Сергей Зайцев 0 1274

Опасные материалы. Вопросы современной пожарной безопасности

При оценке пожарной безопасности помещения часто не учитывается токсичность отделочных и теплоизоляционных материалов. По данным МЧС, именно от продуктов горения погибает большая часть людей при пожарах.

Фото: Максим Богодвид / РИА Новости

На состоявшемся круглом столе эксперты в сфере пожарной безопасности обсудили проблемы использования при отделке помещений торговых центров горючих токсичных материалов и проблему надзора за соблюдением правил.

От токсичности погибает больше людей, чем от огня

Специалисты привели данные, что современные отделочные материалы выделяют при горении ядовитые вещества, например, фосфен, который в ХХ веке производился массово в качестве боевого отравляющего вещества. Это одно из соединений, которые получается при горении современных пластиков на пожаре.

Современные материалы дают настолько ураганное развитие пожара, что 3-4 минуты — это время, за которое жилая квартира или какое-то помещение торгового центра наполняется ядовитым дымом.

Вся опасность при пожаре заключается не в огне, считают эксперты. От огня в большинстве случаев, когда начинает развиваться пожар, можно уйти: его видно, он горячий, от него можно убежать. Как отметил член ряда технических комитетов, эксперт компании-производителя материалов из негорючей каменной ваты ROCKWOOL Russia Алексей Воронин, опасность заключается в том дыму и главное, тех продуктах горения, которые могут быть вообще бесцветными, но очень ядовитые.

Специалисты отмечают, что ошибочно считать, что в жилой квартире пожар развивается не так быстро. Все современные отделочные материалы, пластики, стеновые панели, подвесные потолки не дают высокой температуры горения, но выделяют крайне ядовитые газы.

Раньше, когда на пожаре горела древесина, можно было намочить ткань, и она могла помочь выйти через задымленное помещение. Сейчас, когда горит токсичный пластик, такой способ спастись уже не сработает, говорят специалисты.

Также они отметили, что в Европе подавляющая часть строительных материалов подлежит обязательной сертификации в сертифицированных лабораториях. В России, как заметил член президиума общественного совета при Министерстве строительства и ЖКХ РФ Илья Пономарев, обязательную сертификацию проходят только шпингалеты и запорные устройства.

Кроме того, специалисты поделились неутешительной статистикой за последние годы. За последние несколько лет погибло большое число пожарных, чего в предыдущие периоды отмечено не было. Это также связано с использованием горючих токсичных материалов. «В Москве, где была допущена групповая гибель пожарных — тоже объект изначально был производственного назначения, также был переведен в объект складского назначения, где хранились горючие материалы — то есть пожарная нагрузка опять же увеличена, и обрушение кровли было допущено вместе с бойцами», — рассказывает Илья Пономарев.

Нельзя допустить смягчения норм пожарной безопасности

Эксперты считают, что российская нормативная база всегда признавались эталоном высокого качества регулирования с большим запасом прочности, и этим отличались от европейских. При разработке норм всегда учитывается технологический уклад. Но жесткие законы не всегда соблюдаются, и тут надо обеспечивать эффективный надзор.

По мнению Ильи Пономарева, технический регламент противопожарной безопасности, 123-й закон, вобрал в себя как раз те нормы, которые еще в Советском союзе были разработаны, и поднял на законодательный уровень.

Он считает, что предметом контроля МЧС должно быть не общее решение проекта, которое не содержит детализированных показателей, а те отделочные материалы и тот режим использования, который будет осуществляться на объекте в дальнейшем. «У нас до 30% пожаров случается из-за некачественного монтажа электропроводки, которая зачастую делается не в рамках строительства, а какие-то новые приборы ставятся», — говорит он.

Торговые центры несут такую же опасность, как и школы

Заместитель начальника Департамента надзорной деятельности и профилактической работы Министерства по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий РФ Андрей Макеев привел несколько цифр: «С апреля месяца было проверено 84 тысячи объектов, в том числе свыше 10,5 тысяч торгово-развлекательных центров. Было установлено, что свыше 1 тысячи проверенных объектов — это объекты, которые переоборудованы из зданий произведённого и складского назначения, т.е. они стали уже объектами с массовым пребыванием людей, что ранее не было заложено в проектной документации. В настоящее время строительство и реконструкция 500 зданий в нарушении законодательства осуществлялось без разработки специального технического условия. Ситуация усугубляется наличием фактов эксплуатации зданий без соответствующего разрешения. В ходе проверок было установлено более 360 подобных зданий».

Илья Пономарев напомнил о трагедии с торговым центром «Адмирал» в Казани. Ранее это было здание производственного назначения, а потом без изменений проекта и без изменения конструктивных особенностей оно было переведено в объект массового пребывания людей и торговли. Соответственно, изменилась и нагрузка на здание.

Алексей Воронин отмечает, что торговый центр — это место с массовым пребыванием людей. В том числе маломобильных групп населения: инвалидов и детей. «Почему тогда к ним не применить требования такие же, как для школ, детских садов? В принципе, та же самая опасность», — замечает он. Более того, говорит эксперт, если в школу ребенок ходит каждый день и знает, где вход и выход, в торговый центр люди ходят не каждый день, и найти выход, когда случилась экстренная ситуация, на самом деле сложно.

Проблема фальсификации

Сейчас в качестве теплоизоляционных материалов в строительстве, которые идут на утепление стен, применяются негорючие материалы типа минеральной ваты и горючие материалы, такие как пенополистрирол и пенополиуретан. Проблема, с которой сталкиваются специалисты, как отметила исследователь НИИ Строительной Физики Заместитель директора ФГБУ «Научно-исследовательскиого института строительной физики Российской академии архитектуры и строительных наук» к.т.н., доцент Нина Умнякова, заключается в том, что эти горючие материалы в момент выпуска имеют более высокие теплоизоляционные характеристики, чем через полгода-год эксплуатации. И соответственно, производители этих материалов настаивают на том, чтобы в процессе сертификации были указаны те характеристики, которые имеет свежий материал. Получается такая ситуация, когда из двух материалов выбирается тот материал, который имеет лучшую тепловую защиту, несмотря на то, что через полгода-год этот материал станет такой же, как тот же самый негорючий материал.

А по словам Алексея Воронина, сертификация сама по себе происходит в соответствии с теми стандартами, которые общеприняты и являются частью 123-го Федерального Закона. Существуют лаборатории, которые выдали сертификаты, но непонятно на самом деле, на что они конкретно выдавались. Продукция описана, а какой образец поставлялся — непонятно. Некоторые лаборатории закрыты, их нет, а сертификат выдан. Самое интересное начинается тогда, рассказал Воронин, когда на стройплощадку поставляется либо что-то с именно этим сертификатом, либо были проведены добросовестные испытания, но поставляется другой материал. Это подтверждают и данные, полученные в ходе проведения акции «Протестируй утеплитель на горючесть», организованной компанией ROCKWOOL. В рамках акции любой желающий может попросить ROCKWOOL профинансировать дополнительные испытания утеплителя любой марки в аккредитованной лаборатории, тем самым выяснив, действительно ли пожаробезопасен купленный материал.

Также эксперт напомнил о том, что только в Москве осуществляется строгий контроль за использованием качественных материалов для строительства. «В Москве создана лаборатория, в Москве работает Стройнадзор — в остальных регионах такого строгого подхода и такого строгого контроля, к сожалению, нет. Надо создать такие условия, чтобы у предпринимателя не было выхода и он поставлял качественные материалы», — отметил Воронин.

Контроль исполнения норм

Как рассказал начальник управления пожарного надзора Мосгосстройназдор Николай Беляев, в Москве надзор осуществляет его ведомство. В этих целях было создано 11 лет назад Управление пожарного надзора, чтобы обеспечивать отдельный вид надзора в рамках государственного строительного.

Николай Беляев рассказал о работе своего управления. На стадии проектирования, если предусматривается отделка на объекте, специалисты делают экспертизу. Проверяются не только документы на отделочные материалы, но и осуществляются испытания. В Стройнадзоре созданы соответствующие ГБУ, аккредитованный экспертно-лабораторный центр, который на стадии строительства отбирает стройматериалы краски, панели, линолеум. В итоге эксперты получает все показатели пожарной опасности этих материалов. «Часто мы сталкиваемся с тем, что даже заявленные в представляемых сертификатах показатели не соответствуют фактическим в рамках надзора. Заставляем, естественно, менять. Все материалы, которые применяются в детских садах, школах должны быть безопасны», — заявил он.

Как рассказал заместитель начальника нормативно-технического отдела Управления МЧС России по городу Москве Сергей Кирюханцев: «У нас на сегодняшний день есть определенные проблемы с осуществлением надзорной деятельности. Это связано, прежде всего, с тем, что в соответствии с риск-ориентированным подходом, который внедрен правительством, минимальный срок, после которого инспектор может прийти на объект в плановом режиме — это 3 года». После того, как Стройнадзор принял объект в эксплуатацию без отделки, 3 года объект может быть отделан как угодно, переделаны объемно-планировочные решения, и не всегда это будет являться соответствием нормы.

Для контроля за отделкой помещений, за состоянием путей эвакуации привлекаются судебно-экспертные центры, которые есть во всех субъектах Российской Федерации, в том числе и в городе Москве: там есть эксперты, которые определяют правильность выполнения нормы.

Эксперт также высказал свое мнение по поводу 123-его Федерального закона о требованиях пожарной безопасности. «Он содержит как строгие требования, так и вариативности допуска. Например, пожарная безопасность может быть обеспечена двумя путями: могут быть выполнены все требования пожарной безопасности, либо пожарная безопасность доказывается расчетным методом. Есть две методики для определения пожарной безопасности — это по промышленным объектам и по всем остальным объектам. Разрабатывали эти методики в НИПО, и собственники объектов могут сами выбрать путь решения, путь обеспечения пожарной безопасности», — отметил он.

Есть требования в этом федеральном законе, по мнению специалистов, которые невозможно обойти, в том числе по отделке техпомещений, зальных, в которых обычно размещаются развлекательные комплексы, по отделке путей эвакуации, по наличию в этих зданиях систем противопожарной защиты. Как сказал Сергей Кирюханцев, на стадии эксплуатации государственные инспектора по пожарному надзору контролируют, но законное осуществление контроля — это тоже очень сложная функция.

Торговые центры — это объекты с большим количеством собственников отдельных частей этого объекта, либо арендаторов, т.е. большое количество юридических лиц, и спланировать в отношении каждого юридического лица одновременно проверку, чтобы проверкой был охвачен полный объект защиты, невозможно. Но вся система размещена в едином объеме здания, поэтому проверять надо здание в целом, объект защиты, а не юридических лиц.

Вторая проблема, с которой сталкиваются специалисты, что юридические лица дробятся на микро- и малые предприятия. Это также не позволяет их проверять, они используют так называемые надзорные каникулы, и уходят от планирования проверок.

Проблема пожаров решается только комплексно

Как рассказал председатель совета московского областного регионального отделения Россоюзспас Сергей Тетюхин, отлаженная система контроля, приведение действующего законодательства в соответствии с нормами пожарной безопасности не будут работать, если граждане не будут подготовлены. «Очень много людей, к сожалению, погибли просто из-за того, что они не знали элементарных вещей, как себя вести на пожаре, — заявил он. — Это не вера и доверие пожарным, это непонимание элементарных вещей — как развивается современный пожар, и как работает пожарная охрана».

Пожарные приедут, но спасти не смогут по чисто объективным причинам: потому что звено ГЗДС из трех человек может вывести из задымленного помещения одного пострадавшего, а тем более вынести, когда пострадавший уже потерял сознание, продолжил он.

Дело даже не в том, что посетители зданий и сооружений не знают правил пожарной безопасности — это касается, прежде всего, эксплуатирующих организаций. «Все-таки причина здесь в том, что люди, которые занимают ответственные руководящие посты, они сами не знают норм пожарной безопасности, и не понимают до конца всей важности этих моментов».

«Когда мы обращаемся к вопросу обучения в области пожарной безопасности, МЧС у нас является контролирующим органом, и собственно, в функцию МЧС никогда не входило непосредственное обучение граждан, — отмечает он. — Разработка программ, согласование программ для обучения — да, но учить у нас все-таки это прерогатива Министерства образования».

Знание элементарных вещей могут людям помочь сориентироваться в чрезвычайной ситуации. Как считают специалисты, важно научить человека риск-ориентированному подходу: если заранее для себя проиграть чрезвычайную ситуацию, тогда не только в реальной чрезвычайной ситуации можно выжить, сохранить здоровье, но и помочь предупредить развитие ситуации.

На правах рекламы

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что представляет собой новый автомат АК-308?
  2. Кто нападал на полицейских в Чечне?
  3. Опасно ли оставлять зарядку в розетке?