00:06 14/02/2015 Алина Менькова 11 170336

«Я чувствовал — он убийца»: интервью со следователем, поймавшим Чикатило

21 год назад, 14 февраля 1994 года, в Новочеркасской тюрьме был расстрелян наводящий ужас на сотни людей ростовский маньяк Андрей Чикатило.

Центральный музей МВД РФ. Серийный убийца, маньяк Андрей Чикатило, убивший с особой жестокостью 53 человека. Рядом с его фотографией размещены фотоснимки его жертв.
Центральный музей МВД РФ. Серийный убийца, маньяк Андрей Чикатило, убивший с особой жестокостью 53 человека. Рядом с его фотографией размещены фотоснимки его жертв. © / РИА Новости

Корреспондент АиФ.ru Алина Менькова встретилась с бывшим следователем уголовного дела под кодовым названием «Лесополоса» Иссой Костоевым и узнала, что помогло вычислить Чикатило, кто виноват в том, что маньяк так долго был на свободе, и какие недостатки существуют в следственной системе сейчас.

Алина Менькова, АиФ.ru: Исса Магомедович, сегодня в каждом втором споре о том, нужна ли в стране смертная казнь, вспоминают историю Александра Кравченко, расстрелянного за убийства, совершённые Чикатило, в 1983 году. Я знаю, что для Вас это болезненная тема, но всё же расскажите об этом. Как вы узнали, что он невиновен? Как поняли, что поиски нужно продолжать?

Исса Костоев
Исса Костоев. Фото: Пресс-служба Республики Ингушетия

Исса Костоев: Лену Закотнову, убийство которой повесили на Кравченко, в 1978 году убил Чикатило. Впервые об этом мне рассказал сам Чикатило. Закотнова была его первой жертвой. О таком убийстве следствие ничего не знало, а если бы знало, то преступная деятельность Чикатило пресечена была бы намного раньше. Немногие знают, что Чикатило именно по этому эпизоду оправдали. Конечно, если исключить из 55 убийств одно, два и даже 10, сути дела это не меняет — всё равно расстреляли бы. Но важно то, что его можно было поймать ещё на том убийстве. Это самое печальное. К нему подошли совсем близко, опрашивали его жену, ещё несколько шагов оставалось. Но тут появился Александр Кравченко — он проживал недалеко от места обнаружения трупа, так ещё и был судим ранее за изнасилование. Всё просто — арестовали, систематически избивали, устраивали насилие над ним, и он сознался. Ему смерть — а кому-то «благополучно раскрытое» тяжкое преступление.

Справка
Справка Исса Магометович Костоев (родился 8 августа 1942 года) — российский политический и общественный деятель. Представитель в Совете Федерации Федерального Собрания РФ от РеспубликиИнгушетия (с 2002 по 2009 годы). Член комитета Совета Федерации по обороне и безопасности. Член комиссии Совета Федерации по естественным монополиям. Ветеран труда, заслуженный юрист РФ. Имеет орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени, Орден Трудового Красного Знамени.
— Что вы чувствовали, когда узнали о том, что Кравченко невиновен?

— Моё сердце болело, когда я читал жалобу Кравченко в президиум, он писал: «Наступит день, когда всем вам будет стыдно за мою безвинно погубленную жизнь!». 40 листов написал — как издевались, как мучили его. Если меня на том свете спросят, почему так случилось, я не смогу найти этому оправдания. Я знаю, как чувствует себя человек, совершивший тягчайшие преступления, в смертной камере, как он сходит с ума от каждого шороха, лязга ключей за дверью. А потом домысливаю, как чувствует себя тот, кто не совершил, а я его приговорили к расстрелу. И он не может доказать государству, что не виноват. Мне тягостно вспоминать о Кравченко. Я послал следователя к его матери на Украину с бумагой — что невиновен он. Она говорила: «Что-то мне сын давно не пишет, я во сне его вижу... он рассказывает, что ему холодно, я ему носки вяжу. Хочу отправить». Представляете — она, бедная, даже не знала, что его казнили.

— В итоге вы доказали Верховному суду, что Кравченко невиновен?

— Верховный суд под давлением убедительных доказательств, которые я представил ему, с третьего захода был вынужден отменить ранее состоявшиеся судебное решение о расстреле Кравченко. Мной было проведено дополнительное расследование. Когда я его завершил, уголовное дело против Кравченко было прекращено. В суд поступило дело об обвинении Чикатило, но примерно через 3 года судом это обвинение было исключено. В итоге дело оказалось подвешенным — убийцы Елены Закотновой документально до сих пор нет.

«Его нашли с вазелином, верёвкой и ножом и снова отпустили убивать»

До Иссы Костоева Чикатило искали 8 лет. Под его руководством — ещё четыре года. Ещё до приезда Костоева в Ростове арестовали несколько человек, которые, как оказалось, были психически больными. Но местные правоохранительные органы уже сообщили в ЦК КПСС, что дело раскрыто. И только представитель прокуратуры засомневался в виновности задержанных. Казаков доложил о своих сомнениях в центр. Генеральная прокуратура СССР решила отправить на место Иссу Костоева. Так 10 ноября 1986 года он оказался в Ростове-на-Дону. Прибывший из Москвы следователь пришёл в ужас: в области по-прежнему находили трупы жертв. Костоеву пришлось начинать следственную и оперативно-розыскную работу заново.

— С какими установками вы начали участие в операции «Лесополоса»?

— Я постоянно твердил одно и то же работникам — в условиях, когда у нас нет прямых доказательств, искать приходится вслепую, методом исключения. И тут самое страшное, если преступник пройдёт через нас... как и случилось с Чикатило. Он был отработанным, непричастным. В этом была вся беда.

— Как Вы почувствовали свою правоту в отношении Чикатило? Ведь доказательства говорили об обратном.

— У меня был полный криминологический портрет преступника, который составили опытные специалисты-криминологи. Я почувствовал, что это Чикатило, когда у меня оказались материалы, собранные на него в 1984 году, задолго до моего приезда. Как выяснилось, эти материалы долгое время хранились у одного из руководителей местных органов МВД. Когда он переехал на работу в другой регион, он их бросил ростовским оперативникам. Они там долго лежали. Из материалов усматривалось, что его задержали на вокзале, когда он хотел соблазнить очередную жертву. И задержали со всеми причиндалами — с вазелином, с верёвками, с ножом. Дело в том, что в это время у ростовских сыщиков сидели арестованные другие люди, психически больные подростки. Они за наркотики и сигареты готовы были всё, что угодно, рассказать. Так что появление в это время Чикатило ростовских сыщиков никак не устраивало. И его отпустили, продержав несколько месяцев и обвинив в краже аккумулятора. Плюс, его прошлое подсказывало мне, что виновен он — из школы его уволили за сексуальные домогательства по отношению к детям. Это долгая-долгая история, всего не расскажешь.

— Какое впечатление на Вас произвёл Чикатило, когда Вы его задержали, ведь Вы искали преступника 4 года? Было ли Вам страшно?

— Мне не было страшно. Когда я задержал его, поместил в следственный изолятор КГБ, так, что ни у одного работника не было к нему доступа. 9 дней мы были вместе, только я и он. Даже те люди, которые со мной работали, жили в гостинице, не знали, что происходит между нами. Это была схватка очень ответственная, очень тяжёлая. Только когда он уже признался — показал места убийств, по всем эпизодам его показания были записаны — он начал твердить, что якобы страдает непонятными психическими отклонениями, что его надо лечить. Я ему говорил: «Если ты больной, то тебя будут лечить». И до последнего он верил, что его оправдают.

— Как Вы думаете, он был болен?

— Я считаю, что он не был болен. Да, у него были какие-то отклонения, но он был абсолютно вменяем. Просто бессилен в половом плане. Его это возмущало. Он говорил: «Я образованный, здоровый мужчина. Почему природа лишила меня такого удовольствия? А другие — пьяницы беспробудные — это могут?». Он действительно был толковый и грамотный в рабочих вопросах. К нему на работе обращались, чтобы он «улаживал» дела с начальством. Но в сексуальном плане не повезло... от этого протест и такая нечеловеческая месть.

— Много раз в работе помогало Вам чутьё, интуиция?

— В раскрытии дела интуиция следователя должна быть построена на анализе, логически правильно выстроенных решениях, ну и опыт немаловажен. И никогда не надо торопиться. Мой первый прокурор, который брал меня на работу, говорил: «Исса, ты вступаешь на такую работу, где много будет соблазнов принять быстрое решение. Но всегда, решая судьбу человека, возвращайся и взвешивай все “за” и “против”. Только когда вина очевидна, принимай решение». Я так и делал всегда. Поэтому никто ещё не сказал, что Костоев кого-то незаконно посадил».

«За ошибки, связанные со смертной казнью невиновного, никто не отвечает»

— Всё-таки маньяк в первую очередь больной или преступник? И можно ли его после серийных убийств выпускать на свободу, как стало с убийцей Владимиром Ретунским?

— Я считаю, что маньяк — это преступник. Ему нечего делать на свободе и через 15, 20 лет. Это как радиация для людей. Опасно — нельзя выпускать.

— Что думаете о смертной казни? Какое наказание заслуживают серийные убийцы?

— Многократно высказывался на эту тему. Я считаю, что смертная казнь в условиях российской действительности необходима. Другой вопрос — когда мне говорят, возможна же судебная ошибка... вот чтобы не было ошибок, не должно оставаться никаких сомнений в том, что подозреваемый действительно преступник. А если ошибка всё-таки произошла, то люди, имевшие даже отдалённое отношение к этой ошибке, — прокуроры, судьи, полицейские, инспекторы, независимо от рангов, должны нести самую жесточайшую ответственность. Тем самым можно свести к нулю судебные ошибки. К сожалению, сегодня реальность такова, что за ошибки, связанные со смертной казнью невиновного, никто не отвечает.

Насильник и убийца Андрей Чикатило во время заседания суда
Насильник и убийца Андрей Чикатило во время заседания суда. Фото: РИА Новости/ Владимир Вяткин

— Исса Магометович, что повлияло на выбор вашей профессии?

— В 44-м году нашу семью депортировали в Сибирь, в Казахстан. За 20 лет, которые я там прожил, я увидел столько ужасной несправедливости в отношении людей. И я дал себе слово, что когда стану старше, я буду бороться за справедливость. А кто борется за неё? Юристы, а среди юристов — следователи. Как правило, будущее решение суда в руках следствия.

— Что-то должно быть изначально в характере человека, чтобы он стал следователем, криминалистом, или всё можно в себе воспитать, обучаясь и приобретая опыт?

— Не может следователем стать человек, даже блестяще образованный в юриспунденции, если у него нет особого таланта. Следователем надо родиться. Всё, что вытекает из закона, можно сделать безупречно, но так и не добиться результата. У следователя должна быть особая жилка, высокое обладание логикой, психологией, психиатрией. Надо изучать всё досконально, много раз проверять. Следователи — это штучные люди. Важно своим трудом и упорством найти и изобличить именно негодяя — виновного. Можно, конечно, первого попавшегося посадить. Ему в полиции рёбра пересчитают, побьют, и он готов будет рассказать всё, что и не совершал. Но в следствии всё должно быть объяснено, до мельчайших деталей. Ибо ошибка, допущенная следователем, повторяется на суде. И невиновный человек, находясь в заключении, каждый день и час проклинает того, кто его туда посадил ни за что. Виновный же, пусть и не признается, но в душе знает, что справедливость восторжествовала.

— Как вы относитесь к тому, что сейчас прокуратура — отдельное ведомство, следственный комитет — отдельное ведомство, следователи в МВД — отдельное ведомство. Хорошо это или наоборот, мешает правильно вести расследование?

— У прокуратуры в отношении следствия должно быть больше полномочий, чем сейчас. Я считал и считаю, что у нас должен быть один следственный аппарат — единый, по всей территории страны должно быть одно подразделение с жёстким прокурорским надзором. Не должно быть следователей полиции, прокуратуры, следователей ФСБ, следователей наркоконтроля. Конечно, такое разнообразие следственных аппаратов не способствует борьбе с преступностью, к тому же это и огромные материальные расходы.

«Выйти с автоматом на улицу стало обыденностью»

— Скучаете по работе следователем?

— Иногда. Я прошёл долгий путь — от районного следователя на Северном Кавказе до начальника отдела по борьбе с бандитизмом, а далее начальника главного международно-правового управления генеральной прокуратуры РФ. Но нельзя же постоянно работать, ведь не мамонт же.

— Что бы Вы в своей жизни изменили, если бы была такая возможность?

— Я бы начал по новой с того же. Я ни о чём не жалею. У меня есть чем заниматься. Прекрасная работа, прекрасная семья — 5 детей, две девочки, три сына — двое из них пошли по моим стопам... 10 внуков.

— Что изменилось в преступном мире за последнее время? Какой диагноз вы бы поставили современному обществу?

— С убийствами на бытовой почве ещё можно бороться, но что делать с преступными группами, с террористами? Это требует координированной борьбы всех органов — и судебных, и правоохранительных, и государственных. С этим злом надо бороться всем миром! Я считаю, что наша судебная система — крайне отсталая, несовременная, несамостоятельная в своих решениях. Суд должен быть независимым в полном смысле этого слова — только закону подчиняться. В советское время если было совершено какое-нибудь преступление с использованием автомата, вся страна наша — великий Советский союз — «вставала на уши». Пока не найдут преступника, никому не было покоя. Сегодня взял автомат, пострелял, ограбил, захватил — дело завели, провели несколько допросов, положили в сейф и забыли. Это стало обыденностью, а это опасно.

Об укрытиях преступности и кровной мести

— Исса Магомедович, вы — представитель Ингушетии в Совете Федерации РФ. Уровень преступности на Северном Кавказе год от года снижается. Но есть и другой показатель, который говорит, что количество незарегистрированных преступлений в Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии и других субъектах Северо-Кавказского Федерального округа растёт. Оказывается, преступность падает, потому что её не хотят регистрировать?

— Доля правды в такой постановке вопроса есть. Факты укрытия преступлений имеют место не только на Северном Кавказе, но и на всей территории нашей страны. Ни один регион от этого не застрахован. С другой стороны, по поводу Северного Кавказа, я не исключаю, что некоторые показатели не соответствуют действительности. Там уровень преступности, особенно террористического плана, снижается — это факт. Фальсификация статистики преступности имеет место, и с этим видимым благополучием необходимо решительно бороться.

— После теракта в Чечне заговорили о коллективной ответственности, мол, родственники знают и помогают террористам, поэтому их надо выгнать со своей земли. В Ингушетии идёт программа скорее, наоборот, там помогают бывшим боевикам и их семьям. Расскажете подробнее об этой программе?

— Это не совсем так. В Ингушетии, например, ведётся профилактическая работа с родственниками ушедших в подполье молодых людей и родственниками погибших. Не забывайте о том, что там, как и в Чечне, до сих пор существуют кровная месть. В одном селе могут жить как родственники убитого, так и родственники убийцы. Вот представьте на минуту, каково им. С ними разговаривают, им советуют: «Уезжайте, иначе при первом же столкновении будет кровопролитие, будет месть». Руководителям этих республик приходится прилагать неимоверные усилия, чтобы успокоить людей после терактов, удерживать от кровной мести и не позволить им устроить самосуд.

— Чтобы устроиться на работу в правоохранительные органы Северного Кавказа, нужны родственники, которые замолвят словечко. К сожалению, клановость признал и бывший Полпред президента в СКФО Александр Хлопонин. И объявил этой клановости бой. Хотелось бы узнать результаты этой борьбы?

— Не знаю, какой бой он объявил? Не слышал. Да, такая клановость есть. Это бич северокавказских народов. Там существует и жуткая клановая разделённость общества, и коррупция, собственно, ничего особенного, чего нет в других регионах России, за исключением, конечно, расстановки кадров по фамильно-кадровому принципу.

Возможно вам будет интересно: Кем на самом деле был Джек Потрошитель →

Рамблер.Новости
Оставить комментарий
Вход
Лучшие комментарии
  1. Ирина72
    |
    15:14
    14.02.2015
    7
    +
    -
    Классный мужик, честный. Всё правильно говорит и не боится. А за поимку Чикатило - отдельный поклон. Я много про историю этого дела читала - это был страшый и каторжный труд со стороны этого следователя. Просто молодчина!
  2. шишига
    |
    13:29
    16.02.2015
    1
    +
    -
    О, Кравченко пожалел... в 1970 году этот подонок изнасиловал и убил девочку. А не расстреляли его потому, что он был несовершеннолетний. Насчет убитой девочки в 1978 году - очень спорный вопрос. Верховный Суд несколько раз выносил обвинение этому Кравченко. Виновен он или нет в убийстве в 1978году, уже не важно. Преступника настигла заслуженная кара.
Комментарии (11)
  1. Ирина72
    |
    15:14
    14.02.2015
    7
    +
    -
    Классный мужик, честный. Всё правильно говорит и не боится. А за поимку Чикатило - отдельный поклон. Я много про историю этого дела читала - это был страшый и каторжный труд со стороны этого следователя. Просто молодчина!
  2. шишига
    |
    13:29
    16.02.2015
    1
    +
    -
    О, Кравченко пожалел... в 1970 году этот подонок изнасиловал и убил девочку. А не расстреляли его потому, что он был несовершеннолетний. Насчет убитой девочки в 1978 году - очень спорный вопрос. Верховный Суд несколько раз выносил обвинение этому Кравченко. Виновен он или нет в убийстве в 1978году, уже не важно. Преступника настигла заслуженная кара.
  3. Алёнич
    |
    18:18
    16.02.2015
    0
    +
    -
    Обычные издержки: пока ловют преступника человек 5 невиновных накажут попутно патамушта отчетность о работе как бы существует
  4. Евгений Местов[mailru]
    |
    02:35
    19.02.2015
    1
    +
    -
    Алёнич: Еще существует "русский язык", который многие не знают, но это им не мешает "умничать".
  5. aleha
    |
    12:13
    17.02.2015
    0
    +
    -
    Изнасилования - это то-же, что и избиение. Опасность вся в убийствах. Ну чем от Чикатило отличается просто маньяк потрошитель?
  6. Анна
    |
    10:44
    20.11.2015
    1
    +
    -
    aleha: вы вообще поняли, что вы сплели? а вас изнасилуют, вы тоже скажете, что тоже самое, что избили? за изнасилование наказание должно быть таким же строгим, как за убийство. а у нас насилуют детей, им дают сроки, а потом еще и выпускают - а они выходят и занимаются тем же.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Насколько увеличили пенсионный возраст для чиновников?
  2. Чем завершились экстренные ночные переговоры «нормандской четвёрки»?
  3. Почему во Франции возник дефицит бензина на АЗС?
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ