис Стеннет Эмери записал в дневнике слова Уинстона Черчилля по этому поводу: «Я ненавижу индийцев. Это животные со звериной религией. Они сами виноваты в голоде, потому что плодятся как кролики».

Кстати, Черчилль же потом говорил, что «не было такого народа, как индийцы, столь же надёжно ограждённого от ужасов Второй мировой войны». Начиная с 1770 г. это «ограждение от ужасов» выглядело ужасающе.

Прямое ограбление Индии в 1757-1780 гг., по данным индийских историков и экономистов, составило 38 миллионов фунтов. По покупательной способности фунта 1750 г. к современному это составляет приблизительно 4 560 000 000 фунтов.

К ограблению прибавилась и сверхэксплуатация: регулярно и намного (порой вдвое) повышались налоги. За неуплату налогов индийские крестьяне лишались земельной собственности. Отнимались жилища, скот, даже одежда и кухонные принадлежности.

И вот тут-то мы подходим к опиуму.

Крестьянам и ремесленникам надо было как-то выживать. Одним из относительно надёжных способов заработать было пристроиться к производству или торговле опиумом. Почему именно опиум?

Традиции употребления опия в Азии имеют давнюю традицию. С распространением ислама в Средней Азии традиция употребления алкогольных напитков в качестве расслабляющего средства была подорвана. Вакантное место заняли наркотики. В частности, опиум растворяли в воде, употребляли в сухом виде. С распространением табака его стали замешивать с табачными листьями: такая смесь называлась «мадак». Эффект был сопоставим с марихуаной. Употребляли его и в Китае.

Власти Поднебесной регулярно запрещали опий, но не потому, что заботились о здоровье населения, а потому, что это был привозной товар. Империя Цин же достаточно бдительно следила за торговыми отношениями с соседями.

Первые пробные партии наркотика Ост-Индская компания завезла в Китай в 1711 году. Зачем это было нужно?

Китай — огромная и достаточно удалённая от Британии страна. Сил на прямое завоевание тогда не хватало, а торговля с Китаем была весьма привлекательной. Капитал как самовозрастающая стоимость объективно требовал расширения рынков. Китайский же рынок — это чай, шёлк, фарфор и многие другие чрезвычайно ценные и полезные предметы. Власти Цинской империи очень жёстко ограничивали внешнюю торговлю, проводя политику протекционизма. Общаться напрямую с китайскими властями торговцы не могли. Сложился недопустимый для запада торговый дисбаланс.

Предложить китайцам кроме весьма ограниченного круга товаров (свинца, олова, хлопка-сырца и некоторых предметов роскоши) было нечего. С началом чайного бума дисбаланс принял вопиющие масштабы. Из метрополии в Китай потекли живые деньги.

Положение спас опиум. Если во второй половине XVIII века крупнейшим рынком сбыта производимого Ост-Индской компанией опиума был малайский остров Пенанг, а на рубеже XIX века — Ява, то к 1820 году свыше 90% ее опиумного экспорта (то есть более 5000 ящиков в год) приходилось на Китай. К 1829 году этот объем почти утроился, а еще через четыре года достиг 20 000 ящиков, то есть более 1000 тонн! Наконец-то появился товар, который мог заткнуть злосчастную брешь в торговом балансе Запада и Востока. Как же удавалось ввозить в страну такую массу запрещенного товара? Ведь столь респектабельная компания, как Ост-Индская, не стала бы заниматься контрабандой.

Курение опиума, Китай, 1837 г.
Курение опиума, Китай, 1837 г. Фото: www.globallookpress.com

Дело отдали на откуп частным подрядчикам. Например, ветераном опийной торговли является торговый дом «Джардин, Мэтисон и К°» — крупнейший агент в контрабандной торговле. Кстати, фирма живёт по сей день под названием Jardine Matheson Holdings Limited, базируется в Гонконге и на 170 месте в мире по списку Forbes Global.

Надо отчётливо понимать, что эти успешные парни с активами в 63,5 млрд долларов появились не на пустом месте и не от большого таланта к бизнесу. В основании лежит банальная наркоторговля, которую начали люди с добрыми лицами: Джеймс Мэттисон и Уильм Джардин. Если вы останавливаетесь в шикарных отелях, которые принадлежат этой компании, помните: всё это великолепие построено на наркоденьги, заплаченные миллионами уморенных индийцев и китайцев.

Сложившаяся в результате система торговли была по-своему гениальна. Ост-Индская компания отдала локальную торговлю между Индией и Китаем на откуп частным купцам, сохранив за собой монополию на поставки чая напрямую в Англию и на производство опиума в Индии. Готовый продукт компания доставляла в Калькутту, здесь он продавался на открытых аукционах — и все: дальше компания не несла за товар никакой ответственности.

Непосредственной его доставкой в Китай занимались агентские компании, базировавшиеся в Макао и Кантоне. Поскольку опиум в Калькутту поступал более или менее круглый год, этим компаниям нужно было обеспечить столь же ритмичную его доставку потребителю: зависеть от попутных сезонных муссонов, дувших в Индийском океане и Южно-Китайском море, они никак не могли. В результате был создан принципиально новый тип судов: опиумные клиперы, которые обладали способностью двигаться практически навстречу сильнейшим муссонам.

Родилась великолепная «безотходная» бизнес-стратегия.

Из Англии в Калькутту отплывал клипер, груженный промышленными товарами. В Калькутте он принимал груз опия, следуя после этого в Кантон. Там клипер получал полный трюм чая, после чего начиналась гонка домой, чтобы англичане могли пить свежий и вкусный напиток. Пока крутились эти шестерёнки, механизм производил чистое золото.

Себестоимость одного ящика опиума в Индии составляла около 150 фунтов стерлингов, в Кантоне же его цена достигала 520 фунтов. А один клипер средних размеров вмещал до 300 ящиков. Нетрудно посчитать. Маржа с рейса выходила в 111 000 фунтов. По современным ценам это около 12 000 000 фунтов или 17 000 000 долларов. Рейсов же судно за год совершало три, и у крупных агентских компаний в море одновременно могли находиться десять и более клиперов. То есть прибыль только с опийных рейсов 10 кораблей в год — это около 510 000 000 долларов. Если учесть поставки ширпотреба в Индию, то выгода получается несколько больше.

Опиумный флот отбывает в Калькутту, 1882 г.
Опиумный флот отбывает в Калькутту, 1882 г. Фото: www.globallookpress.com

За опиум китайцы обычно платили наличным серебром. Но в водах Южно-Китайского моря, кишащих пиратами, серебро в больших количествах перевозить было опасно. Поэтому агент, совершив сделку, обычно отправлялся в кантонское представительство Ост-Индской компании и покупал на вырученное серебро ее вексели, которые подлежали погашению в Лондоне. Это серебро компания немедленно пускала на закупку чая. Круг, таким образом, замкнулся: утекавший по «чайному» каналу драгоценный металл стал возвращаться по «опиумному».

Впрочем, по мере роста опиумных поставок объем серебряной выручки начал ощутимо превышать потребности чайной торговли. И корабли компании стали вывозить из Поднебесной не только чай, но и серебро. Теперь уже не Китай высасывал драгоценный металл из британской экономики, а, наоборот, Британия — из китайской. Причем для Китая такой отток был значительно более чувствительным, поскольку других источников поступления серебра страна практически не имела (собственная добыча была незначительной).

Но проблемы, порождаемые опиумной торговлей, отнюдь не сводились к одной экономике. В одном лишь Кантоне число курильщиков, попавших в полную зависимость от наркотика, исчислялось, по оценкам европейских миссионеров, десятками тысяч.

С побережья наркотик растекался по всей стране, достигая самых глухих деревень. Опиумная эпидемия поразила все слои общества. Когда император Даогуан, заняв в 1820 году трон, приказал подготовить доклад о степени распространения, как сейчас бы выразились, наркомании, то одним из самых пораженных этим недугом слоев оказались чиновники и армия. Более того, курильщики опиума были выявлены в ближайшем окружении самого Сына Неба.

Закончилось все это Опиумными войнами. Всего их было две: в 1840-1842 и 1856-1860 годах. Поводом для первой из них (1840-1842) послужила конфискация китайскими властями у английских торговцев более 20 000 ящиков с опиумом. Британия отправила к китайским берегам эскадру. Война завершилась быстрой победой англичан. 29 августа 1842 года был подписан Нанкинский мирный договор, по которому Китай выплачивал контрибуцию и отдавал британцам Гонконг. Однако европейцы так и не получили права беспрепятственно торговать опиумом. Во Второй опиумной войне (1856-1860), предлогом для которой послужил захват китайцами английского судна с контрабандой, участвовала коалиция западных держав: Англия, Франция и США. Неудивительно, что Китай снова проиграл. Страны-победительницы получали значительные привилегии в торговле с Поднебесной. В частности, была узаконена торговля опиумом.

Первая опиумная война. Британский флот обстреливает Кантон.
Первая опиумная война. Британский флот обстреливает Кантон. Фото: www.globallookpress.com

В итоге Китай вынужден был «открыть страну», сняв все ограничения на торговлю. В 1899 году случилось напрямую связанное с Опиумными войнами восстание Ихэтуаней, подавленное альянсом 8 стран (включая и царскую Россию) в 1901 году. Только через полстолетия, в 1913 году, пришедшие к власти после победы Синхайской революции демократы запретили ввоз наркотика в страну.

С медицинскими последствиями вековой наркотизации населения вынужден был бороться ещё Мао и его последователи. Для Европы же (и, уже — Англии) маршрут Лондон-Калькутта-Кантон-Лондон стал настоящим золотым треугольником. Золото его является заметной частью в фундаменте индустриальной революции и последующего экономического благосостояния Запада. Оплатили его миллионами смертей от Индии до Китая. Красивые улочки, уютные кафе, высокий уровень жизни и культурное обхождение в европейских столицах взялись не на пустом месте. На «другом конце плеча» столетия пахло порохом, кровью и трупами.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (4)
  1. Рашит ханнанов
    |
    09:05
    13.03.2018
    0
    +
    -
    От британской королевы страдали и ее же подданные-англичане. В самой богатой стране мира люди умирали от голода даже в 19 веке. А цинизм королевы заключался в следующем. Как-то раз, прослышав об умирающих от голода британцах ( в каком-то графстве был неурожай), турецкий султан выслал королеве 10 тыс фунтов стерлингов для раздачи голодающим. Королева приняла только 1 тысячу, а 9 вернула обратно, потому что сама она дала своему народу только 2 тысячи. наверняка 9 тысяч фунтов смогли спасти жизни многих британцев. Но королеву это не смущало. В обнимку с Ротшильдом она весело распивала виски.
  2. Рашит ханнанов
    |
    10:04
    13.03.2018
    0
    +
    -
    Страдания простых британцев начались с реставрации монархии, проведенной под руководством финансистов (ростовщиков). Они осознали, что монархами в религиозной стране гораздо легче манипулировать чем выборным и подотчетным народу парламентом. Техника этого дела достаточно проста. Впрочем об этом знают и все грамотные россияне, которые внимательно изучали историю монархии в России от Петра до Екатерины Второй. Т.е. блуд, интриги, шантаж и устранение неугодных. В результате на британском троне воцарились люди, которые не только абсолютно подконтрольны финансистам, но уже сами являются составной частью мировой финансовой мафии. Проблема британцев в том, что им очень удачно напели про их имперское величие. Многие порядочные британцы искренне верили в национальную идею и отдавали ей свои силы, а то и жизнь за нее. И продолжалось это веками. Сегодня английские ученые осознали тот факт, что в крови их королевы фактически нет английской крови, а уж елею на ее голове тем более просто неоткуда взяться. Но отказаться от монархии у британцев не получается по двум причинам. Первая причина. Не хватает смелости, потому что в таком случае им придется признать, что финансисты водили их за нос как самых последних лохов в течение нескольких веков. Вторая. Все СМИ принадлежат финансистам. И вся неугодная им информация не доходит до населения. Например, все упорно замалчивают тот факт, что британская королева готова была напасть на СССР (своего союзника) и применить ядерное оружие сразу же после поражения Германии. Остановил финансистов только страх перед демократическими силами Франции и Италии. И само участие "союзников" в войне было обусловлено не желанием искоренить нацизм, а боязнью, что СССР, в случае единоличной победы над Германией, станет единственным гегемоном в Европе.
  3. Валерий Волков[mailru]
    |
    14:04
    13.03.2018
    -1
    +
    -
    Еще в советское время читал статью Виктора РОзова о первой поездке в США группы Советских литераторов в США,где их принимали с невиданной в СССР роскошью.Как оценил этот прием В.П.Катаев,руководитель делигации,нас проверяли на стойкость против богатства.А еще В.РОзов добавил,что проверку на стойкость против богатства не выдержали ни Хрущев,ни Горбачев,а за ними вся верхушка И в этой яме мы барахтаемся по сю пору.За красивыми голандскими двориками,английскими парками,французкой культурой,американским могуществом хранится звериный оскал алчности,который блестяще декорируется западной демократией.К сожалению,эти розовые очки весьма успешно натянули молодежи в80,90 годы.Пора бы начать трезветь.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что за объединительный собор проходит в Киеве?
  2. Где в Москве подорожала парковка?
  3. Почему уроки в школе начинаются так рано?


Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ