aif.ru counter
Татьяна Уланова 512

Отчего люди летают, как птицы? Судьбы Насти и Ильи свёл парапланеризм

Уже много лет Илья Петросян и Анастасия Ломовцева живут от полёта до полёта. Настя поднималась в небо даже на восьмом месяце беременности…

Свою любовь Илья нашёл благодаря спорту.
Свою любовь Илья нашёл благодаря спорту. © / Из личного архива

– Бежать! Бежать! Рано усаживаешься, ленивец! – Илья критикует оторвавшуюся от земли жену.

На носу зима. В Пятигорске +14 °С и солнце. Грех не воспользоваться последними погожими деньками. Прогноз на утро – туман, дождь, резкий спад температуры. А народ тут сплошь метеозависимый: что обычному человеку хорошо, то парапланеристу – нелётная погода. Так что параглайдинг часто превращается в паравейтинг (от англ. wait – «ждать»).

Красавица Юца под Пятигорском – прародина и мекка лёгкой авиации. Одна из лучших гор в Евразии для полётов на дель­таплане, параплане. И для асов, и для новичков. В 1970-е, ещё во времена ­ДОСААФ, здесь началось увлечение планерами. Спустя десятилетие на подмогу им пришли дельтапланы. В ­1990-е, когда всё кругом рушилось и ­ДОСААФ приказал долго жить, на Юцу поднялись первые парапланеристы. А несколько лет назад Анастасия Ломовцева (бессменный президент), инструктор Илья Петросян и их товарищи создали Федерацию спорта сверхлёгкой авиации Ставропольского края.

А если работа мешает?

«Отчего люди не летают так, как птицы? Знаешь, мне иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и тянет лететь. Вот так бы разбежалась, подняла руки – и полетела…»

Собственно, всё выглядит именно так, как представляла себе героиня «Грозы» Остров­ского в середине ХIХ в.: стоишь на горе, смотришь на раскинувшийся внизу благодатный Пятигорск. 

Илья в спорте уже 15 лет. Летает красиво. Легко. В удовольствие. Потом признаётся: за рулём автомобиля устаёт, от полётов – никогда. Ради невыносимой лёгкости бытия Илья оставил профессию провизора. Был «коммивояжёром» от фармацевтики. Но неожиданно увлёкся пара­планеризмом. Детская мечта – летать на чём угодно – не давала спокойно спать.

– Быть медицинским представителем денежно. Но уж слишком нервно. Вырваться на гору удавалось только вечером или в выходные. Иногда уворачивался от проверок, сбегал из офиса под предлогом важной встречи. Ну а как? Смотришь в окно: погода – дрянь, можно поработать. В другой раз выглянешь: прозрачное небо, растущие облака… ­Ё-мое! Ну нельзя не полететь!

Когда работа стала мешать полётам, Илья сделал выбор. И ни разу не пожалел. Ещё бы! Он ведь и жену нашёл благодаря спорту. Хотя поначалу их разделяли полторы тысячи километров – Настя изучала в Брянском университете лингвистику.

– Однажды в Крыму я узнала, что знакомые летают с горы. И поняла, что мне это надо. А через два месяца в университете увидела объявление о наборе в парапланерный клуб…

Учебные полёты были только с лебёдки, в термическую погоду не выпускали. Тогда Настя начала ездить в Курск – к профессионалам. Училась летать в термических потоках. А весной 2006-го попала на курсы повышения квалификации в Пятигорск. Тут-то и произошла судьбоносная встреча Ильи и Насти. Только она почему-то не придала ей значения. Или сделала вид, что не придала…

– Для Насти я, конечно, был «один из», очередной парапланерист, который её чему-то научил. Она же запала мне в душу сразу. Но моя природная скромность не позволила сказать: «Останься!»

Судьбе было угодно, чтобы Настя вернулась в Брянск, продолжала летать с курскими парапланеристами. И даже успела выйти замуж за одного из них.

– По-моему, она и сама точно не знает, зачем сделала это. Они с бывшим мужем настолько разные…

Приехав в очередной раз на Юцу, ребята разругались вдрызг. Илья дружил с обоими, пытался держать нейтралитет. Хотя чувства его уже рвались наружу.

– Когда через полгода после их расставания мы с Настей сошлись, её бывший муж воспринял это как оскорбление и перестал со мной общаться. Настя же до сих пор носит его фамилию – слишком уж муторный у нас процесс замены документов.

Окончив университет, Настя перебралась в Пятигорск, преподавала английский, занималась внешнеэкономической деятельностью. Но четыре года назад тоже оставила работу, которая мешала… летать. В том же, 2014-м, они с Ильёй поженились.

– Я считал этот ритуал необязательным. А для Насти он был важен. Поэтому мы собрали родных, друзей и устроили представление в стиле ретро.

Сыну Дане Илья и Настя надеются передать свою любовь к небу.
Сыну Дане Илья и Настя надеются передать свою любовь к небу. Фото: Из личного архива

Разве это опасно?

Сегодня Илье 39 лет, Насте – 32.

Два года назад у них родился Даня – продолжатель рода парапланеристов, летавший в утробе до 8 месяцев. Наверняка многие Настю осуждали: к чему этот риск…

– Ну почему, если я взлечу, со мной должно что-то случиться? На автодороге опасностей гораздо больше. Если б вы летали, то поняли – жить 9 месяцев без полётов невыносимо.

– Настя хорошо себя чувст­вовала. Даже в соревнованиях участвовала. Было бы хуже, если бы ей запретили летать.

На восьмом месяце Настя совершила последний перед рождением ребёнка маршрутный полёт. И с Юцы улетела… в Учкекен – полудикий посёлок в Карачаево-Черкесии, весь в огромных холмах. Пришлось Илье снаряжать спасательную экспедицию. Спасибо трактористам – спустили Настю до ближайшей дороги. И это не единственный случай, когда Илья спасал жену.

– У каждого параплана – свой характер, и каждый спортсмен выбирает его под себя, – говорит Илья. – Во время соревнований вероятность нештатной ситуации велика. И даже суперспортсмены, бывает, не справляются. Мы же, хоть и продвигаем парапланеризм, спортом высоких достижений не занимаемся.

В России статистики происшествий нет. Наши пилоты не любят признаваться в ошибках. А в Европе все несчастные случаи регистрируются и анализируются. Например, в 2014 г. 70% ЧП произошли на штатной посадке. Это только ошибки пилотов: промахнулся мимо площадки размером в 5 га, сел по ветру, а не против. Неправильно выставил руки, ноги. Вместо того чтобы при посадке работать со стропами, фотографировал свои ботинки… К слову, если бы врачи не накосячили и не возникли проблемы, Настя наверняка полетела бы, едва выйдя из роддома. А так – только через три месяца. Да и то – сверху вниз. Для профессионала несерьёзно, но зимой простительно – не сезон.

Приучать сына к лётной обстановке Илья и Настя начали почти сразу, благо Даня долго был на грудном вскармливании. Просто брали его с собой, на время полётов передавая местным няням. Воспитание небом продолжается. Если родители не могут не летать, какие варианты у сына?


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что известно о победителе 72-го Каннского кинофестиваля?
  2. Что делать, если вовремя не передал показания электросчетчика?
  3. Когда и где смотреть матч за третье место ЧМ по хоккею с участием России?


Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ