14:59 22/12/2014 Кирилл Яблочкин 0 6806

Конструктор ракеты «Ангара»: мы способны на новый прорыв в космонавтике

В преддверии намеченного на завтра первого запуска тяжёлой версии ракеты «Ангара» её генеральный конструктор Александр Медведев рассказал АиФ.ru о том, зачем нужен этот проект и как повлияет кризис на российскую космонавтику.

Ракета «Ангара».

Мы встретились с Александром Медведевым на утро после юбилейного, 400-го запуска ракеты «Протон-М» со спутником «Ямал-401». Конструктор не спал всю ночь и, разговаривая с нами, ждал звонка об отделении спутника, которое должно было произойти с минуты на минуту. Ещё более волнующим для всех причастных к космонавтике будет и намеченный на 23 декабря пуск ракеты «Ангара» тяжёлого класса — первого полностью российского носителя со времён распада СССР.

Кирилл Яблочкин, «АиФ.ru»: Чем ракета «Ангара» лучше предыдущих разработок?

Александр Медведев: Во-первых, это экологически чистые компоненты топлива. Поскольку в Казахстане было много протестов против запусков «Протона», а уходить с Байконура мы не собираемся, этот фактор имеет огромное значение. Во-вторых, эта ракета позволит России обеспечить независимый доступ в космос, в том числе и в плане вывода на орбиту военных спутников. В-третьих, «Ангара» более экономична, и использовать её можно более гибко. Например, «Протон» — это тяжёлая ракета, и всё. «Ангара» же имеет три конфигурации: лёгкую, среднюю и тяжёлую, а значит, и использовать её можно для разных целей, т. е. чаще.

— Вы сказали, что «Ангара» позволит производить запуски с территории России, например с Плесецка. Но известно, что этот космодром менее удобен для пусков.

 - Действительно, для запуска спутников на геостационарную орбиту хорошо подходит Байконур, но для запуска на синхронно-солнечные орбиты лучше как раз Плесецк. В первую очередь оттуда будут выводить спутники-разведчики, аппараты дистанционного зондирования Земли и другие спутники. Нужно отметить, что и у американцев есть два космодрома: Canaveral и Vandenberg, — и второй нужен как раз для того, чтобы оттуда запускать военные спутники, в том числе и тяжёлые.

Отсеки РН «Ангара» в цехе окончательной сборки. Фото: ГКНПЦ имени М. В. Хруничева
 

— Будет ли «Ангара» принимать участие в лунной программе?

— На прошлой неделе мы выиграли конкурс на создание комплекса на космодроме Восточный, в основе которого будет как раз «Ангара». Одна из основных его задач — вывод в космос транспортных кораблей для освоения Луны. В данный момент речь идёт об автоматических аппаратах, но мы не видим никаких принципиальных сложностей в том, чтобы доработать ракету так, чтобы она могла бы запускать и космонавтов.

— Насколько перспективны коммерческие пуски, и выйдет ли когда-нибудь программа на самоокупаемость?

— Тот сегмент рынка, который в данный момент охвачен «Протоном», а это достаточно большой рынок, мы плавно переведём на «Ангару». Кроме того, к этому прибавляются запуски на ракетах лёгкого и среднего класса, которые выполнять на «Протоне» экономически не эффективно. Так что мы нацелены на то, чтобы в скором времени «Ангара» начала приносить деньги. Но надо понимать, что сейчас ракета проходит этап лётно-конструкторских испытаний, и нужно дождаться их завершения.

Ракета Ангара, подробности →

— Как повлияет на реализацию программы кризис в международных отношениях?

— Семейство «Ангара» — проект, который использует полностью отечественную элементную базу, а значит, от иностранных комплектующих мы не зависим никак. Что касается станков, то здесь действительно есть зависимость от зарубежных поставщиков, но хочу отметить, что это общая черта всей российской промышленности, и решать эту проблему нужно комплексно и на государственном уровне. Я думаю, что Запад скоро поймёт, что с Россией так себя вести нельзя. Тем более что это совершенно незаслуженно. Совершенно не выгодно ругаться с Россией, ведь это бьёт в том числе и по европейскому бизнесу, а значит, и по экономике.

— Не так давно в России начались глобальные изменения в космической отрасли. Как реорганизация Роскосмоса и создание Объединённой ракетно-космической корпорации помогает развитию программы «Ангара»?

— Роскосмос занимается политической и исследовательской деятельностью в области космонавтики, выдаёт заказы, а ОРКК — выполняет их. Но нужно понимать, что такое космическая отрасль. Это сотни тысяч человек, сотни предприятий по всей стране. Не стоит ждать каких-то изменений сразу, для этого должно пройти время.

— С какими странами сейчас сотрудничает Россия в космической сфере?

— Мы сотрудничали с Кореей, но после трёх совместных запусков прекратили общие работы. Для Индии мы сделали шесть кислородно-водородных разгонных блоков, с ними было произведено 6 удачных запусков. Седьмой разгонный блок в данный момент находится на их космодроме. Недавно индийцы пригласили нас к работе, чтобы сделать по нему доработки, но, к сожалению, пока что не более того. Будем стараться и в дальнейшем расширять международные связи.

— Почему, по вашему мнению, с нашим блоком проблем у индийцев не возникло, а с их собственным они начались?

— У некоторых стран есть иллюзия, что если увидеть, как другие летают в космос, посотрудничать с ними в каком-то проекте, то сразу можно открыть себе дорогу к звёздам. На самом деле это не так. Ракета, она только с виду кажется таким монументом, которому всё нипочём. На самом деле это тончайшее и технически сложное сооружение. Здесь нужны научные и инженерные знания, глубокое понимание технологии изготовления, знание материалов, их свойств и многое-многое другое. Если не было запусков, не было ошибок, не было пути длиной в десятилетия, откуда этому чутью взяться? Это же как в спорте: например, когда смотришь, как тяжелоатлеты тягают штанги, кажется, что они не из железа сделаны, а из дерева, а как подойдёшь сам, попробуешь поднять, то сразу понимаешь, что всё совсем не так просто.

— По разным данным, на проект «Ангары» затрачено порядка 100 млрд рублей. Какие ещё понадобятся расходы и когда начнётся серийное производство?

— Дополнительных расходов на «Ангару» не потребуется. По поводу сроков: до конца этого десятилетия мы планируем закончить опытно-конструкторские работы, а с 2020 года — начать серийное производство.

 Отсеки РН Ангара в цехе окончательной сборки
 Отсеки РН «Ангара» в цехе окончательной сборки. Фото: ГКНПЦ имени М. В. Хруничева

— Какие вы видите направления дальнейшей модернизации ракеты?

— Одна из главных задач на перспективу — сделать ракету многоразовой. Сейчас все ступени сгорают в атмосфере, использовать их второй раз нельзя. Совместно с ЦАГИ и НПО «Молния» мы уже много лет ведём работы над проектом многоразовой ракеты. Это позволит значительно удешевить пуски, сделать «Ангару» самой экономичной в мире: ни у одной страны такой ракеты на данный момент нет. Учитывая наши разработки, мы сможем сделать качественный скачок. Однако реализация этого проекта требует денег, и всё зависит от того, будут ли они у страны. В остальном — мы готовы к любому повороту событий. Если будет нужно сделать более тяжёлую ракету, мы сделаем её. Если нужно будет понижать удельную стоимость выведения на орбиту — мы также к этому готовы. Всё зависит от того, какие задачи нам поставит правительство.

— В XX веке почти каждые десять лет происходило эпохальное событие в космической отрасли: первый спутник Земли, первый человек в космосе, высадка астронавтов на Луну и так далее. Казалось, что вот-вот, и мы отправимся в соседние галактики. Почему, по вашему мнению, этого не произошло?

— На этот счёт моё мнение несколько отличается от общепринятого. Я не считаю, что нужно тратить огромное количество сил, времени и денег на то, чтобы обязательно отправиться на Марс сажать там яблони. Во-первых, рядом с нами нет планет, пригодных для жизни, а во-вторых, мы ещё здесь, на Земле, не разобрались со своими проблемами, не использовали весь потенциал космонавтики, которая могла бы принести пользу людям.

Огневое испытание двигателя первой ступени РР Ангара. Фото: ГКНПЦ имени М. В. Хруничева

С другой стороны, я не приемлю и позицию, что в космос летать вообще не нужно. Расскажу историю. Лет шесть назад сын вернулся из школы и сказал, что поспорил с учительницей. Она говорила детям, что летать в космос вообще не нужно. «Пусть лучше бы колбасу делали», — заявила она. Меня тогда поразило, насколько у нас плохое просвещение в этой сфере. Если рассказать людям, что мы уже можем делать и что уже делаем при помощи космонавтики, то у многих бы волосы дыбом встали, ни у кого бы язык не повернулся сказать, что это не нужно. Тогда я решил написать книгу о космосе, но только не научным языком, а общедоступным. Главным цензором была жена, которая подчёркивала те места, которые были ей непонятны, и я переписывал их более доходчиво. Но этого, конечно, мало. Сегодня в книжных магазинах в основном переводные издания, причём в них очень «аккуратно» замалчивается участие нашей страны в освоении космоса: как будто мы вообще ничего для этого не сделали.

— Сможет ли Россия снова стать первой в космосе?

— Когда был провал на рынке космических запусков в 2001–2002 году и положение было жуткое, я в одном из интервью сказал, что мы завоюем 40–50 % рынка. В материале журналист над моими словами насмехался, но через несколько лет мы это выполнили. Поэтому, несмотря на сложное положение в отрасли, я верю, что мы сможем поднять российскую космонавтику.

РН Ангара на стартовом комплексе
РН «Ангара» на стартовом комплексе. Фото: ГКНПЦ имени М. В. Хруничева
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. В чём стратегическая важность города Джараблус?
  2. Что представляет собой Airlander 10, разбившийся в Англии?
  3. Сколько человек погибло во время землетрясения в Италии?

Роспотребнадзор предлагает наказывать за отказ от вакцинации, вы согласны?

САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ