Лариса Малкова 1 1901

«Буду ходить — и все!» 19-летний инвалид смог преодолеть тяжелый недуг

Можно после тяжелейшей травмы замкнуться в себе, лежать лицом к стене, кляня судьбу за несправедливость.

Фото: Дмитрий Марков

А можно заняться дайвингом, каждый год ездить в Сочи за рулем автомобиля, возглавить несколько городских предприятий, войти в состав регионального Молодежного парламента. 

Небо и земля

Трагедия с Володей Петровым, пареньком из районного городка Дно Псковской области, произошла 13 лет назад. 

Он менял окна в квартире, встал на металлический козырёк и ...поехал вниз с высоты четвертого этажа. Трёхдневная кома — врачи не рискнули сразу оперировать. Как следствие — неподвижность нижней половины тела. И страшный прогноз: могут отказать и руки. 

Правда, по его же признанию, что было тогда и сейчас — небо и земля. Он может не только ногами двигать, но и даже стоять. Каждый вечер обязательно проводит в спортзале, занимаясь тяжелой атлетикой. И с каждым днем чувствует не ухудшения, а прогресс. 

Фото: Дмитрий Марков

Когда через два года после травмы показался тем же врачам, они были в шоке, как такое может быть? 

— Надо просто принять свое состояние и жить дальше. Мне на такие сомнения-размышления два дня хватило, а тут еще и бабушка: «Будешь ходить. И всё!» До травмы я ведь дальнобойщиком в Питере работал, а еще в свободное время компьютеры ремонтировал, постоянно находился в движении. Бабушка забрала меня домой в Дно из питерской больницы, и началась другая жизнь.

Другая жизнь — это ежедневные физические упражнения, поездки в реабилитационный центр, где он каждый раз убеждался, что жить придется в таком состоянии. В Сестрорецке познакомился с молодым мужчиной, у него жена, дети. А он полностью парализован, только слышит, говорит, видит и постоянно плачет. Володя ему: «Ты же умный, почему не возьмешь себя в руки?» А он: «Тяжело, когда хочется бритвой по венам, а ты не можешь». 

— Я часто его вспоминаю и понимаю, что мне-то было намного лучше, чем ему. И почему я должен плакать, себя опускать? 

Фото: Дмитрий Марков

Директор

Через два года после травмы он стал дома ремонтировать компьютеры, купил машину с ручным управлением и устроился водителем к одному из псковских руководителей. Кресло в багажник — и вперед. Заработал денег, занялся предпринимательством, пять лет возил в Дно чай и кофе. Но постепенно интерес пропал, хотя даже поступил учиться на профильный факультет в Петербургский университет путей сообщения. В этом году заканчивает и планирует продолжить обучение на юрфаке. Он сам за рулем не только в поездках в Питер, но даже в Сочи несколько лет подряд ездит. А все потому, что не усидеть на месте, спокойствие тяжело дается. Ему надо постоянно куда-то ехать, бежать. Даже дома после спортзала не может ни лежать, ни сидеть. 

А директор он полтора года. Бизнес свой продал. Занялся с активистами общественным движением «Возрождение Дно»: ребята обустраивали городскую среду. Потом глава района, видя такую кипучую энергию, предложила возглавить рынок, а затем — гостиницу и стадион. 

— В принципе это несложно. Только требуется больше передвижений, мобильности. Да и гостиница отсюда недалеко, можно пешком. Главное — это команду собрать. Вот стадион сделали, столько усилий приложили, ночами каток заливаем все 5 дней подряд, потом снег все портит. Но это для людей, сейчас там весь город катается, музыка, смех. Раньше такого никогда не было, а у меня радость неимоверная: это ж для людей! А гостиницу отремонтировали! Сначала — фасад, теперь в номерах — и люди стали в Дне на ночь оставаться. А раньше их в Порхов возили или Псков. Деньги стали поступать — мы их сразу в новый ремонт вкладываем. Понятно, что многое зависит от финансов. Вот написали мы отличный федеральный грант по кинотеатрам. Но его отдали соседнему городу, потому что там населения больше. Хотя наш проект был намного интереснее. 

Фото: Дмитрий Марков

«Не надо нас жалеть»

Владимир — единственный такой активный колясочник на весь район, он скорее исключение из правил. Объяснение того, почему инвалиды замыкаются в себе, простое.

— Просто нет для них самореализации. Чем инвалид отличается от другого человека? Он не может ходить, но голова-то у него осталась. И разум тот же. Если он и при полном здоровье что-то делал, и в коляске будет. Но проблема в социуме, человек не может проявить себя. Просто ему не дают этого сделать, и тогда он начинает замыкаться от безысходности. Алкоголь, потом проблемы со здоровьем. Так было и с моим другом, которого сейчас уже нет. Выбиваются, к сожалению, только единицы. Надо просто согласиться с этим жить, внутри переступить через проблемы. Инвалиды привыкают к сложностям и мелочей не замечают. Но основная проблема в том, что к ним относятся не так, к ним относятся с жалостью. Понимаете, при виде колясочника человек думает, что ему надо помочь. Мы не столько помощи ждем, сколько чтобы к нам относились как к обычным людям. Для меня жалость — это что-то негативное, я ее не воспринимаю. Мы не объект сожаления. Нам дают особые условия работы, пенсию, может, это и помогает, но с другой стороны, мешает. Как работодатель мыслит? Ага, день рабочий надо сократить, условия труда особые создать, льготы предоставить — государство ж требует. А инвалид просто готов работать. 

Фото: Дмитрий Марков

Вот он и работает, да так, что теперь ему готовятся руководство еще двумя муниципальными предприятиями поручить: городским кладбищем и свалкой. Так сказать, обустраивай городскую среду. А вот на вопрос о том, нет ли в его планах стать главой района, машет руками: еще в этой стезе не достиг совершенства. 

Только не надо думать, что ему так просто в районном городке, где понятия «доступная среда» не существует. Ему через прокуратуру и суды удалось добиться, чтобы в поликлинике и на почте установили пандусы. Больше их нет нигде: понятно, чтобы хозяину магазина его установить, надо серьезно потратиться ради нескольких человек, которые из дома редко выезжают. А потраться — на улице колясочников было бы намного больше. От людей ведь все зависит, а не от приказов. Хорошо бы, чтоб эти люди хотя бы метров пять на коляске по снегу проехали. 

И еще он постоянно в Сети дискутирует с людьми, оказавшимися прикованными к инвалидному креслу. 

— «Как жить? Работы нет! Здоровья нет!» — плачут они. Ну возьми себя в руки, и просто попытайся, не получится — бог с ним. Ведь что такое инвалидность? Это потеря какой-то функции, но мозг-то остается. И внутренне ты тот же человек. Я каждое утро борюсь: поспать еще 5 минут или кашу сварить? Каждый день себя преодолеваешь, но мне уже легко, знаю, надо идти дальше, я поставил себе такую задачу. И все. По-другому никак. 

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как оформить дарственную на квартиру на несовершеннолетнего?
  2. Какой вид облицовки лучше для дачи?
  3. Обязывает ли новый регламент выходить из машины по требованию инспектора?

Какая система оценок в школе самая правильная?

Новое на AIF.ru