00:05 23/07/2014 Людмила Алексеева 1 104319

«Не корми мошенника». 10 типов профессиональных попрошаек

АиФ.ru собрал самые распространённые типы профессиональных попрошаек, которых вы можете встретить на улицах, в метро и электричках, и выяснил у экспертов, как их существование мешает настоящей благотворительности.

Юлия Осинцева / АиФ

«Инвалиды войны». Делятся на два вида. Первые выдают себя за раненных и контуженных солдат, рассказывают, что получили увечья в боях за Родину. В основном это «афганцы» и «чеченцы». Кстати, по мнению некоторых врачей, культи, которые демонстрируют «бывшие солдаты», зачастую напоминают увечья людей, которые каждую зиму поступают в больницы с обморожением, перебрав с алкоголем и уснув на морозе. Другая категория, нарядившись в военную форму, исполняет военные песни, рассчитывая на поддержку со стороны сочувствующих и патриотичных соотечественников. Здесь даже никакие доказательства не нужны — гитара, форма, купленная в магазине товаров для военных, и пламенный взгляд — секрет успеха.

Рисунок АиФ / Юлия Осинцева

Молодые матери. Беременные и женщины с младенцами — тоже распространённый тип попрошаек. Некоторые из них используют подушку для создания мнимой беременности, а «молодые матери» приносят вместо грудничков кукол. Гораздо хуже, когда попрошайки используют живого ребёнка — для того чтобы он весь день вёл себя смирно, его нередко накачивают снотворным или спиртным.

Рисунок АиФ / Юлия Осинцева

«Ради Христа». Люди, которые ходят по вагонам метро и электричек с иконами и, пока просят милостыню, успевают упоминать имя Бога со скоростью 100 слов в минуту, а также много раз истово перекреститься. Зачастую они даже не особо поясняют, на что собирают и зачем, акцент на том, что это помощь «ради Христа» и «всего святого». Но далеко не всегда (точнее, почти никогда!) собранные деньги идут на нужды церкви.

Рисунок АиФ / Юлия Осинцева

Искалеченные. Очень часто по вагонам ходят искалеченные люди, которые при этом стараются выставить напоказ все изъяны своего тела. Расчёт во многом на то, что прохожим и пассажирам будет тяжело на это смотреть, и они постараются скорее дать денег и отвернуться.

Рисунок АиФ / Юлия Осинцева

Мумия. «Мумия»  так называют этого находчивого попрошайку  сейчас терроризирует пассажиров Московского метрополитена, но, судя по сообщениям на форумах, он успел поработать и в Санкт-Петербурге. Скорее всего, это целая сеть попрошаек, так как московские мумии тоже бывают разные: кто-то носит розовые одежды, кто-то серые с надписью «Слава России» на спине. Человек, замотанный в бинты, ходит по вагонам, издавая странные звуки, наподобие воя, и может сильно напугать людей слабонервных. Часто «мумия» выбирает себе жертву, встаёт напротив и нависает над ней, пока человек не даст денег, чтобы попрошайка поскорее отошёл. Жертвами обычно становятся едущие в одиночестве девушки, за которых некому заступиться.

Рисунок АиФ / Юлия Осинцева

Защитники животных. Ходят по вагонам метро и электричек в компании нескольких собак и собирают средства на помощь приюту. При этом настоящие защитники животных вряд ли будут мучить зверей прогулками в общественном транспорте.

Те, кто собирает не на приют, а «на корм щенку», нередко накачивают животных снотворным — здоровый щенок не сможет высидеть в коробке целый день. А если понаблюдать за ними на протяжении нескольких месяцев, можно увидеть, как часто меняются животные у таких попрошаек.

Рисунок АиФ / Юлия Осинцева

Наталья Быстрова, руководитель фонда собак-терапевтов РЕТ и координатор приюта для бездомных животных «Зов предков»:

Формы попрошайничества с животными очень популярны. Они позволяют и активно «давить на жалость», и одновременно демонстрировать, на что якобы нужны деньги — накормить собачку. При этом мало кто из прохожих будет задумываться, почему двух-/трёхмесячный щенок лежит ничком на картонке (поверьте, голодный щенок будет вести себя совершенно иным образом) и почти не шевелится. Разумеется, это бизнес-конвейер. Животных накачивают тяжёлыми препаратами, благодаря которым они не только выглядят больными и несчастными (что вполне на руку мошенникам), но и быстро погибают. Мошенников с животными можно почти всегда привлечь к ответственности по статье «Жестокое обращение с животными» (ст. 245 УК РФ). Но если вас всё равно терзают сомнения — «а вдруг это просто бедный человек пытается и правда накормить свою собаку?» — попробуйте принести собаке колбасы или консервов, попросите посмотреть документы на собаку (особенно если собака породистая) — скорее всего, попрошайка попытается тут же скрыться. Что же касается сборов «на приют для животных», то знайте, что ни один волонтёр приюта не будет заниматься попрошайничеством в метро, электричках или переходах. У людей, которые действительно помогают животным, просто нет на это времени! Поэтому абсолютно все люди, которые занимаются попрошайничеством, используя животных, — мошенники. Если вы хотите изменить ситуацию — как минимум не давайте попрошайке денег. Ещё лучше — сфотографируйте и распространите в интернете. Ещё лучше — вызовите полицию. Пытаться выкупить животное — в общем-то бесполезное мероприятие, так как попрошайка получит хороший доход и просто найдёт другую собаку для «заработков». 

«Аски», с ударением на первый слог. От английского «ask» — просить. Как правило — неформального вида молодёжь, выпрашивающая копеечку на «выпить и потусить». Абсолютно безобидны, ведут себя весело. Попрошайничество для них — способ найти деньги на веселье, а не на выживание, поэтому они могут изобретать всяческий креатив — читать стихи, танцевать, предлагать услуги по переносу через лужу и так далее. Могут просить на ночлег, на выпивку, на озеленение луны и спасение забайкальских мамонтов. Большинство уличных музыкантов — те же «аски», только с гитарой. Они обычно мошенниками не являются — о цели сборов предупреждают сразу и честно.

Рисунок АиФ / Юлия Осинцева

«Ограбленные». Это люди, которые подходят к вам на улице и просят денег на билет до дома, потому что их ограбили, забрали документы и так далее. Часто почему-то просят билет в Липецк, хотя бывают и экзотические варианты типа Норильска. В большинстве случаев это мошенники, которые хотят только получить денег.

Владимир Берхин, президент благотворительного фонда «Предание»:

«Мы много раз пытались помогать таким уезжающим, но почти никто не садился в поезд, а кто садился — не доезжал до своей станции и не отзванивался потом, что приехал. Этим людям лучше просто не верить и не связываться. Если же действительно хочется помочь — то в Москве можно вызвать социальный патруль, который умеет проверять такие просьбы и в случае подлинности проблемы обратится в профильные организации для покупки несдаваемого билета».

Рисунок АиФ / Юлия Осинцева

«Родители больных детей». Это люди, которые ходят по метро с плохими ксерокопиями и печальными фотографиями детей, срочно нуждающихся в платных операциях и лекарствах. Среди них порядка 10 процентов говорят правду, хотя, как правило, тоже неполную. Остальные — просто мошенники, использующие фальшивые или просто чужие документы, которые зачастую не стыкуются между собой (просят помочь девочке с онкологическим заболеванием в московской клинике, а медицинская справка на украинском — из кардиоцентра). Иногда «любящие» родственники при этом привозят больных близких в переходы метро прямо под капельницей, что человек, желающий родственнику добра, вряд ли бы сделал. Иногда капельница — это всего лишь инструмент для придания ситуации особой трагичности. Самое лучшее, что можно сделать для такого рода людей, — отправить их в профильный фонд. Денег им давать не стоит — это прямое кормление мошенников.

Рисунок АиФ / Юлия Осинцева

«Тихие». Эти люди похожи на «асков», но ведут себя иначе. Тихо и словно стесняясь просят у метро мелочь «на проезд». Как правило, выглядят плохо, но не как бездомные, а как опустившаяся молодёжь. Среди этой категории просителей много молодых девушек. По всей видимости, так собирают себе денег на дозу наркоманы или на стакан начинающие алкоголики. Если же человеку действительно надо просто пройти в метро, и вы хотите помочь — проведите его по своему билету.

Рисунок АиФ / Юлия Осинцева

Помогать ли попрошайкам?

«Попрошайки — это криминальная среда, — считает президент благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин. — Это группа людей, у которых нет дома, работы, банковских счетов и перспектив. Все они живут одним днём и не брезгуют незаконным заработком. Там прячутся беглые преступники, там крутятся «левые» деньги и ворованные вещи. На документы нищих оформляют липовые сделки, краденые машины и невозвратные кредиты. На них же недобросовестные полицейские списывают нераскрытые преступления. Бесправие бездомных и попрошаек делает их также идеальными участниками мошенничеств, жертвами преступлений, в том числе сексуальных (особенно это касается беспризорных детей)».

Фактически, подавая профессиональным попрошайкам, человек финансирует эту криминальную среду.

При этом о том, что попрошайки — это целая организованная структура, на которой можно неплохо заработать, в обществе говорят давно. Тем не менее существует и такая точка зрения: да, попрошайки — это почти «мафия», но раз они дошли до такой жизни, наверное, им действительно несладко, поэтому лучше я помогу.

«Конечно, человек, который занимается попрошайничеством, не мечтал о такой работе и о такой судьбе. Но это не повод обманывать окружающих. Но и не повод в каждом, кто просит о помощи, мошенника подозревать, — комментирует ситуацию руководитель проекта Добро Mail.Ru Александра Бабкина. — Прежде всего, нужно задуматься — хотите ли вы помочь человеку или откупиться: протянуть человеку деньги, брезгливо отвернувшись от его беды. Если помочь — то нужно понимать, что это требует большей вовлечённости, участия».

Как проверить, говорит ли человек правду?

По словам Александры Бабкиной, прежде всего стоит громко и вежливо спросить, в какую беду попал человек, какая помощь нужна. Если попрошайке на самом деле не нужна помощь, о которой он просит, он, скорее всего, уйдёт от разговора — покинет вагон метро, выйдет из перехода.

Если человек просит деньги на еду — можно сходить с ним в магазин или спросить, какая еда ему нужна, купить её. А вот если попрошайка собирает на «билет домой» — лучше дать ему контакты службы помощи «Милосердие», у которой есть специальная программа «Возвращение».

Если кажется, что человек действительно нуждается в помощи, а вовсе не работает как профессиональный попрошайка, можно проверить ряд документов, чтобы убедиться, что он не лжёт.

«Можно попросить личные документы (и сфотографировать их), медицинские (то же самое), а также финансовые (счёт из клиники), — считает Владимир Берхин. — Между ними и рассказанной историей должно быть соответствие. Не поленитесь позвонить в клинику, уточнить наличие такого пациента (сам факт его наличия медицинской тайной не является). Вообще, идеальный вариант действий, чтобы не быть обманутым, — попросить данные счёта медицинского учреждения и предложить внести деньги прямо на него. Тот, кто нуждается, это будет приветствовать, тот, кто мошенничает, начнёт изобретать уловки, чтобы всё же получить деньги в руки».

Ситуация с людьми, собирающими на строительство храмов, ещё интереснее. «Просить деньги на улице священникам, монахам и сотрудникам приходов прямо запрещено Собором 2000 года, — объясняет Владимир Берхин. — Поэтому ряженые под монахов и священников — мошенники почти все. Попробуйте кого-то из них попросить прочитать Символ Веры и убедитесь».

Похожая ситуация и со сбором на помощь сиротам. «Детские дома — это в основном государственные учреждения, и директор, который санкционирует такого рода сбор средств, быстро слетит со своего места», — считают эксперты. Исключением являются частные детские учреждения — например, «Детские деревни-SOS», проводящие на улицах российских городов большую фандрайзинговую кампанию.

Однако официальные сборщики благотворительных фондов или детских учреждений всегда имеют при себе документы от своего руководства с подписью и печатью, где сказано, кто именно на что именно уполномочен собирать средства. Они не принимают наличных, а скорее просто рассказывают о программах фонда, они не боятся встречи с полицией, ибо действуют открыто и легально. Они никогда ничего не продают сами. Если быть точным, то это вообще не сотрудники фонда или детского дома, а специально нанятые сотрудники компании-промоутера.

В любом случае, если вам что-то не понравилось, насторожило, то лучше просто уйдите. Вы сможете спокойно дома посмотреть сайт, отчёты, программы и так далее — и принять решение о пожертвовании без лишнего внешнего влияния.

Почему обилие профессиональных попрошаек мешает настоящей благотворительности?

Огромное число профессиональных попрошаек не очень хорошо сказывается на работе благотворительных фондов. «Скорее всего, сборы фондов при обилии попрошаек несколько падают — у каждого человека свой лимит добродетели, и, подав нищему копеечку, он уже получает своё удовлетворение и фонду может и не пожертвовать, — считает Владимир Берхин. — Хотя, в целом, скорее всего, «подающие попрошайкам» и «жертвующие в фонды» — несколько разные социальные группы».

«Важно то, что, однажды став жертвой попрошайки-мошенника, человек разочаровывается, теряет веру в то, что он может по-настоящему помочь, что именно его помощь может быть востребована, — рассуждает Александра Бабкина. — Свой негативный опыт он переносит и на благотворительные фонды: в их действиях он также начинает предполагать жажду наживы, способ заработать на чужой беде. И это, безусловно, мешает работе честных благотворительных организаций, которые спасают жизнь людям или животным, меняют мир вокруг в лучшую сторону. Благотворительные фонды, как правило, стараются поддерживать взаимоотношения с человеком, который помогает: ему рассказывают о том, как его участие изменило ситуацию, в которой нужна была помощь, отчитываются, сколько было собрано средств и на что они были направлены».

Как помогать правильно?

«Как помогать правильно? Сначала — по сердцу. Тому, кто вызывает в вас наибольшее желание разделить его беду, — считает Владимир Берхин. — Затем включить мозг, найти организацию, занятую решением этой проблемы, причём организацию с историей, с подробными отчётами и прозрачной системой деятельности, с известным руководством и так далее. После чего связаться с этой организацией и спросить, какую сторону их работы лучше поддержать. И даже если они попросят деньги на свои зарплаты — пожертвовать. Потому что работа одного сотрудника фонда позволяет помочь десяткам людей. А адресное пожертвование — одному человеку. Я бы посоветовал читать статьи на профильных порталах — Милосердие.ру, Нужнапомощь.ру, смотреть просветительские материалы и помогать на Добре@Mail.Ru. Выбор фонда можно начать и отсюда — Союз благотворительных организаций „Все Вместе“».

«Если вы не готовы провести с человеком, который просит о помощи, значительное количество времени, выберите другой способ помочь — например, на нашем портале Добро Mail.Ru есть замечательные благотворительные организации, которые помогают людям в беде, малоимущим, бездомным, — поясняет Александра Бабкина. — Там собраны проекты помощи детям, взрослым, пожилым людям и животным, а помогать можно не только деньгами, но и делом. Все эти проекты публикуются лучшими благотворительными фондами, которые сначала анализируют, какой способ помочь будет по-настоящему эффективным (в случае необходимости того или иного вида лечения решение принимается экспертным советом фонда, куда входят профильные медики) и только после этого открывают сбор средств».

«Чтобы помогать правильно — не нужно лениться, — говорит Наталья Быстрова, руководитель фонда собак-терапевтов РЕТ и координатор приюта для бездомных животных «Зов предков». — Это главный совет. Конечно, бросить 10 рублей в пакет попрошайке — самое простое. И совесть чиста, и даже пальцем о палец ударять не надо. Но чтобы реально почувствовать, что вы кому-то помогли, что помощь дошла до адресата, а ваши 10 рублей не уплыли в карманы криминальных авторитетов, нужно не «откупаться», а действительно хотеть изменить мир. Хоть чуточку, но изменить. Если вы пожертвуете деньги собачьему приюту, а потом увидите на его страничке в фейсбуке, что очередной пёс нашёл новую семью, — это будет настоящее счастье. Если вы отправите 100 рублей фонду, который помогает одиноким старикам, а потом на сайте фонда будете читать истории и смотреть фотографии, как бабушкам купили новые удобные кровати и пригласили гармониста, — это снова счастье. И его невозможно сравнить с этим странным противоречивым чувством, когда в метро над вами нависает человек с табличкой «помогите Христа ради», и вы вынуждены отдать ему свои деньги. Какой будет результат от вашей помощи? Неизвестно. А какой вред — теперь уже очевидно».

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. В чём стратегическая важность города Джараблус?
  2. Что представляет собой Airlander 10, разбившийся в Англии?
  3. Сколько человек погибло во время землетрясения в Италии?

Если вам понадобятся деньги, то где вы их постараетесь взять?

САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ