aif.ru counter
Надежда Уварова 3 29226

«Родители кричали громче детей». Россияне об экстренной посадке самолета

Пассажиры Airbus A321-231 турецкой авиакомпании Onur Аir, экстренно севшего в Волгограде, рассказали о пережитом кошмаре — этот путь домой они запомнят навсегда.

Евгений сегодня отмечает день рождения. Второй.
Евгений сегодня отмечает день рождения. Второй. © / Евгений Литвинов. Фото из личного архива

Минувшей ночью самолет турецкой авиакомпании ONUR AIR, следующий рейсом Анталия-Челябинск, совершил экстренную посадку в аэропорту Волгограда. Причина ЧП — разгерметизация салона. Все 226 пассажиров живы. Транспортная прокуратура проводит проверку по факту случившегося.

«Самое страшное — мы не понимали, что происходит, — говорит Светлана Санькова, летевшая рейсом „Анталия-Челябинск“. — Стюарды ни слова не знают ни по-русски, ни по-английски. Мы даже не знали, что делать, инстинктивно схватили выпавшие маски. Я простилась с жизнью и с сыном».

«Второй день рождения»

Евгений Литвинов: «Я ездил на отдых на Анталийские побережье со своими друзьями. Дружной веселой компанией возвращались домой. Сегодня у меня день рождения, мы должны были прилететь ночью, выспаться, а утром отмечать. Внезапно, резко появился запах какой-то химии, гари. Выпали кислородные маски. От неприятного резкого запаха плакали дети. У пассажиров началась паника, многие кричали громче, чем малыши, кто-то сидел, закрыв глаза, другие молились. Дети не понимали, зачем им надевать эти маски, кричали, уворачивались.

Я очень испугался, надел маску, но она работала плохо! Сначала клапаны качали чистый воздух, но маска перестала справляться. Мы все пытались что-то узнать у стюардов, они сновали туда-сюда, встал какой-то мужчина, который хорошо знает английский, и попытался поговорить с сотрудниками, обслуживающими самолет. Но он не понял ничего, что они ему объясняли, мы так и сидели в неведении, чего ждать. Самолет будто начал падать, мне кажется, он резко пикировал. Когда сели, нас провели в „зеленую зону“ аэропорта. Мы нашли ближайшее кафе и бросились пить коньяк за мой второй день рождения и наше спасение. Выпили бутылку — все трезвые, трясет от ужаса. До сих пор не верю, что жив».

«Мы даже не поняли, в какой стране сели»

Алексей Саньков: «Мы летели примерно два часа, все было, как обычно. Тут появился неприятный запах, я дремал, и сверху резко упала кислородная маска. Я ее надел. Но так и не верил, не понимал, что происходит. В салоне творилась истерика, непонятно что. Стюардессы бегали, разговаривали между собой, я думал, случилось что-то не очень серьезное. Может, турбулентность или что. А потом мы стали резко снижаться, дети пронзительно кричали, у многих носом пошла кровь, другие кашляли. Я пытался успокоиться. Потом думаю, неужели мы все погибнем? Говорю маме: «Мам, это всё?». Она говорит: «Да, все», и слезы потекли. И тут по громкой связи объявляют, чтобы мы были спокойны, скоро сядем. Что, где, куда? Действительно, самолет вскоре приземлился, но мы не знали, где находимся, я кричу сотруднице, где мы, она так вежливо со всеми, мол, успокойтесь, вы в Волгограде, у нас небольшой аэропорт, не кричите, не спешите, все уже хорошо, сейчас отдохнете, и полетите домой. Сразу стало легче, что хоть в своей стране.

Когда нас провели по «зеленому коридору», хотелось ясности, что будет, когда нас отправят домой. Несколько человек в панике бросились вон из аэропорта. Слышал в новостях, что они поехали домой на поезде, видимо, решили больше не летать. Нас всех покормили, дали сосиски с гречкой. Тут услышал по телевизору, мол, нас плохо встретили, я не согласен. Пассажирам с детьми предложили пройти в гостиницу около аэропорта. Другое дело, что некоторые отказались сами, разложили детей в коляски, и сами легли на сиденья спать. Но это ведь не значит, что им не предложили. Я сам не был в гостинице, не знаю, но представитель предлагал размещение бесплатно, кто-то пошел. Потом нам сказали, что скоро полетим, назначили время. Ждали борт из Анталии, на замену, немного задержали вылет вновь, но мы благополучно сели. Наш первый самолет, который разгерметизировался, все еще в Волгограде. А на чартере, на котором мы долетели, челябинцы отправились в Анталию, пусть и с огромным опозданием. Теперь считаю 21 мая своим счастливым днем».

«Простилась с жизнью и с сыном»

Светлана Санькова: «Мы возвращались со старшим сыном, до сих пор, вернувшись в Челябинск, не расстаемся. Это было ужасно. Меня показали по всем каналам, но это было позже, когда все самое страшное было уже позади. Когда маски выпали, я вздрогнула, не ожидала. Потом началась паника. Затем — мысли, нет, не может быть, все будет хорошо. Потом сын решил, что это — конец, и я в ужасе согласилась. Закрыла глаза, мне кажется, не дышала даже. Но, когда приземлились, поняла, что проживем, видимо, сто лет. Хочу поблагодарить представителя нашего туроператора, она первая прибыла к пассажирам, которые находились в страхе, растерянности. Поговорила с каждым, не важно, с каким оператором летел пассажир. Принесла воду, успокаивала. Возможно, она проходила специальные психологические курсы. Один или два человека на скорой отправились в больницу, вроде бы от пережитого поднялось давление или с сердцем стало плохо. Я нисколько не возражала ждать новый борт: лишь бы безопасно».

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (2)
  1. Р. А. М.[googleplus]
    |
    19:35
    22.05.2018
    0
    +
    -
    Даже по рассказам пассажиров можно сделать вывод об их поведении. Странные, каждый считает, что он должен встать и лично получить разъяснения непосредственно от командира экипажа.
  2. Р. А. М.[googleplus]
    |
    19:35
    22.05.2018
    -1
    +
    -
    Сам только что из поездки... До сих пор с глубоким отвращением вспоминаю проведение некоторых (146%) Россиян при виде шведского стола
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Правда ли, что пиво лечит печень?
  2. Кого коснется продленная заморозка накопительной пенсии?
  3. Почему китайский чеснок лучше не покупать?


Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ