Дмитрий Писаренко 2 1537

Новая алхимия. Почему химический элемент назвали именем российского учёного

В периодическую таблицу Менделеева внесены четыре новых химических элемента. Названия двух из них имеют прямое отношение к России.

Юрий Оганесян в Объединённом институте ядерных исследований в Дубне.
Юрий Оганесян в Объединённом институте ядерных исследований в Дубне. © / Александр Уткин / РИА Новости

115-му элементу Международный союз чистой и прикладной химии (ИЮПАК) присвоил название «московий», а 118-му - «оганесон», по фамилии академика РАН Юрия Оганесяна, под руководством которого были получены все известные к настоящему времени сверхтяжёлые элементы от 113-го до 118-го.

Жизнь за секунду

Дмитрий Писаренко, «АиФ»: Юрий Цолакович, поздравляем вас! Каково это - ощущать, что в вашу честь назван элемент таблицы Менделеева?

Юрий Оганесян: Благодарю! Лестно получить поздравление от «АиФ». Что касается названия, хочу вас поправить. Элемент назван не в мою честь, а моим именем. Мне кажется, это разные вещи. Когда называют в честь кого-то, то делают это в память об ушедших выдающихся учёных, которые сами в создании этих элементов не участвовали (Ферми, Кюри, Флёрове и других), соблюдая при этом историческую дистанцию. В таблице есть даже элемент, названый в честь Николая Коперника, который жил 500 лет назад!

В данном случае элемент назвали по имени человека, который долго им занимался, его открыл, создал, если угодно. Как, например, назвали таблицу Менделеева - детище нашего знаменитого соотечественника. В точных науках это не ново: имена авторов носят уравнения, формулы, графики, даже числа. В технике, например, типы самолётов носят имена конструкторов, много примеров в медицине…

Конечно, это большая честь для меня. Тем более чувствительно, что название 118-му элементу предложили мои товарищи по работе, коллеги из Дубны, а также мои соавторы из национальных лабораторий и университетов США, с которыми мы сотрудничаем уже много лет.

- Но это ведь гораздо круче Нобелевской премии. Это лишь второй случай в истории, когда именем здравствующего учёного называют химический элемент. А лауреатов Нобелевской премии сотни!

- Это всё-таки разные вещи. Нобелевская премия присуждается по итогам анкетирования научной общественности, и комитет принимает решение, исходя из собственных критериев. По сути, премию присуждают посторонние люди. А вот название химического элемента, согласно правилам ЮПАК, могут предлагать только соавторы его открытия. И если элемент предлагается назвать именем учёного - это оценка его труда, которую дают коллеги, работавшие с ним бок о бок.

Что касается первого случая, который вы упоминаете, то название 106-му элементу - сиборгий - было присвоено по имени лауреата Нобелевской премии профессора Гленна Сиборга. Он был соавтором открытия этого элемента.

Однако между двумя этими случаями есть разница. Никто раньше не думал, что сверхтяжёлые элементы таблицы Менделеева вообще существуют и тем более могут быть получены. Чтобы прийти к ним, понадобилось совершенно новое представление о структуре материи атомного ядра. С начала 1970-х в крупных ядерных центрах мира шла охота за этими элементами. Но за 15 лет интенсивной работы синтезировать их так и не удалось. Не удалось крупным ядерным центрам мира. В том числе и нашей лаборатории в Дубне. Однако мы в Объединённом институте ядерных исследований не отставили это занятие. В длительных исследованиях нашли новый подход к синтезу сверхтяжёлых элементов, коренным образом изменили (на самом деле сильно усложнили) постановку эксперимента и - добились результата. В итоге увидели то, что много лет обсуждалось в различных теоретических сценариях.

- А как именно получают новые элементы? Ведь для этого нужно добавить в ядро новые протоны и нейтроны. Прямо алхимия какая-то.

- Да, «алхимия ХХ века» - именно так и называют иногда то, чем мы занимаемся, в популярных изданиях. Кстати, алхимики понимали, что для трансформации вещества (например, свинца в золото) нужно обязательно затратить энергию. Они нагревали свинец, били молотом, подвергали действию сильных химических реактивов... Не представляли только масштаба требуемой энергии.

В начале ХХ века, после опытов Резерфорда, стало ясно: чтобы превратить один элемент в другой, необходимо изменить ядро атома исходного элемента. И если сталкивать два ядра, одно из которых после ускорения движется со скоростью около 1/10 скорости света, то можно добиться их слияния и появления нового ядра. В этом основная идея синтеза элементов. Но полученные таким образом тяжёлые элементы нестабильны, некоторые из них «живут» секунды и даже доли секунд. Если время жизни урана (элемента с номером 92) насчитывает миллиарды лет, то 102-го - секунды, а 104-го – сотые доли секунды!

Однако было обнаружено, что за 102-м элементом это падение замедляется. Теория объясняла этот факт как приближение к некому «острову стабильности» сверхтяжёлых элементов. Как до него добраться? Мы решили использовать на ускорителе в качестве снаряда весьма экзотическое вещество, которое раньше в этих целях не применялось – редкий изотоп кальций-48. Так впервые был получен 114-й элемент (названный нами флёровием в честь основателя нашей лаборатории академика Флёрова), а потом и все остальные сверхтяжёлые элементы вплоть до 118-го.

А есть ли предел?

- А для чего нужны вещества, существующие доли секунды? Может от них быть какая-то практическая польза?

- Вряд ли их удастся создать в таком количестве, чтобы как-то использовать. Но если они существуют в природе (а это, хоть и кажется маловероятным, пока нельзя полностью исключать), их можно будет добывать, как добывают редкие природные элементы. Например, золото или уран. Очевидно, что у этих элементов можно ожидать совершенно необычные свойства.

- 115-й элемент решено назвать «московий» - в честь Московской области, на территории которой находятся Дубна и ваш институт. Но в мире непростая политическая обстановка. Могут ли название «московий» взять и заменить на другое? Скажем, на «вашингтоний»?

- (Смеётся) Нет, конечно, это невозможно. Названия элементов после длительного, всестороннего и всеобщего обсуждения принимает ИЮПАК. Это международная организация в химии, как ЮНЕСКО в культуре. Кстати, избранным на 2016-2017 гг. президентом ЮПАК является наш известный учёный-химик, член-корреспондент РАН Наталия Павловна Тарасова.

Сама процедура присвоения названий новым элементам довольно длительная. Это связано с тем, что их символы будут фигурировать в химических формулах, названия (как самого элемента, так и его химических соединений) должны быть легко произносимы на всех языках мира. Не должно быть созвучия с названиями других элементов. Этими вопросами занималась специальная комиссия экспертов. Затем её решения обсуждались широкой научной (и не только) общественностью. После чего и было вынесено окончательное решение.

- Интересно, что сказал бы сейчас Дмитрий Иванович Менделеев, если бы увидел, до каких размеров расширили его таблицу?

- Думаю, он задался бы тем же вопросом, который и нас сейчас волнует: где же предел таблицы химических элементов и чем он определяется? Поэтому исследование химических свойств недавно открытых и теперь уже названных сверхтяжёлых элементов является, пожалуй, одной из фундаментальных и очень актуальных проблем современной химии.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. День Ильин
    |
    10:41
    14.12.2016
    0
    +
    -
    Материя, будучи Онтологичной "по-Сути", т.е Бытийной, в своих свойствах безгранична. Язык "Описания" еЯ гносеологичен (т.е. "подчинён" теории познания)... Мы можем заявить, что БытиЕ Мнимо, и это не будет "Ошибкой", т.к. далее необходимо последуют пояснения Условий, широты данного утверждения. Всё примерно соотвествует тому, что мы "Знаем"... Или- не-соответствует Оному...Тоже примерно.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как объяснили причину падения «Фрегата» со спутниками?
  2. Кто устроил взрыв в Нью-Йорке?
  3. Кто с кем сыграет в плей-офф Лиги чемпионов и Лиги Европы?



Какая система оценок в школе самая правильная?

Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ


Новое на AIF.ru