12:45 09/06/2014 Юрий Белановский 0 646

Как волонтёрам не утонуть в формализме

Есть серьёзные опасения, что очередная попытка государства помочь благотворительным организациям и волонтёрам станет ещё одним препятствием для работы НКО.

Юрий Белановский
Юрий Белановский © / Из личного архива

Наконец-то в Москве решили помочь благотворительным организациям и волонтёрам. Для этого предложено формализовать их рабочие отношения с медицинскими и социальными учреждениями. Наиболее ярко проявил себя Департамент социальной защиты правительства Москвы. Чиновники спустили «вниз» в социальные учреждения приказ и рекомендации, в соответствии с которыми необходимо организовать деятельность волонтёров. Есть серьёзные опасения, что это «благое дело» станет ещё одним препятствием для работы НКО.

Чтобы понимать

Благотворительные организации делятся на фонды и волонтёрские сообщества. Фонды собирают деньги в виде пожертвований и отдают их на лекарства и лечение больных, обучение и социальную реабилитацию сирот, помощь старикам и т. д. и т. п. Волонтёрские организации помогают нуждающимся через непосредственное человеческое участие. И те, и другие во многом компенсируют и восполняют недостатки и лакуны в государственной социальной и медицинской сферах. Их работа и служение очень востребованы и жизненно важны.

Взаимоотношения госучреждений с фондами более-менее партнёрские. Деньги дисциплинируют и автоматически требуют той или иной формализации и отчётности. С волонтёрами всё по-другому, особенно если они не оказывают прямой и ощутимой помощи учреждениям, а лишь заботятся о подопечных. В подавляющем большинстве случаев руководство госучреждений, признавая важность и даже необходимость волонтёрской помощи, воспринимает волонтёров как энтузиастов в статусе посетителей подопечных, не более. Ну, мало ли кто навещает детей в больнице или в детском доме? И родственники, и друзья, и знакомые, и... волонтёры. И для волонтёров это неплохо.

Таким образом, за последние 10 лет в Москве появилась целая армия социальных волонтёров. Тысяч десять – двенадцать. В основном они помогают детям в госучреждениях и способны быть для них «значимыми взрослыми»  собеседниками, друзьями, учителями, примером в жизни и т. д. Детям в больницах и детских домах слишком часто не хватает внимания, общения, сочувствия, творчества, впечатлений, игр, прогулок и т.д.

Большинство из этих волонтёров приходят в учреждения от имени фондов и воспринимаются, грубо говоря, как бесплатное приложение к деньгам. Но есть и те, что ничьим «приложением» не являются. Они приходят именно к подопечным, как правило, к детям, и именно ради них. Понятно, что сотрудничество невозможно против воли руководства. Более того, присутствие волонтёров, так или иначе, совпадает с желанием ответственных лиц в медицинских и сиротских учреждениях. Именно поэтому волонтёры работают в очень немногих организациях. И там, где они что-то доброе делают, все уже привыкли к своего рода симбиозу. Руководство учреждений по отношению к волонтёрам не обременено никакими обязательствами и ограничивается вполне обоснованными и необходимыми требованиями санитарных норм и дисциплины. Волонтёры, в свою очередь, при соблюдении требований делают то, к чему лежит их сердце и пользуются доверием.

При такой симбиотической системе есть и накладки. Формально по документам в большинстве больниц и детских домов никаких волонтёров не существует, и в любой момент руководство учреждения может отказать добровольным помощникам без объяснения причин. Такие случаи известны.

Игра в одни ворота

Сегодня ситуация изменилась. Теоретически это неплохо. Наконец-то благотворительные организации заметили, и, как я уже сказал, департамент издал приказ и предложил рекомендации. Основное внимание сосредоточено на подписании договоров, на предоставлении всех данных о волонтёрах от НКО к учреждениям и на списке требований по анализам и прививкам. Понятно, что предложенные принципы и формы работы с волонтёрскими организациями департамент придумал сам. При всём уважении к опыту и мнению чиновников, надо признать, что они всё-таки далеки от понимания внутренней работы благотворительных организаций.

Предложенные «сверху» от начальства к подчинённым условия сотрудничества, в том числе и проект договора, плохи не по своей идее, а по своей природе. Это же не более чем условия допуска НКО в учреждения. Требования департамента направлены на госучреждения (значит, в ответ должны прийти отчёты), а главными исполнителями требований должны стать НКО. Парадокс! Получается, формализация отношений  это нечто далёкое от партнёрских отношений ради благополучия подопечных. НКО воспринимаются как пассивный игрок с какой-то своей выгодой, которого следует подчинить общей логике чиновников.

Что надо учесть?

Чиновникам из департаментов и руководству госучреждений хорошо бы понять, что социальные волонтёры  люди, пришедшие сделать что-то доброе под авторитетом и именем некой НКО, например фонда «Подари жизнь», «Клуба волонтёров» или «Даниловцев». Волонтёры ждут, что их труд будет организован, что они будут делать именно то, ради чего пришли, что их обучат, будут поддерживать, обеспечат всем необходимым. И волонтёры правы! Учреждения получают от волонтёрских организаций, являющихся в данном случае своего рода «операторами», уже привлечённых, проверенных, обученных, обеспеченных материалами, организованных волонтёров. Это значит, что была дана реклама, новички прошли собеседование, анкетирование и первичную подготовку, были обеспеченны ресурсами и расходными материалами, а также включены в рабочие группы и подчинены опытному и ответственному руководителю.

За простой ситуацией  семь волонтёров организуют праздник в больнице  стоит большой ежедневный труд целой команды людей, стоят немалые затраты, в том числе и финансовые. И если вся эта система, так или иначе, сложилась и встроилась в конструкцию госучреждения, если тонкая грань симбиоза найдена, то давление «сверху» от начальства может быть очень негативным.

К сожалению, чиновники не понимают, что НКО, как правило, работают на пределе возможностей. Их главная задача при минимальных ресурсах обеспечить свою работу ответственно и полноценно. Ведь их смысл  это благо детей, стариков, инвалидов, бездомных. Дополнительные требования при всех положительных оценках возможны при партнерском участии госучреждений и достаточно продолжительном переходном периоде, чтобы НКО смогли адаптироваться и найти внутренние ресурсы.

Например

Поясню сказанное на примере анализов и прививок. Безусловно, и я, и мои коллеги, и все здравомыслящие люди понимают важность этих медицинских процедур. К тому же, главный принцип волонтёрства  «не навреди». Сами благотворительные организации первые заинтересованы в соблюдении этого принципа. Однако если на практике озвучить приказ о срочном прогоне волонтёров через анализы и прививки, то это грозит обрушением московского социального волонтёрства.

Во-первых, в большинстве случаев волонтёры сегодня приравнены к обычным посетителям учреждений, и до сих пор никто не предъявлял им такие требования. Люди просто не готовы к внезапному изменению и ужесточению правил. Волонтёры  не кролики перед удавом, сначала заманившим их, а потом взявшимся диктовать свои условия.

Во-вторых, прививки и анализы более-менее гарантируют безопасность от вполне ограниченного числа болезней. Общественный транспорт, в котором за час до посещения больницы проехал волонтёр, может представлять очень серьёзный источник опасности. Поэтому волонтёры видят в требованиях от департамента простой формализм ради их подчинения чиновникам, что, безусловно, вызывает отторжение.

В-третьих, волонтёры  это не бездельники, а очень активные и ответственные люди. В большинстве случаев они работают и учатся. Те 5–6 (а с дорогой и все 7–10) часов в неделю, что они отдают детям, старикам или инвалидам, это немалая жертва. Я знаю точно, что мало у кого есть возможность провести 4–5 дней (!) в поликлинике: посетить терапевта, получить направления, сдать анализы, привиться, забрать справки и т. д. Эти дни означают отгулы или пропуски учёбы.

Ещё раз скажу, что, в общем, все понимают важность прививок и анализов. Но превращать волонтёров в утопающих и говорить, что «спасение утопающих дело рук самих утопающих»,  это несправедливо!

Какое может быть положительное развитие этой темы? Если говорить об анализах и прививках, то, во-первых, необходимо предложить переходный период. К примеру, до начала 2015 года. Во-вторых, со стороны департамента и учреждений взять ответственность за свои предложения и требования. Как минимум выделить в системе здравоохранения Москвы 2–3 поликлиники в центре города, где волонтёры из проверенных благотворительных организаций могли бы в течение одного дня вне общей очереди сдать все анализы и привиться.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рамблер.Новости
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Когда в Турцию снова начнут летать чартеры?
  2. Насколько в Москве подорожали услуги ЖКХ?
  3. Какая погода будет в Москве и регионах 2 и 3 июля?

Вам хватает существующих в городе общественных туалетов?

САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ