aif.ru counter
Любовь Кирий 1 935

Цифровой Роспатент, или Зачем патентовать изобретения

Замглавы Роспатента Любовь Кирий в колонке для АиФ.ru объясняет, что развитие сферы интеллектуальной собственности в России в первую очередь зависит от инновационного сектора.

Любовь Кирий.
Любовь Кирий. © / Роспатент

Заместитель руководителя Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент)

Тренд на падение числа заявок, зафиксированный Роспатентом в прошлом году, многие поспешили объявить проблемами в работе ведомства, которое между тем входит в десятку крупнейших патентных служб мира. В чем же причины кризиса патентования и как из него выйти? 

Соблазн объяснить спад количества заявок прошлого года проблемами в Роспатенте испытывают многие, но если обратиться к статистике, то окажется, что само ведомство является одним из наиболее эффективных государственных органов, обеспечивающих поступление средств в государственный бюджет. Три года подряд Роспатент стабильно перевыполняет план по сбору доходов в федеральный бюджет. В 2015 году ведомство собрало на 631 миллион рублей больше утвержденного плана в 4 миллиарда 505 миллионов рублей, в 2016 году — на 646 миллионов рублей больше плана в 4 миллиарда 420 миллионов рублей. В 2017 году прогнозируется, что превышение составит около 522 миллионов рублей. При этом утвержденные цифры плана на 225 миллионов превышают план 2016 года (4 645 миллионов, в т. ч. 3 897 миллионов составляют поступления от патентных пошлин). 

Следует подчеркнуть, что собранные Роспатентом платежи поступают в государственный бюджет. При этом финансирование ведомства за последние три года последовательно сокращалось, будучи не связанным с показателями сборов. Лишь в 2018 году финансирование службы будет увеличено на 30%, причем большая часть полученного «увеличения» будет направлена на выполнение программы развития информатизации ведомства. То есть фактически это «инвестиции» государства в создание цифровой инфраструктуры ведомства: во внедрение современных, доступных и удобных для пользователей сервисов. Уже в следующем году по основным государственным услугам показатель электронного взаимодействия Роспатента и граждан должен составить 70%.

Сроки рассмотрения заявок — классическая тема для упреков в публичном пространстве в адрес ведомства. По мнению критиков, длительные сроки получения патентов в России являются препятствием для тех, кто хочет производить инновационную продукцию. Якобы за время экспертизы заявки патентуемая технология успевает устареть и к моменту получения патента в нём нет никакого смысла. Подобные заявления если что-то и демонстрируют, то не озабоченность критиков работой ведомства, а их некомпетентность. Сегодня сроки рассмотрения заявок в российском ведомстве — самые низкие в мире. Так, в США в 2015 году среднее время до принятия решения о выдаче или об отказе в выдаче патента составляло 26,6 месяца; в 2016 — 25,3 месяца. В Японии этот показатель составлял 27,4 месяца в 2015 году и 16 — в 2016. В Южной Корее заявителю приходилось ждать решения 16 месяцев и 16,2 месяца соответственно. В Роспатенте этот показатель в 2015 году составлял 10,5 месяца, в 2016 — 10,3; а в 2017 — 9,3 месяца. Внедрение в ведомстве современных цифровых технологий позволит еще активнее сокращать срок от подачи заявки до принятия решения.

У российских инновационных компаний и изобретателей уже сегодня есть возможности для ускорения сроков рассмотрения. Например, за счет взаимодействия с ведомством в электронном виде ожидание решения можно сократить почти на треть. Сократить срок также можно, проведя предварительный патентный поиск, который на платной основе предлагает Федеральный институт промышленной собственности (ФИПС). Отметим, что в США процедура ускоренного рассмотрения заявки также осуществляется в рамках дополнительной услуги на платной основе.

При этом Роспатент понимает запросы современного инновационного бизнеса и предлагает эффективные инструменты для принятия стратегических решений. Еще в 2016 году Роспатент активно начал развивать направление патентной аналитики в Проектном офисе ФИПС. Продукты офиса, в т. ч. построение патентных ландшафтов, позволяют анализировать актуальность выбранного направления исследования и разработок и дают понять, стоит ли вкладывать деньги (как частные, так и государственные) в ту или иную область, а также в целом разработать стратегию патентования. Используя инструмент патентной аналитики, можно понять, на каких рынках стоит защищать изобретение патентом, на каких — защитить серией патентов, а куда вообще не стоит выходить в силу перенасыщенности сферы, а лучше приобрести лицензию или урегулировать отношения с правообладателями патентов на подобные изобретения. При этом заказать такое исследование могут даже небольшие научно-исследовательские центры, для которых специально разработан экспресс-формат патентного ландшафта.

Если говорить о количестве подаваемых в Роспатент заявок, то в действительности это не показатель эффективности ведомства, это критерий оценки состояния инновационного сектора с одной стороны и уровня развития производства, потребностей рынка — с другой. Роспатент лишь регистрирует заявки и проводит по ним экспертизу, поэтому количество проведенных экспертиз и есть главный показатель работы. И он как минимум стабилен. Так, в 2015 году ведомством был поставлен рекорд по количеству выданных патентов на изобретения: 34 706, что почти на 1000 патентов превысило показатели 2014 года. В 2016 году ведомство выдало 33 536 патентов, а за 11 месяцев 2017 года было выдано 30 646 патентов, что почти совпадает с показателями безоблачного в экономическом отношении 2013 года. То же касается и количества проведенных экспертиз, то есть фактически проверенных ведомством заявок. В 2015 году этот показатель составил 42 459 экспертиз, в 2016 — 46 206, за 11 месяцев 2017 года — 42 934 экспертизы. Мировой уровень качества российской экспертизы проверен, в частности, Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС), которая осенью продлила статус Роспатента в качестве международного поискового органа.

Не является препятствием для патентования и размер патентных пошлин. Сумма в 12 500 рублей, которую нужно уплатить за получение патента, по силам даже обычному гражданину, не говоря уже о крупной корпорации. Студент сегодня может получить патент, уплатив в бюджет всего 800 рублей. Следует отметить, что одновременно с повышением размеров пошлин правительство Российской Федерации серьезно расширило круг льготных категорий заявителей, в который попали в том числе молодые ученые и научные центры.

Именно наука в прошлом году показала наибольшее (почти 20%) снижение количества поданных заявок, несмотря на высокие затраты государства на её финансирование. Будучи ведомством, в функции которого входит контроль и надзор за эффективностью расходования государственных средств, выделяемых на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР), Роспатент фиксирует факты неэффективного использования бюджетных средств госзаказчиками и исполнителями.

Например, у Пермского государственного университета из 50 патентов, полученных по результатам НИОКР, финансируемых из бюджета, 30 патентов на момент проверки прекратили (или могли прекратить) свое действие по причине неуплаты пошлины за поддержание патентов в силе. Фактически их использовали исключительно для получения бюджетного финансирования в следующем финансовом году. А дальнейшая судьба созданных изобретений никого не интересует. На итоговой пресс-конференции Роспатента глава ведомства Григорий Ивлиев назвал еще ряд вопиющих случаев неэффективной траты выделенных государством денег, данные проверки которых уже переданы в Генеральную прокуратуру и Счетную палату для принятия соответствующих мер.

Безусловно, Роспатенту есть над чем работать, развивая сферу интеллектуальной собственности. Только в прошлом году ведомством подготовлено более 10 предложений, способных стимулировать отечественный инновационный сектор. Это и налоговые льготы, и предложения по изменению порядка подачи документов. Например, Роспатент предлагает снизить налог на прибыль от использования интеллектуальной деятельности. Есть предложение, касающееся стимулирования самих изобретателей: Роспатент предлагает стимулировать авторов изобретений за счет законодательно гарантированного вознаграждения, размер которого зависит от дохода, полученного от реализации продукции, в которой используется изобретение. Установление обязанности работодателя платить автору сделает последнего заинтересованным не только в получении патента, но и в выводе разаработки на рынок, её коммерциализации.

Но, несмотря на все эти меры, в 2017 году количество подаваемых заявок на изобретения сократилось. Причин такой тенденции, по мнению заместителя председателя Общественного совета Роспатента Виталия Калятина, несколько. Во-первых, это отсутствие государственной стратегии интеллектуальной собственности, которая охватывала бы все аспекты: от подготовки специалистов в данной сфере, которых в нашей стране явно не хватает, до работы с нематериальными активами. Во-вторых, отсутствие единого органа, в том числе с полномочиями законодательной инициативы, который мог бы оперативно реагировать на запросы рынка и тренды мировой системы интеллектуальной собственности. В-третьих, и это, пожалуй, главное, тотальная недооценка бизнесом и исследовательским сектором, потенциала интеллектуальной собственности. В первую очередь — экономического. Другими словами, те, кто должен зарабатывать на интеллектуальной собственности, сегодня не хотят этого делать или не понимают, как это можно сделать. Одновременно с этим ВОИС выпускает доклад, в котором говорится, что на нематериальный капитал уже приходится гораздо большая часть стоимости промышленных товаров, чем на здания, оборудование и другие формы материального капитала.

Вот и получается, что, даже увеличив количество специалистов в сфере интеллектуальной собственности, создав систему патентного поиска на аутсорсинге с помощью аккредитованных ведущих научных организаций, как предлагает Роспатент, с системой цифровых сервисов на уровне стран-технологических лидеров, Россия рискует не получить ожидаемого эффекта. И наши великолепные изобретения мирового уровня — от технологий с использованием блокчейна до изобретений в области 3D-печати, генной инженерии, нанотехнологий, космических разработок — будут оставаться единичными примерами изобретательского гения, пока рынок (или финансируемая государством наука и исследовательский сектор) не поймет, что на интеллектуальной собственности можно и нужно зарабатывать и что патент — не формальный документ, не красивая бумага в рамочку, а серьезный экономический актив, который можно реализовывать в соответствии с его потенциалом.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Виктор Забелин
    |
    19:15
    06.10.2018
    0
    +
    -
    Хочется решать нужные производству изобретательские задачи, однако "темника" задач нет. Роспатент мог бы сделать такой "темник", так как он занимается патентными ландшафтами. Следовательно Роспатент знает, что нужно производству. Нужно нацелить изобретателей страны на решение конкретных задач, однако это не делается. Я сам ставлю себе задачи. А нужны ли решённые мною задачи? А так, зашёл бы на сайте Роспатента в темник, а там конкретное иностранное изобретение, которое нужно "обойти". Конечно я может быть и не смогу обойти иностранный патент, но Роспатенту от этого не станет хуже. Изобретателей нужно озадачивать, если Роспатент хочет увеличить число присылаемых ему заявок на предполагаемые изобретения.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Какие санкции против Украины может ввести Россия?
  2. О чем рассказ Слаповского «Скрипка Страдивари»?
  3. Как россияне будут отдыхать в ноябре?


Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ