aif.ru counter
Ирина Голубева 0 3571

Миллионерша и доктор. Как в Москве возникла первая лор-клиника

Статья из газеты: АиФ Здоровье №28 09/07/2015

Это здание и по сей день служит медицине и украшает наш город. Улица Россолимо, дом 15/13, бывший Божениновский переулок.

Юлия Ивановна Базанова.
Юлия Ивановна Базанова. © / Public Domain

Богатство обязывает

Юлия Базанова родилась в Иркутске в семье небогатого офицера, рано осталась без родителей, воспитывалась дедом. Окончила Девичий институт Восточной Сибири (единственный в Сибири институт благородных девиц). Вышла замуж, родила дочь, овдовела... И осталась «под покровительством семьи мужа».

Семья эта была непростой. Её свёкор — Иван Иванович Базанов — был владельцем золотых приисков (в том числе и тех самых Ленских рудников, известных нам ещё из школьного учебника истории). Благотворительностью купец первой гильдии Базанов занимался серьёзно. На что он только ни жертвовал: на гимназию, семинарию, собор, больницу, богадельню, детский сад, сиротский приют... На географическое общество Сибири и деревянный театр, дом умалишённых и «Общество подачи помощи при кораблекрушениях», перестройку домов бедных жителей города, на экспедицию князя Кропоткина... (Знаменитый анархист, чьим именем названа станция метро, в молодости возглавил экспедицию по никем ещё не исследованным просторам Забайкалья).

Когда свёкор Юлии Ивановны умер, она получила основную часть его капитала и продолжила его благотворительную деятельность.

В Иркутске построила воспитательный дом с роддомом и детским садом. На одну только бактериологическую пастеровскую станцию было пожертвовано 150 тысяч. В Москве платила за обучение в университете всех студентов сибирского землячества. «И если бы их было десятки тысяч, все бы внесли из щедрого кошеля её».

Всегда в тёмном платье, держалась застенчиво, не любила, когда целовали ей руку... Юлия Ивановна Базанова помогала, потому что «богатство обязывает».

В Москве она поселилась на Моховой, дом 6, напротив дома Пашкова.

Бывшая усадьба Шаховских (ул. Моховая, д.6)
Бывшая усадьба Шаховских (ул. Моховая, д.6). Фото: Google Maps

...да несчастье помогло

Начало самому важному пожертвованию Юлии Ивановны положило очень личное событие. Её племянница «заболела горлом». И при всех деньгах семейства Базановых не нашлось врача, который смог бы ей помочь.

Племянница была в своей беде неодинока. Из статистических таблиц того времени следует, что 30% населения России «страдало ушами», а 15% новобранцев были негодны к службе из-за хронического отита.

Однако эта область медицины не являлась обязательным предметом для изучения в университетах (за исключением Военно-медицинской академии) или вовсе отсутствовала как предмет преподавания.

Привычных нам сейчас специалистов-оториноларингологов тогда в России не было. Состоятельные граждане ездили лечиться в Вену: там жил отиатр Адам Политцер, «творец современной отиатрии и самый выдающийся специалист по ней» (словарь Брокгауза и Ефрона). Ещё поэт Некрасов мечтал посоветоваться «со знаменитым венским доктором относительно своей горловой болезни».

Вена, разумеется, прекрасный город... При условии, что туда не надо ехать с отитом.

Станислав Фёдорович фон Штейн Фото: Public Domain

Станислав Фёдорович фон Штейн (1855–1921), приват-доцент Московского университета, доктор медицины, ещё выпускником медицинского факультета ездил стажироваться к Политцеру. Он исследовал физиологию и анатомию уха, защитил диссертацию, написал монографию по отиатрии (её перевели и издали в Вене). Именно Штейн преподавал в университете необязательный к посещению курс «Учение об ушных болезнях»: десяток студентов‑терапевтов собирались под лестницей главной аудитории и при свете ламп учились пользоваться рефлектором. Замечательный врач общей практики Станислав Фёдорович фон Штейн мечтал о том, чтобы в Москве появилась узкопрофильная клиника болезней уха, носа и горла. Именно клиника, которая позволит развивать эту область медицины, повышать квалификацию сотен врачей.

 

Миллионерша и доктор

Штейн в мельчайших деталях разработал пять проектов клиники и представил их на рассмотрение Юлии Ивановне. Базанова обстоятельно изучила каждый и выбрала самый дорогой. Он требовал современного оборудования, был рассчитан всего на 25 коек, но предполагал, кроме лечения больных, клиническое преподавание и научные исследования.

На строительство и оснащение «Клиники болезней уха, носа и горла» Базанова пожертвовала полтора миллиона рублей. Она приобрела участок земли на углу Божениновского и Олсуфьевского переулков и написала прошение в Московскую городскую управу с просьбой разрешить строительство двухэтажного здания. Проект здания Клиники болезней уха, носа и горла заказали маститому архитектору Густаву Коромальди. На первом этаже помещались палаты для больных, а на втором с его пятью высокими красивыми окнами — библиотека, студенческая аудитория, операционный зал.

В мае 1894 года был заложен первый камень, а осенью 1896‑го состоялось открытие клиники. 

Клиника болезней уха, носа и горла, оснащённая всеми научными новинками, была подарена Базановой Московскому университету. Гордостью клиники стали специализированные кабинеты акустики, сравнительной анатомии, патологической анатомии. В описании клиники, сделанном в 1897 году для участников 12‑го международного медицинского конгресса, Штейн отмечал, что «акустический кабинет не имеет себе равных во всём мире».

А ещё через десять лет, в 1908 году, в Москве состоялся Первый всероссийский оториноларингологический съезд. Число специалистов в этой области уже «достигло почтенной цифры 500 на всю нашу матушку Русь». А в клинике Базановой работали «лучшие умы», делались открытия, были изобретены десятки аппаратов и инструментов, которыми специалисты-отоларингологи пользуются и по сей день.

Клиника болезней уха, носа и горла, 1913 г
Клиника болезней уха, носа и горла, 1913 г. Фото: pastvu.com

Пример потомству

Работу скульптора Баха, бюст, установленный когда-то в Клинике болезней уха, носа и горла Императорского Московского университета в честь Ю. И. Базановой, нашли уже в наше время, в земле, при расчистке территории дома 15/13. Надпись на нём гласит: «За величайший дар и за бескорыстную деятельность на пользу старейшего русского университета, как назидательный пример потомству, в знак глубочайшей признательности. Совет Императорского Московского университета, 8 мая 1896 год».

Деятельность Юлии Ивановны была и точно бескорыстной: она разорилась. Из дома с колоннами на Моховой переехала на съёмную квартиру. Умерла Базанова в 1924 году в Москве, тихо, на руках зятя, похоронена на Введенском кладбище.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Нужно ли при ДТП убирать машины с дороги или можно «собирать пробку»?
  2. Что будет, если на Земле растает весь лёд?
  3. Что за объединительный собор проходит в Киеве?


Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ