aif.ru counter

«Он отразил слишком много ударов». Как предавали Павла Садырина

18 сентября 2017 года исполнилось бы 75 лет легендарному тренеру Павлу Садырину.

Павел Садырин.
Павел Садырин. © / www.globallookpress.com

Если измерять величие титулами, Садырин, пожалуй, и в первую российскую сотню не войдет. Их, больших титулов, в послужном списке Павла Федоровича всего-то четыре. Даже три с половиной: Суперкубок, который его «Зенит» взял в 1985-м, во все времена считался трофеем несерьезным, «выставочным».

Тем не менее в истории отечественного футбола Садырин остался великим тренером. Легендарным. Ни на мгновение не задумываясь, мы помещаем его в один ряд с Гавриилом Качалиным и Валерием Лобановским, Константином Бесковым и Олегом Романцевым, Борисом Аркадьевым и Виктором Масловым...

Три титула

1984: золото с Питером. Игровую карьеру Садырин, отдавший лучшие годы футбольной жизни «Зениту», закончил очень рано — в 33 года. В том числе потому, что с выбором проблем не было никаких: каждому, кто соприкасался с ним по жизни, было ясно, что Садырин — будущий тренер. А он и не спорил.

В 1977 году Садырин закончил ВШТ, приступил к работе в «Зените» и тренировал клубную молодежь 6 лет — то того самого момента, когда маститый Юрий Морозов принял предложение киевского «Динамо» и рекомендовал на свое место Садырина.

Наследство дебютанту досталось просто роскошное: Морозов сделал ставку на молодых доморощенных игроков и даже выиграл с «Зенитом» бронзовые медали в 1980-м — первые в истории «Зенита». А дебютант не растерялся — «передача эстафеты» прошла чуть ли не идеально. Оговорка «чуть ли» отсылает к «всего лишь» 4-му месту в том самом сезоне-1983 и крайне неудачному старту следующего, золотого: после шести туров в активе «Зенита» была только одна победа, а в финале Кубка СССР его команда потерпела поражение от невыразительного московского «Динамо» — 0:2.

Именно тот матч стал рубежом, после которого «Зенит» было уже не остановить. Игроки рассказывали позже, как их, подавленных и опустошенных, поразила реакция на поражение главного тренера. «Кубок мы, ребята, продули, но жизнь-то продолжается. Теперь мы просто обязаны выиграть чемпионат, иначе люди нас просто не поймут».

Финал Кубка СССР состоялся 24 июня 1984-го, а уже через месяц «Зенит» возглавил турнирную таблицу чемпионата. Причем матч, который забросил его на вершину, сложился самым невероятным образом: к 80-й минуте ленинградцы проигрывали хозяевам, динамовцам Тбилиси, безнадежные, казалось, два мяча, а уже на 83-й вели 3:2!

В столице Грузии садыринский «Зенит» поймал невероятный, истинно чемпионский кураж, и через 10 дней грянула еще одна историческая победа — над «Спартаком». И снова в гостях, и снова со счетом 3:2, и снова с решающими голом в концовке. К концу августа перевес «Зенита» над преследователями достиг 4 очков, а в нужный момент команда еще и на рывок сподобилась, обыграв основных конкурентов — «Торпедо» и «Днепр».

В последнем матче сезона, с харьковским «Металлистом», «Зенит» выдал настоящую феерию — 4:1. Что творилось после этого в Северной столице, описанию просто не поддается. Павел Садырин и его футболисты стали настоящими героями Ленинграда.

1991: золото с Москвой. В 1989-м Садырин принял ЦСКА, который к тому времени не знал радости побед в чемпионатах СССР 19 лет. В 1987-м армейцы с треском вылетели в первую лигу, но вернуться с первой попытки им не удалось: только третье место, за которым последовало увольнение главного тренера — Сергея Шапошникова сменил Садырин.

Созданная им команда до сих пор считается едва ли не эталонной. Вернувшись в «вышку», армейцы в 1990-м взлетели сразу на вторую ступень пьедестала, а в следующем сезоне, считаясь уже безусловными фаворитами чемпионата, взяли золото. Причем на старте их преимущество над всеми без исключения соперниками было и в самом деле безоговорочным — 6 побед в 6 матчах при разнице забитых и пропущенных мячей 17:5. Однако ближе к финишу гандикап растаял, армейцев сначала настиг, а потом и обошел «Спартак». Но у длительного спада были особые, трагического свойства причины...

Судьба чемпионского титула решилась в предпоследнем туре, когда красно-белые неожиданно проиграли на своем поле «Торпедо», а ЦСКА в тяжелейшей борьбе, за счет единственного гола в авторстве Дмитрия Галямина, одолел московских динамовцев.

Кубок СССР. В том же сезоне армейцы взяли Кубок страны, победив в финале «Торпедо» — 3:2. У этого матча особый подтекст: триумфальная победа была омрачена гибелью вратаря ЦСКА Михаила Еремина. На следующий после победы день — точнее, на следующее утро — двигавшийся по Ленинградскому шоссе автомобиль «Жигули», в котором находился Еремин со своим братом, вылетел на встречку и угодил под могучий «Икарус».

Врачи боролись за жизнь Еремина целую неделю, но 30 июня его не стало. Тогда и настиг команду Садырина тяжелый спад, который с огромным трудом удалось преодолеть ближе к концу чемпионата.

Три предательства

«Зенит»-1987. После чемпионского сезона думалось, что созданной Садыриным команде суждена долгая и счастливая жизнь. Однако все оказалось куда банальнее и печальнее. Ошарашенный собственным величием «Зенит» начал разваливаться еще до начала следующего сезона: справиться с обрушившимся на них счастьем (а к ним и материальные блага, разумеется, прилагались) футболисты просто не сумели. В 1985-м команда даже в еврокубки не пробилась (6-е место), в 1986-м отстала от бронзового «Спартака» на 4 очка, а в 1987-м стало ясно, что «химию» никак уже не восстановить. Виновным «назначили», разумеется, главного тренера.

«12 января 1985 года. СКК. Чествование „Зенита“, — вспоминает один из помощников Садырина Михаил Лохов. — Команда купалась в лучах славы! Я сам всю эту пьяную компанию из буфета на сцену вытаскивал, чтобы они достойно вышли и получили золотые медали. Люди не смогли перестроиться. Тогда каждому хотелось пригласить зенитовцев в ресторан и выпить с ними. А если отказывался — не наш человек, враг народа!.. Начался раздрай. Что-то кому-то дали, кому-то не дали. Зависть, интриги, смута... Знаете, когда нет результата, все это начинается. В 1987-м в команде сформировался типа комитет по возбуждению недовольства. А тут еще перестройка, создававшая иллюзию полной свободы и вседозволенности, речи Михаила Горбачева... Сами себе начальников выбирали. Такая атмосфера в стране: все можно, круши, ломай — и тебе ничего за это не будет! У Садырина уже не было поддержки».

Павел Садырин.
Павел Садырин. Фото: РИА Новости

Сборная-1994. В 1992 году Садырин был назначен главным тренером сборной России. Команда у него была молодая, крепкая, очень перспективная. Она уверенно шла в квалификационном турнире чемпионата мира-1994, однако после неожиданного поражения от сборной Греции разгорелся скандал, получивший в исторических хрониках название «Письмо 14».

После матча президент РФC Вячеслав Колосков произнес в раздевалке гневную речь. «Наехал» на футболистов, с претензиями: с такой игрой, сказал президент, в США вам делать нечего. Футболисты, большая часть которых выступала в зарубежных клубах и материально от РФС и сборной точно не зависела, взбунтовались и сочинили послание, в котором обвинили руководство (в том числе и Садырина) в невыполнении обязательств.

Письмо заканчивалось так:

«Мы считаем:

1. Работу с национальной сборной России по футболу по праву должен вести Бышовец Анатолий Федорович и готовить ее к выступлениям в финале чемпионата мира 1994 года в США.

2. Должны быть изменены условия материального вознаграждения за выход в финальную часть чемпионата мира.

3. Незамедлительно должно быть улучшено материально-техническое обеспечение сборной команды страны.

Игроки национальной сборной команды России по футболу: Никифоров, Карпин, Иванов, Юран, Шалимов, Добровольский, Колыванов, Онопко, Хлестов, Кирьяков, Канчельскис, Мостовой, Саленко, Кульков».

Надавить на Колоскова бунтарям не удалось, и после долгих разбирательств, отягощенных взаимными претензиями, «ядро восстания» (Шалимов, Добровольский, Колыванов, Кирьяков, Кульков и Канчельскис) отказалось играть за сборную Садырина. 

Потеряв накануне турнира лидеров, в США из группы команда не вышла, а главный тренер подал в отставку.

После чемпионата мира Павел Федорович вернулся в «Зенит», который ковырялся в первой лиге, и поднял его в высшую. Однако контракт у него был слабенький, короткий — бумажкам Садырин никогда не придавал значения, — и после успешного сезона-1996 ему объявили об отставке.

Это был очень тяжелый удар. Есть мнение, что именно тогда активировался очаг болезни, которая через 5 лет свела тренера в могилу.

Пока есть силы

После «Зенита» был недолгий период работы в ЦСКА, короткая командировка в казанский «Рубин» — и очередное, последнее в жизни, возвращение в армейский клуб. К тому моменту Садырин уже был тяжело болен. В сезоне-2001, после жестокого поражения от «Зенита» (1:6), Павел Федорович добровольно сложил с себя полномочия главного.

О болезни Садырина никто из посторонних до поры до времени не догадывался. Да и близкие люди долгое время находились в неведении. Просто настал момент, когда скрывать проблемы стало невозможно. 

— Я вообще никому не говорила: ни родственникам, ни его маме, — вспоминает вдова Садырина Татьяна Яковлевна. — Надеялись, что справимся с этим сами. Он очень мужественно держался, старался даже мне не показывать, насколько ему физически и морально трудно. Врачи категорически запрещали ему работать, говорили, что нужно спокойствие. Но Павел Федорович сказал, что сердце у него с ЦСКА, поэтому он будет терпеть и работать, пока есть силы...

Силы закончились 1 декабря 2001 года.

Из воспоминаний сына, Дениса Садырина

Отец. Для меня он был образцовым отцом. Никогда не навязывал свою точку зрения и при этом прислушивался к моим словам. Очень благодарен ему за то, что позволил пойти по жизни своим путем. Отец, откровенно говоря, меня баловал, часто дарил подарки. Один из наиболее дорогих для меня — часы. Ношу их до сих пор.

«Зенит». В школе все, конечно, знали, что я сын Павла Федоровича, но за все время отец только однажды пришел на родительское собрание, которое автоматически превратилось в футбольный вечер. И еще в чемпионский год была организована встреча главного тренера «Зенита» с ребятами нашей школы. По блату, так сказать. С ним, как я помню, еще и Серега Дмитриев пришел. Он тогда самым молодым был.

Рыбалка. Когда в 1986 году отцу пришлось уйти из «Зенита», он переживал страшно. У него были предложения поработать в командах высшей лиги, не говоря уже о первой. А он выбрал второразрядный «Кристалл» из Херсона. Представитель этого клуба специально приезжал в Ленинград и уговаривал отца принять команду, обещая чудную рыбалку. По сути, рыбалкой и уломал его. Знал, видимо, о страсти отца. Тогда мы с матерью почти на все лето переехали в Херсон. Для меня это было самое счастливое лето детства. Потому что впервые получил возможность полноценно проводить время с отцом.

Все сам. Лежать на диване перед телевизором отец не умел. Безумно любил физический труд. Но не дрова рубить, а творить. Имея перед глазами чертеж, мог построить что угодно. К примеру, сам построил баню на даче под Выборгом. От процесса работы оторвать его было практически невозможно. Даже на обед. Вкалывал до самого заката солнца.

Предательство. Папа был мягким человеком. Думаю, ему это мешало в критических ситуациях. Предательство заставало его врасплох. Впрочем, папа не очень-то любил делиться с родными своими проблемами. Будучи сильным человеком, многое держал в себе. Он всегда говорил то, что думает, и за это тоже страдал. А еще он умел прощать людей.

ЦСКА. У отца всегда были настоящие друзья. Особенно он был близок с Юрием Семиным, у которого и я часто бывал в гостях. Перед каждым туром они с Юрием Павловичем созванивались, желали друг другу победы. Но когда ЦСКА играл против «Локомотива», дружба отходила на второй план. Но только на 90 минут. После матчей они их подробно анализировали. Я всегда болел за те команды, которые тренировал отец. В том числе и когда он работал с ЦСКА, а армейцы встречались с «Зенитом».

Финал. Никогда не забуду последний матч отца. В Питере, на «Петровском». Я знал, что в Петербург он приехал с сопровождающими. Они следили, чтобы отец, не дай бог, не упал. Накануне игры врачи сказали, что ехать на стадион нельзя. Но он не мог не поехать. Во время игры я не мог смотреть на поле, смотрел только на отца. Разгром, учиненный армейцам в тот день, стал для отца роковым ударом. За свою жизнь он отразил слишком много ударов...

Вне поля

Его фраза: «Не понял, что за дела?».

Его принцип: «Главное — действовать!».

Его медаль: кусочек газона со стадиона «Петровский», который вырезали в 1984-м году после победного чемпионского матча и упаковали в коробочку.

Его учителя: Гавриил Качалин, Валерий Лобановский, Юрий Морозов.

Его мечта: свозить свою маму на Канарские острова.

Его хобби: рыбалка и коллекционирование брелоков.

Его блюдо: домашние пельмени.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Могут ли заблокировать операцию по карте, если на ней нет вашей подписи?
  2. В чем обвинили Цымбалюк-Романовскую?
  3. Что ждет сборную России после поражения от шведов?


Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0