00:04 07/11/2014 Юрий Белановский 1 2366

Спонтанное волонтёрство с улицы — нехорошо!

Эйфория от потоков спонтанных волонтёров может вскружить, а кому-то и вскружила голову. На таком фоне уже появились прохладность и формализация отношений с НКО, что препятствует развитию системной, ответственной и долгосрочной волонтёрской работы.

В социальных сетях веером зазывают в волонтёры. Мол, айда к детям с особенностями развития в специализированные детские дома — детей много, внимания им мало, надо гулять и помочь с досугом. Вроде бы всё верно. А что ещё? Встретились на станции метро, пришли в детский дом, погуляли с детишками — настоящее доброе дело. И главное, никаких препятствий. Просто, доступно, результативно!

Вопреки общему оптимизму, мне такое доброделание не нравится! И вот почему.

Просто опасно!

Начну с наиболее страшного. Главный принцип волонтёрства — «не навреди». Как его обеспечить в отношении «людей с улицы», я ума не приложу. Дети с задержкой или особенностями развития очень беззащитны и очень доверчивы. А вдруг, не дай Бог, к таким детям придёт злодей? Думаете, такого не бывает? Думаете, в социальных сетях только адекватные и ничем не озабоченные люди сидят? К сожалению, бывает. Есть и оккультисты, и сектанты, и целители, и агрессивные психически нездоровые, и даже мошенники и насильники.

Конечно, вероятность того, что «волонтёр с улицы» при всех будет злодействовать — ничтожна. Но разве это повод не думать об этом и не прикладывать усилий для минимизации чего-то плохого? В случае с «волонтёрами с улицы» дверь к детям просто распахнута, как на базаре: заходи, дорогой, гостем будешь, выбирай ребёночка! Только вот кто из читающих эту заметку хотел бы, чтобы с его детьми в детском саду играли те, кто по объявлению в метро прямо с улицы пришёл в игровую?

Умственно отсталые дети — они настоящие

С одной стороны — и это, пожалуй, самое позитивное для волонтёров, — умственно отсталые дети нуждаются в том, что очень понятно и кажется простым: во внимании, любви, заботе, игре, творчестве. Но с другой стороны, особенность этих детей предполагает ограничения в общении и определённые навыки для правильных позитивных отношений с ними. А это значит, что волонтёру перед встречей хорошо бы что-то узнать, а во время первых встреч с детьми иметь наставника, куратора, помощника. Нужно быть готовым к чему-то неординарному. А вдруг у ребёнка будет приступ?

Осознают ли все «волонтёры с улицы», что, несмотря ни на что, пациенты специализированных учреждений — дети, что они — настоящие живые, любящие, доверяющие, ранимые, веселящиеся, грустящие, обижающиеся. Погулять с ребёнком, покатать колясочку — это не увеселение, это не игра с мячиком или машинкой. Это, прежде всего, живые, настоящие отношения, порой невероятно значимые для ребёнка! Это огромная ответственность! У меня нет уверенности, что спонтанные непредсказуемые встречи настолько позитивны, насколько радужными они выглядят в мечтах волонтёров.

Отношения с каждым из детей — это целый мир! Но в данном случае мир очень непривычный, а для кого-то, может, даже чужой, ранящий, опасный. В глубине души каждый волонтёр мгновенно это понимает. И с пониманием приходят не только добрые эмоции, но и переживания, и тревога, и страх. Это же огромная ноша ответственности! Где волонтёрам найти того, кто разделит с ними эту ношу, кто поможет разобраться в чувствах, кто поделится опытом? Если волонтёры остаются один на один с детьми, то они могут сгорать очень быстро. За одну встречу.

Небезопасно для новичков

Волонтёры с улицы тоже по-своему беззащитны и доверчивы. Они же приходят на эмоциях, ради добра, представляют всё в розовом цвете. И вдруг могут оказаться «брошенными на амбразуру». Вдруг уже через пару минут волонтёр поймёт, что непривычный вид детей, обстановка детского дома, особые запахи дискомфортны и даже невыносимы? Как ему справиться не только с неприятием или отвращением, но, скажем, и с чувством неполноценности, когда окажется, что для всех вокруг это не имеет значения? Как быть, если у новичка не получится общаться с ребёнком? Сможет ли волонтёр у кого-то найти помощь? Сможет ли поделиться с кем-то разочарованием в самом себе?

Если радужные мечты волонтёров разобьются о неприглядные особенности детей и спецучреждений, о невозможность найти способ общаться, кто отвечает за волонтёров?

Особый мир персонала

Нельзя промолчать и об учреждениях, вернее, о персонале детских домов-интернатов. Может так случиться, что волонтёру-новичку с непривычки бросится в глаза сухое, формальное, порой жёсткое или холодное «стеклянное» отношение к детям. Из раза в раз в таких детских домах волонтёров впечатляет простая ситуация. Они просят сотрудницу назвать имя ребёнка, с которым хотят познакомиться и поиграть. В ответ же слышат: «С-сидоров!».

Порой волонтёрам приходится поправлять на детках неопрятно наспех надетую одежду (и вызывает недоумение неряшливость нянечек), порой надо вытирать деткам лицо и ручки от слюней и соплей, и складывается впечатление, что это больше никого не волнует. Порой волонтёры встречают обкаканных деток, и кажется, что персоналу нет до этого дела. А может сложиться впечатление, что простая очевидная для нас опрятность, культура отношений и гигиена неведомы в специальных детских учреждениях. Разве всё это не вызывает вопросов у новичков, не провоцирует у них осуждение или конфликтность?

А как простому неопытному волонтёру пережить следующую историю. Как-то волонтёр после многих месяцев посещения детей не встретил мальчика. На вопрос «Где он?» прозвучал иронический, даже с ухмылкой ответ: «Это Иванов, что ль? Нет его тут. Увезли в психоневрологический интернат для взрослых. Ему уже по возрасту положено. Он взрослый уже. Только это… не беспокойтесь так… Иванов этого даже не заметил…»

Со стороны, а особенно с первого раза, может показаться, что у сотрудников детских домов-интернатов окаменели сердца, что они люди-дроиды. И это многих новичков-волонтёров ранит больше, чем непривычность и особенность детей. Конечно, чтобы проникнуть в мир детских домов и понять его изнутри, нужен проводник и нужно время. А чтобы отношения с персоналом стали партнёрскими — нужно ещё больше времени и терпения. У «волонтёров с улицы» нет ни того, ни другого. И поэтому этот культурный и нравственный шок остаётся для каждого новичка только его проблемой, что опять же приводит к быстрому выгоранию, а то и к конфликтам.

Главное — это системность!

И всё же сказанное выше — это только верхушка айсберга. Дело в том, что в случае веерных объявлений в социальных сетях и привлечения «волонтёров с улицы» в стороне остаётся главное — то, ради чего социальное волонтёрство и существует. Речь об ответственности, долгосрочности и регулярности отношений с детьми. Разовые акции, если они правильно и профессионально организованы, ценны по-своему. Но главный смысл массового волонтёрства не в них, а в том, чтобы организовать постоянную еженедельную работу на годы вперёд. Чтобы построить систему волонтёрской помощи.

У детей в детских домах-интернатах небольшой и вполне определённый круг общения с теми людьми, что способны стать для них «значимыми взрослыми»: собеседниками, друзьями, учителями, примером в жизни — там есть только персонал детского дома. К тому же физическое пространство жизни очень ограничено. Количество квадратных метров невелико. Всё это и в немалой степени скудная постсоветская система работы в таких учреждениях приводит к тому, что дети не всегда могут развиваться даже в свою меру. Им не хватает знакомства с окружающим миром и миром искусства, не хватает навыков общения, впечатлений, творчества, выражения своих эмоций. Им не хватает многих прикладных и бытовых навыков, в том числе рукоделия. То, что обычные семейные дети приобретают естественно, просто, автоматически, эти особые дети могут обрести только в специально созданном пространстве общения и развития. И построение такого пространства под силу именно волонтёрам. Но систему нельзя построить, если нет центров кристаллизации, если всё время текучка, если нет лидеров, нет преемственности опыта, нет распределения ролей, нет ресурсной базы, нет обучения и поддержки. А такое под силу только волонтёрской профессиональной организации!

Поэтому «волонтёрство с улицы» плохо тем, что, по большому счёту, создаёт видимость доброго дела. Есть некая движуха (часто вполне позитивная), и не более. Но у сотрудников учреждения и, тем более, у чиновников может сложиться впечатление, что большего и не надо. И это — очень страшно. Потому что надо несравненно больше! Надо, в идеале, чтобы в том числе и волонтёрское участие стало гарантом развития и изменения качества жизни детей в детских домах-интернатах для детей любого уровня развития.

Поток «волонтёров с улицы» не способен к системности. Об этом говорит опыт. Управление волонтёрской группой потому и серьёзный труд и большая ответственность, что группа волонтёров не может самоорганизоваться в долгосрочной перспективе. Без координатора группа — это отдельные люди. Да, каждый из них замечательный, уникальный, неповторимый и самоценный, но в большинстве случаев они не готовы и не должны, если не готовы, брать ответственность за весь процесс. Волонтёрам главное — дети и помощь им, что и составляет суть их деятельности. А для координатора и волонтёрской организации главное — группа и её работа.

Дискредитация идеи социального волонтёрства

«Волонтёры с улицы», какими бы благими ни были их намерения, дискредитируют саму идею социального волонтёрства в обществе и, прежде всего, среди будущих волонтёров. При спонтанном волонтёрстве слишком многие пробуют себя в этом деле, и подавляющее большинство, попробовав разок, проходит мимо. Они либо выгорают, либо приходят к выводу, что их разовые спонтанные посещения детей — несерьёзны. Появляется впечатление, что помочь детям всерьёз нельзя, что система не меняется.

Если опыт и впечатления волонтёра тухлые, если он так и не разглядел глубокого созидательного (в том числе и для себя) смысла, то это станет очень ярким отрицательным свидетельством для всех знакомых и родных.

Для общества спонтанное волонтёрство предстаёт как броуновское движение одиночек. Движение ради движения. Оно не даёт того, что всерьёз может быть не только привлекательным, но и полезным и результативным. Нет слаженных команд и распределения ролей и ответственности, нет ясного вектора и смысла развития, нет понимания, что и зачем волонтёрство даёт детям.

По сути, путь спонтанного волонтёрства — путь выжженной земли. К аудитории, уже побывавшей где-то разово и хаотично, трудно обратиться. Эти люди уже растратили свои свободные эмоциональные, а порой и материальные ресурсы и больше не готовы откликаться.

Страдают отношения волонтёрских НКО и государственных учреждений

И последнее. Волонтёрство с улицы девальвирут отношения государственных учреждений с НКО. Да, детские дома и больницы вынуждены всё больше обращаться к обществу. Им необходимо компенсировать нехватку ресурсов. Поэтому они ищут и волонтёров тоже. Однако работать с волонтёрскими НКО непросто. Это же партнёрство, ответственность, дополнительный труд, обязательства, доверие. Проще, не имея компетенции и опыта, самим начать работать с волонтёрами и открыть двери для «волонтёров с улицы» из социальных сетей. Госучреждения сегодня играют на эмоциях, не предоставляя волонтёрам почти ничего, но получая при этом главное для себя, то есть для отчётов — списки добровольцев и перечень мероприятий. Вопросы организации труда, заботы о волонтёрах, обучения, организации системной и регулярной работы госучреждения волнуют мало.

Эйфория от потоков спонтанных волонтёров может вскружить, а кому-то и вскружила голову. На таком фоне уже появились прохладность и формализация отношений с НКО, что опять же препятствует развитию системной, ответственной и долгосрочной волонтёрской работы.

Рамблер.Новости
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Карабас
    |
    15:18
    07.11.2014
    0
    +
    -
    Люблю этого автора, за его бесконечную "Гаврилиаду" - О волонтерах - правильных и неправильных...Служил Гаврила волонтером, Гаврила людям помогал.. пошел Гаврила в волонтеры, Гаврила помощь разносил..Гаврила был примерным парнем, Гаврила волонтером был.. и так до бесконечности..
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Какая погода будет в Москве и регионах 25 и 26 июня?
  2. Как избавиться от слизней в огороде?
  3. Чем рояль отличается от пианино?

Поддерживаете ли вы инициативу передать машины скорой помощи частникам?

САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ