Андрей Незваный 2 2058

Перемирия здесь не работают. Как живет донецкий поселок под обстрелами

АиФ.ru публикует репортаж из прифронтового поселка Октябрьский, что в ДНР — населенного пункта, в котором «не работают Минские соглашения», а в дома ежедневно по расписанию прилетают снаряды и мины.

Частный дом в посёлке Октябрьский.
Частный дом в посёлке Октябрьский. © / АиФ

Десять минут на машине, и вы из цветущего центра Донецка попадаете в поселок Октябрьский. Поселок Октябрьский — в другой мир, в котором война ощущается каждой клеткой. Пустынные улицы разрушенных и брошенных домов, искореженные столбы и заборы. Тень от разорванных линий электропередач лежит на изрешеченной воронками дороге. Это часть поселка, прилегающая к территории бывшего донецкого аэропорта.

На разбитой улице — почти настоящий «блок-пост» из местных бабушек. Они действительно проверили у незнакомца документы. Предупредили, что на камеру их снимать нельзя, но расскажут всю правду о своей жизни.

— Вчера тут ужас что творилось, часов около восьми вечера прилетело восемь 120-х мин. Грохот, осколки в разные стороны, — говорит пенсионерка, — вот мальчик, он со своей сестрой весь вечер просидел в подвале.

Мира и Матвей.
Мира и Матвей. Фото: АиФ

Появляется мальчуган лет шести, который представляется Богданом.

— Ты почему вчера залез в подвал, расскажи дяде-корреспонденту.

— Потому что летели осколки, и мне родители сказали туда полезть.

— С кем ты там был.

— С сестрой Мирой и мы там играли.

— Страшно было?

— Да.

— А почему с детьми не полезли в подвал родители, — спрашиваю у старушек.

— Дом у них старый, глинобитный, если завалит, то не вылезешь. Родители и остаются в доме наверху, а детей спускают в подвал. А куда деваться? Да ездили они два года по квартирам, работы нет, пришлось продать все золото, что было, чтобы снимать квартиры, а что толку? Все равно вернулись.

— Вы посмотрите, как мы живем, — говорит другая старушка, — на улице практически не осталось ни одного целого дома, как так можно жить. Нас продолжают бомбить каждый день, а в городе даже не подозревают, что тут гибнут люди. Мы вроде живем в одном городе, но в разных мирах. Сюда даже транспорт общественный не ходит, ближайший на ЖД вокзале, куда отсюда пешком 40 минут...

На улицах посёлка. Фото: АиФ

— А пробовали обратиться по поводу переезда? Я знаю, что республика предоставляла временное жилье людям из обстреливаемых поселков.

— Это предоставляют тем, кто остался вообще без жилья. Почему я должна уезжать из своего дома куда-то в город, что нам предоставляют жилье? За что снимать, мне 53 года, два года до пенсии, я в аэропорту проработала 17 лет, а как его разбомбили, не могу никуда устроиться. Плюс у меня мама-инвалид на руках. Но это полбеды. Надоели эти обстрелы уже. Мы любим республику и все голосовали 11 мая 2014 за независимость, но три года нас обстреливают постоянно. Я раньше жила для детей, сейчас они уехали, и я их не вижу, и я не знаю, зачем мне дальше жить. Ради чего терпеть. Мы не живем здесь, а существуем, от безысходности.

— А много людей уехало?

— Очень много, здесь остались в основном пенсионеры. На нашей улице живут всего в пяти домах, остальные или разбиты и заброшены, или люди снимают жилье в Донецке и появляются периодически поделать ремонт или что-то по огороду.

На улицу выезжают белые «Жигули» без переднего лобового стекла, и водитель вежливо машет — сними меня. После нескольких кадров водитель рассказывает, что машина — тоже жертва вчерашнего обстрела. «Осколками повыбивало стекла, хорошо, что больше ничего не пострадало и на ходу. Вот еду на работу, а что делать».

Фото: АиФ

Вокруг по улице — выбитые стекла, изрешеченный осколками фасад дома и кровля, искореженный забор, смонтированный буквально из того, что под руку попалось. Для местных — привычный уже пейзаж.

В одном из домов живет пожилая пара — Надежда и Юрий. Живя под обстрелами, остаются очень дружелюбными и открытыми.

— Расскажите о своей жизни с начала войны.

— Когда все началось, в мае 2014 года люди быстро сплотились и помогали друг другу. Было даже, что мы с соседями поймали диверсанта, который, как оказалось, ставил «маячки».

Юрий.
Юрий. Фото: АиФ

— А можно об этом подробнее?

— Да смотрим — идет короткостриженный молодой парень. В глаза бросается неряшливая одежда, как будто специально переоделся в нее. Ведь молодые люди в такой не ходят. А потом он спрашивает у нас дорогу до железнодорожного вокзала. Вот что-то в поведении его насторожило, трудно сказать, что, но мы подняли шум. Выбежали мужики и стали его гонять по округе. В общем, поймали, погрузили в машину и сдали ополченцам. В рюкзаке у него оказались эти «маячки».

— Что происходит сейчас?

— В последнее время нас обстреливают каждый день. У нас нет передышки. Ну часа четыре — начало пятого, и уже начинается вечером, и могут под утро. У нас никаких часов перемирия нет, здесь не действуют никакие минские соглашения. Мы стараемся часов в пять-шесть уже быть дома и никуда не выходить.

— Три года вы постоянно живете под обстрелами. Страшно так жить?

— Ничего, мы привыкли, — отвечает Юрий.

— В последнее время они стали применять какие-то бесшумные снаряды, — добавляет Надежда. Так занимаешься своими делами и неожиданно раздается взрыв. Вот вчера нас так и обстреляли: тихо-тихо, а потом как шарахнуло. У нас окна были заколочены — так пробило, и повылетали стекла. Одна мина упала в огород, и взрывной волной от нее вырвало железные ворота с креплением. Военные приехали, сказали, что это 120 мм мина.

Надежда.
Надежда. Фото: АиФ

— Как укрываетесь от обстрелов, есть ли бомбоубежище?

— Насчет бомбоубежища я не знаю, но даже если оно есть, добежать во время обстрела в него нереально, осколками посечет. Поэтому мы сидим дома. Есть подвал, но в него не спускаемся, потому что если обрушится дом, то это братская могила.

— Сегодня ваш дом получил повреждения, и, насколько я знаю, это не в первый раз. Республика как-то помогает в восстановлении?

— Да. Вчера во время обстрела оборвало линию электропередачи и пробило газовую трубу. Свист был огромный, мы позвонили, и ремонтная служба газовщиков приехала. Практически под обстрелами временно замотали дыру. Сказали, что нужно варить, но в таких условиях это невозможно. А сегодня утром приехали снова, посмотрели, какие нужны трубы, и обещают завтра уже сварить. Также приехали электрики и представители исполкома. Они сделали осмотр повреждений, составили акт и обещают оказать помощь.

Отнеслись хорошо, приехали оперативно. Каждый делает свою работу, поэтому претензий совершенно нет — только благодарность. Республика беспокоится о людях не на словах.

— А до этого вам что, не помогли?

— В 2015 году наш дом получил аналогичные повреждения, но тогда мы не стали обращаться за помощью, у людей были разрушения гораздо больше. Обошлись своими силами. Сейчас уже не сможем — не то материальное положение.

Газовая труба.
Газовая труба. Фото: АиФ

— В тот день ранение получила Надежда. Можете об этом рассказать?

— Я была во дворе и кормила скотину. Вдруг в тишине взрыв, я почувствовала боль в груди. Оказалось, задело осколком мины. Потом месяц пролежала в больнице. А был случай, я уворачивалась от снайпера. Да, иду и возле уха пролетает пуля. Я на землю и потом перебежками забежала за угол. Вот так у нас здесь, настоящая война.

— А как вы думаете, почему ВСУ обстреливают вас?

— От безысходности. Вернуть силовым путем они нас не смогут, вот и пытаются таким образом запугать. Но разжигают лишь больше ненависть к себе.

— Если вы встретитесь с человеком, который вас обстреливает, что вы ему скажете в глаза?

— Посоветую ему взяться за ум. Скажу — посмотри на нас, у тебя дома точно такие, как мы, родители. Ты смог бы в них стрелять?

— Как вы думаете, после всего произошедшего мы сможем жить с Украиной в одном государстве?

— Ни в коем случае, ни под каким предлогом. Я не хочу жить рядом с такими людьми. Мы жили 22 года и не подозревали, кто рядом живет. Ходили, желали друг другу счастья, а как коснулось, то даже в семьях начались раздоры. Пошел брат на брата, это ужас до чего мы дожили.

Несмотря на переживаемые лишения, супруги в будущее смотрят с оптимизмом:

— У нас живут прекрасные и трудолюбивые люди, и когда наступит мирное время, мы отстроим новый Донбасс, еще краше прежнего.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что нового будет в ОС Android 8.0 Oreo?
  2. За что задержали Кирилла Серебренникова?
  3. Что известно о пожаре в центре Ростова-на-Дону?

Бывает ли, что вы пьёте пиво или вино на улице, в подъезде, в транспорте?

Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ

Новое на AIF.ru