0 990

«Я иду по жизни назад…». Женщина, которая победила слепоту

Мы решили собрать у наших читателей рассказы о том, как что-то изменило их жизнь.

Светлана.
Светлана. © / Из личного архива

Моя подруга Светлана — человек без возраста. Она уместна в любом коллективе, в любой компании — шумная, веселая, остроумная, блестящая. Но даже люди, общавшиеся с ней годами, часто не знали какого цвета у нее глаза, всегда скрытые за толстыми-претолстыми линзами очков. Впрочем, это никому не мешало работать с ней вместе, общаться на все темы сразу, носиться по Москве и по всей планете. Никому, кроме нее самой.

Очки Света носила всегда. Минус восемь — это много, но жить можно. Окончила факультет журналистики, писала юмористические рассказы для радио. Цензура в 70-е годы была очень жесткая. Например, Один Большой Начальник всегда лично читал сценарии юмористических радиошоу, вычеркивал из них слова «кровать», «муж», «жена» и «брюки» — ему казалось все это неприличным. И все же радиоредакцию сатиры и юмора она вспоминает почти с нежностью: «Мы были молоды, хотели смеяться и любили сочинять смешное. И мы были нужны нашим слушателям». За годы, проведенные там, она написала более 500 сценариев юмористических радио- и телешоу.

Потом стала фельетонистом сатирического журнала «Крокодил», занималась криминальными расследованиями. Ей очень нравилось ездить в командировки по всему Советскому Союзу: Средняя Азия, Урал, Сибирь. «Ну, вот представь, — говорит она, — вылезаю я зимой из маленького самолета на крошечном аэродроме посреди сибирской тайги. И дальше мне идти пешком в деревню. Спрашиваю в шутку: а волки меня не съедят? А мне так серьезно отвечают: да нет... еще рано...».

Победив всех волков, она начала выступать с эстрадными монологами. И опять объездила всю страну, уже с собственной концертной программой «Над чем смеются женщины».

Светлана.
Светлана. Фото: Из личного архива

Мы с ней познакомились уже в нулевые, работали вместе в туристическом издании. Теперь уже полем Светиной деятельности стала вся планета. Она лазила по каким-то пещерам в Таиланде, проехала через всю Европу на автобусе. Ни от одной командировки не отказалась.

А зрение все эти годы продолжало падать. Примерно по две диоптрии в год. Все больше становилось «глазных» ошибок в ее материалах, все крупнее шрифт.

Зрение — минус 26. И операция вряд ли поможет. «У вас осталось 10% зрения, — говорили врачи, — не рискуйте хотя бы этим». Стало трудно ходить по улицам, особенно в зимнее время: все кругом белое, сквозь толстенные линзы на глазах не отличить сугроба от стенки дома. Она падала, начала бояться, и, в конце концов, просто перестала зимой выходить на улицу.

Светина энергия бурлила, просилась наружу. Она не могла большую часть года проводить в квартире, ожидая прихода сотрудников собеса. Из Москвы надо было уезжать. Но куда?

Сначала совсем было решилась перебраться на юг России. Отговорила подруга: «Ты „Зимний вечер в Гаграх“ смотрела? Там тоже бывает и снег и гололед. У тебя ведь есть возможность уехать в Германию? Вот туда и поезжай». И Света поехала.

Обстоятельства ее прибытия в чужую страну вроде не предвещали ничего хорошего: первое, что она сделала в Германии — потерялась. Сослепу не разобралась, куда должна приехать, и взяла билет до Йены, где ее никто не ждал. Пока выясняла на ломаном немецком что да как, наступила ночь. Мест в гостинице не оказалось. Вот только представьте: немолодая полуслепая женщина с чемоданом ночью на немецком вокзале. Вы бы растерялись? Я тоже. Но не такова Света! Она быстро подружилась с каким-то случайным немцем, и тот принялся колотить в дверь запертой гостиницы, требуя немедленно впустить, накормить и обогреть фрау. Что и было сделано.

Дружелюбие и контактность помогли ей и здесь. Немецкими друзьями она обросла мгновенно, как днище корабля раковинами. Устроилась работать (сначала бесплатно) на немецкое радио. Начала печатать юмористические рассказы в журнале «Ойленшпигель». Объездила малоизвестные маленькие города Тюрингии и написала о них серию очерков.

Света знает, как огромен и разнообразен мир и жалеет, что есть люди, которые об этом и не догадываются. Она считает, что к этой мысли надо приучать с детства. А раз есть задача — надо решать. И пять лет назад Света организовала для немецких детей фестиваль по мотивам русских сказок. «Праздник бабы Яги» или по немецки «Баба Яга-фест» теперь проходит в Эрфурте ежегодно. Там читают по-немецки русские сказки, разыгрывают представления, викторины и конкурсы.

Там, в Эрфурте, она, наконец, решилась на операцию. И — удача! — сняла опостылевшие очки. Минус три — такая ерунда для человека, который в преддверии надвигающейся слепоты вынужден был на седьмом десятке сменить всю среду своего обитания.

«Я как-будто иду по времени назад, — говорит Света. — На новом витке повторяю все то, что делала в юности. Я читаю со сцены свои рассказы здесь, точно так же, как делала это в России. И люди смеются».

И действительно. Работала на радио — и работает снова. Выступала с концертами — выступает опять. Написала книжку по-русски — а теперь новую, которую перевели на немецкий. Окончила в Москве курсы мультсценаристов — а сейчас в Германии курсы сценаристов художественных фильмов.

В этом году она поступила на факультет журналистики в Эрфуртский университет. Долго разговаривать со мной в этот раз не стала — побежала в библиотеку за учебниками.

Евгения Субботина

Смотрите также:

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. О чём поговорили Трамп и Путин на встрече в Хельсинки?
  2. Можно ли самому срубить мешающее дерево во дворе многоквартирного дома?
  3. Чем был известен погибший хоккеист Рэй Эмери?