Екатерина Каликинская 0 3930

Мать милосердия. Елизавета Карцева помогла тысячам раненых

Статья из газеты: АиФ Здоровье №4 22/01/2015

Имя этой женщины, более ста лет назад известное всей России, сегодня почти забыто. Лишь надпись на ее надгробном памятнике на Новодевичьем кладбище Санкт-Петербурга напоминает о ее славных подвигах.

Сестра милосердия Елизавета Карцева (1823-1898).
Сестра милосердия Елизавета Карцева (1823-1898). © / РИА Новости

Здесь можно прочесть две цитаты из Евангелия о любви к ближним и перечень: «Севастополь, Турция, Болгария, Черногория» – места ее милосердного служения, места важнейших свершений русской армии.

Неудавшаяся встреча

Генерал-лейтенант Павел Петрович Карцев не видел свою сестру два года. Узнав, что ее походный лазарет находится в Черногории, неподалеку от места расположения дивизии, которой он командовал, он отправился туда, чтобы встретиться с Елизаветой. По дороге вспоминал то, что слышал о ней: со своим отрядом сестер милосердия она одна из немногих была допущена на передовые позиции под Плевной, вместе с армией преодолела Шипкинский перевал, прошла всю Болгарию… Но поверить, что Елизавета трудится на полях сражений, было нелегко. Все же возраст немолодой…

Когда генерал оказался рядом с брезентовым шатром, в котором размещался лазарет, он невольно замедлил шаг: шатер гудел, стонал, был полон каких-то раздирающих сердце звуков. Заглянув внутрь, он сразу увидел у постели раненого с ампутированной ногой свою сестру – тонкая хрупкая фигурка, белый плат скрывал седые волосы.

Заметив Павла Петровича, Елизавета быстро подошла и сказала, что лучше ему уйти – слишком много дел с ранеными, некогда словом перемолвиться. Мимо проносили накрытые простынями трупы и складывали у порога. Генералу стало не по себе от криков, стонов, тяжелого запаха. Лежащий на кровати солдат вдруг приподнялся и, глядя на Елизавету Петровну, спросил: «Уезжаешь от нас скоро, мать?» «Как прикажут», – ответила та. «Вели написать с себя портрет, чтобы мы помнили, какой была черногорская мать». Елизавета Петровна склонилась над ним, поправляя повязку. Павел Петрович понял, что больше от нее ничего не услышит, и спешно покинул лазарет, качая головой.

Елизавете в то время шел шестой десяток. «Пора бы угомониться, внуков качать», – мелькнуло в голове у генерала. Но он сразу осекся. Не было у Елизаветы внуков. И детей не было. После Смольного не вышла его сестренка замуж и с головой ушла в дела милосердия… Отчего-то вспомнилось, что маленькая Лиза в трудные годы их детства, когда приходилось помогать обедневшим родителям и сад растить, и ягоды продавать, боялась только червяков. А в остальном была неутомима, трудолюбива, бесстрашна, как и теперь.

Идеальная сестра

Непритязательная, даже малозаметная Елизавета Карцева в Севастополе очень скоро стала первой помощницей Николая Ивановича Пирогова, прибывшего в эпицентр Крымской войны. По приезде Пирогов в течение десяти дней с утра до вечера оперировал тех, кто нуждался в операции еще три недели назад. Он вспоминал: «С восьми утра до шести вечера остаюсь в госпитале, где кровь течет реками, с лишком 4000 раненых. Возвращаюсь весь в крови, и в поту, и в нечистоте…»

Присутствие женщин в таких условиях сначала многих смущало, но очень быстро и врачи, и раненые оценили их помощь. «Они способнее мужчин для этих занятий, – описывал свои впечатления от работы сестер врач севастопольского гарнизона Х. Я. Гюббенет, – ближе подходят к нежному женскому рукодельному труду. Помогают при перевязке, бывают и при операциях, раздают больным чай и вино и наблюдают за служителями и за смотрителями и даже за врачами. Присутствие женщины, опрятно одетой и с участием помогающей, оживляет плачевную юдоль страданий и бедствий».

Сестры были распределены не только для ухода за ранеными. Пирогов организовывал транспортные бригады, состоящие из врача, фельдшера и сестры, чтобы сопровождать раненых при перевозке. Карцева помогала Пирогову в этих делах, а еще лично осуществляла контроль над раздачей продовольствия и, когда были обнаружены недостачи, добилась увольнения ответственного чиновника.

Ее рабочий день начинался около семи утра и заканчивался после полуночи, когда были произведены последние проверки. «Карцева просто неутомима, день и ночь в госпитале; и варит для больных, и перевязывает, и сама делает все, и всякий день от меня выходит с новыми распоряжениями», – восхищался ею Пирогов.

Елизавета Карцева. Public Domain

Радость добрых дел

После Крымской войны Елизавета Петровна осталась в Москве – служить в Лепешкинской больнице, ухаживать за ранеными. Затем знаменитый доктор Сергей Петрович Боткин, с которым она бок о бок работала в Крыму, пригласил ее в Санкт-Петербург, где была основана Свято-Георгиевская община милосердных сестер.

Кроме ухода за ранеными и больными в госпитале при общине у сестер было множество дел: определить старушку в богадельню, накормить, одеть и обуть беспризорного ребенка, отправить посылку с усиленным питанием в семью, где лежит больной, подарить азбуку детям, чьим бедным родителям не до книг.

Община, которой покровительствовали члены царской семьи, постепенно росла и расширялась: была построена церковь во имя великомученика Георгия Победоносца, новые больничные корпуса, приют для престарелых медсестер, первый в России приют-школа для умственно отсталых детей. Опыт сестер милосердия, их знания и умение работать с такими сложными пациентами стали интересовать многих медицинских работников, и одно время при общине действовали курсы, на которых обучали средний медицинский персонал. Однако Елизавета Петровна Карцева, ставшая настоятельницей общины, считала, что мало обучить молодых людей перевязкам и навыкам ухода, простым медицинским процедурам, ассистированию на операциях. Самое главное для нее было – полная самоотверженность на этом посту. Она принципиально была против любых наград сестрам общины и сама всегда от них отказывалась. «Только сознание честно исполненного долга должно быть наградой сестры», – любила повторять Елизавета Петровна. А кроме того то, к чему она не стремилась, но что сопровождало ее всю жизнь, – благодарная память людей. Когда члены ее общины покидали Черногорию, князь Черногорский сказал на прощание: «В ту минуту, когда Вы возвращаетесь на родину, радуюсь, что могу быть относительно Вас и Ваших любезных и преданных сотрудниц истолкователем благодарности всей страны, особенно же раненых и больных, которые благословляют благодетельные руки, успокоившие их страдания».

Труды и подвиги Елизаветы Петровны завершились на 76‑м году ее жизни, когда она мирно скончалась на посту настоятельницы Свято-Георгиевской общины сестер милосердия.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Зачем российские суда заходят в украинские порты?
  2. Кого играл актер Николай Кириченко в «Каменской»?
  3. Когда выйдут новые iPhone?




Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ