Виктория Хесина 4 4702

«Они нашли наше больное место». Иоланда Чен о том, почему душат наш спорт

Спортивный комментатор Иоланда Чен уверена, что российский спорт ещё долго в покое не оставят.

Иоланда Чен.
Иоланда Чен. © / Максим Блинов / РИА Новости

Российская лёгкая атлетика - самый пострадавший от допинг-чистки вид спорта. Официально её не существует уже почти 3 года - на Олимпиаду-2016 в Рио нас не пустили, Всероссийская федерация лёгкой атлетики (ВФЛА) дисквалифицирована, спортсмены выступают под нейтральным флагом, а их медали организаторы России не засчитывают. 

«АиФ» вместе с чемпионкой мира и спортивным комментатором Иоландой Чен пытается понять: это к­огда-нибудь кончится? 

Ненавидеть и душить 

Виктория Хесина, «АиФ»: Вы как-то сказали, что н­ынешнее руководство Международной ассоциации легкоатлетических федераций (ИААФ) ненавидит нашу лёгкую атлетику. Почему?

Иоланда Чен: Был эпизод. В 2015 г. в Моск­ве награждали лучших российских легкоатлетов. На церемонию приехал Себастьян Коэ (президент ИААФ. - Ред.). Он восхищался нашими спортсменами, историей, рассказывал, как нас любит, уважает. В общем, поулыбался, выпил-закусил, приехал домой и вылил на Россию ведро помоев: здесь всё дерьмово, сплошные допингисты, и никакая Олимпиада им не светит.  

Понятно, у Коэ самого рыло в пуху (ИААФ недавно пережила коррупционный скандал), англичанин хочет усидеть на своём месте. Судя по всему, его крепко держат за определённые места, которые есть у всех мужчин. Он ангажирован, сильно несвободен. Поэтому, если ему скажут «ненавидеть и душить», он ненавидит и душит. 

Это противно. Потому что такого масштаба личности, а Коэ был спортсменом высочайшего класса (бегун, 2-кратный олимпийский чемпион. - Ред.), не должны быть зависимыми. Ему надо отстаивать интересы дела, даже рискуя должностью. Тем более что, думаю, Коэ н­есильно обеднеет, он ведь лорд, популярный в Англии человек. Но, судя по всему, такая сейчас ситуация, что даже люди вроде Коэ вынуждены пресмыкаться и делать, что говорят. Но дело не только в этом. Почему нам вредят со стороны, делают плохо - это очевидно. А сами-то мы что сделали, чтобы было хорошо? 

- То есть света в конце туннеля не видно?

- Меня, конечно, всё время уверяют: проходят какие-то переговоры-совещания с теми, кто способен повлиять на решение вопроса, и т. д. Но если мы так стараемся, если все такие молодцы, то почему российской лёгкой атлетики сейчас в мире нет?! 

Дико больно всё это. Недавний чемпионат Европы, где мы, даже «зачищенные» со всех сторон, выиграли 6 медалей. Шубенков, Ласицкене, Моргунов, Иванюк - такие ребята у нас! Но они не команда России, а нейтральные атлеты. Разговариваю со спортсменами и вижу уныние. Люди тренируются, но зачем, для чего, уже мало кто понимает. Комментирую потрясающий юниорский чемпионат мира в Финляндии и ловлю себя на мысли: наших там, грубо говоря, три с половиной человека - те, кто смог получить допуск от организаторов, приехать за счёт родителей, регионов, спонсоров… И это наша лёгкая атлетика! Мы оказались где-то на обочине. Мы - как те жители несчастного поселения в фильме «Безымянная звезда», которые стоят на вокзале и смотрят на мимо проходящий столичный поезд, в котором кипит жизнь. 

Почему люди, которые знают лёгкую атлетику, которые её поднимали, оказались не нужны, сидят без работы? Что сделали ВФЛА, чиновники за последние годы, чтобы наш вид спорта вылез из этого болота?

Вот ситуация с Лысенко (лучший наш прыгун в высоту отстранён от международных соревнований за пропуск трёх допинг-тестов. Спортсмен утверждает, что не указал информацию о своём местонахождении в системе АДАМС для допинг-офицеров из-за того, что были технические проблемы с входом в систему. - Ред.) - есть у нас талант­ливый парень, способный побить мировой рекорд. Но, вместо того чтобы тренироваться, он должен без конца формуляры в Интернете заполнять, т. е. делать бумажную чиновничью работу. При этом в нашей федерации знали, что у него уже есть два предупреждения, третьего допустить нельзя. Так помогите ему, возьмите пароль, заполните бумажку эту дурацкую, сделайте хоть что-нибудь! Но нет. 

Будем дырку закрывать? 

- Наши легкоатлеты в лидерах среди тех, у кого отобрали за допинг олимпийские медали. Но если поначалу были разговоры о судах, о несправедливости, то потом как-то стихли. 

- А кому вернули медали? Только тем, кто выступал в Сочи. Я очень рада за наших ребят - за лыжников, за скелетониста Третьякова. Но давайте откровенно: Сочи - особенная для нас Олимпиада, поэтому и засуетились. А другие - те, кого лишили наград за Пекин (2008), за Лондон (2012), - я не видела, чтобы за них сильно боролись.

Другое дело, что вся эта история - бред. Спустя 8-10 лет, когда уже и не вспомнишь, кто и что в Пекине выиграл, вылезают и говорят: мы тут пробирки ещё раз посмотрели, решили, что победа была нечестная. С ума сошли, что ли? У нас даже не сажают за преступление, которое совершено 10 лет назад, - срок давности вышел. А тут допинги, которые в большинстве своём обычные лекарства - капли в нос, мочегонные. Вот только спортсменам, согласно невнятным критериям, нельзя их употреблять.

Хорошо, правила есть правила, давайте играть по ним, но играть в рамках данного соревнования. Хотите - не давайте медаль сразу, сделайте это в последний день Олимпиады, проверьте максимально, делайте всё что угодно, чтобы комар носа не подточил. Но уж если вы медаль дали, то не имеете права её потом отобрать. Что это такое: захочу - отрежу хвост, захочу - пришью обратно? Как с людьми так можно поступать? 

Я всё время думаю о том, что наша страна (СССР, Россия) в историю спорта внесла огромнейший вклад. Больше, чем у нас, олимпийских чемпионов разве что в Америке. Так почему нам не стать инициаторами глобальных изменений в спорте? Надо выступить, создать группу юридическую, которая докажет всем международным организациям, что никого нельзя лишать медалей постфактум, спустя годы. Потому что спорт - это здесь и сейчас. 

- Вы говорите, Коэ - несвободный человек. А есть ли вообще в верхушке международного спорта независимые люди? В МОК, в В­АДА и др.? 

- Думаю, что нет. Какая свобода, если зависишь от финансирования Запада? Кто даёт день­ги, тот и диктует правила. А на принципы, на совесть можно и наступить, когда речь идёт о комфортных условиях. 

Я вот вспоминаю зимнюю Олимпиаду. С флагом нам в Пхёнчхан по­ехать не дали, но обещали вернуть его на церемонии закрытия, если не будет скандалов. Идут Игры, всё спокойно, хорошо, а мы ждём: что же они придумают, чтобы флаг в Пхёнчхане не появился? И наконец, вылезает ситуация с кёрлингом (у кёрлингиста Крушельницкого обнаружен запрещённый препарат мельдоний. - Ред.). Тёмная история. Ну зачем ему этот мельдоний? Пива бы выпил - и то пользы в кёрлинге больше. В общем, всё  как по заказу - отлично, с флагом русские не пойдут. 

И я не сомневаюсь, что перед летней Олимпиадой опять всё это начнётся. Будут выкапывать, искать, думать, как бы нам чего-нибудь не дать. Почему? Потому что поняли, что больше нигде так не получится нагадить России, как в спорте. Ну подушат они наших чиновников, бизнесменов, но это, знаете ли, мелочи. Санкционируют, давят на экономику, но ничего не рушится - что-то плохо, что-то хорошо, но продолжает развиваться. А спорт - это наше больное место. Они будут ковырять, втыкать иголки в эту ахиллесову пяту до последнего. 

Поэтому я считаю, что сюда надо бросить все усилия, найти способ, как их нейтрализовать. Но это не делается. Видимо, считается, что спорт - это не главное. 

- Но ведь для большинства людей спорт - это действительно не главное. 

- Я понимаю, людей больше волнуют зарплаты, пенсии, налоги, НДС. Но вот смотрите: в организме есть жизненно важные органы - сердце, лёгкие, печень. Их надо беречь. А есть палец на ноге, от которого в принципе можно избавиться - да, некрасиво, неудобно, однако никто не умрёт. Но если вы поранили палец и идёт кровь, то все силы организма, все тромбо­циты бросаются туда, чтобы не допустить нагноения, не допустить попадания бактерий. Если же дырку не заделать, то кровь будет продолжать вытекать, а главные органы слабеть.

Да, лёгкая атлетика, пусть она и называется королевой спорта, - это маленький пальчик на этом большом теле. Но, раз она стала уязвимым местом для страны, эту дырку нужно заделать, чтобы она не представляла угрозу для организма. Вот о чём я говорю. 

Оставить комментарий
Вход
Лучшие комментарии
  1. Хома
    |
    05:26
    30.08.2018
    4
    +
    -
    Вот пока наши спортсмены будут заклеивать слово "Россия" скотчем,до тех пор нас будут гнобить!!!Помню как Чен возмущалась тем,что многие хотели чтобы спортсмены не унижались и не выступали под нейтральным флагом.И что? Прогнулись раз.прогнулись два и вас все перестали уважать.Теперь наши спортсмены как половая тряпка.Все будут об неё ноги вытерать!
  2. nikolai alf
    |
    08:11
    30.08.2018
    3
    +
    -
    Точно так,Хома.Никто из чиновников не шевелится,не замечено никаких телодвиженийй.Да и вообще надо давно задействовать агентов влияния или совсем уж внешнюю разведку.Неуж то ничего на этих мерзавцев найти нельзя?
Комментарии (4)
  1. Хома
    |
    05:26
    30.08.2018
    4
    +
    -
    Вот пока наши спортсмены будут заклеивать слово "Россия" скотчем,до тех пор нас будут гнобить!!!Помню как Чен возмущалась тем,что многие хотели чтобы спортсмены не унижались и не выступали под нейтральным флагом.И что? Прогнулись раз.прогнулись два и вас все перестали уважать.Теперь наши спортсмены как половая тряпка.Все будут об неё ноги вытерать!
  2. nikolai alf
    |
    08:11
    30.08.2018
    3
    +
    -
    Точно так,Хома.Никто из чиновников не шевелится,не замечено никаких телодвиженийй.Да и вообще надо давно задействовать агентов влияния или совсем уж внешнюю разведку.Неуж то ничего на этих мерзавцев найти нельзя?
  3. olbert
    |
    17:03
    30.08.2018
    3
    +
    -
    Почему наша разведка за рубежом не может помочь разоблачить иностранных спортсменов-допингистов?
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что представляет собой самолет Ил-20?
  2. Почему россияне стали чаще оформлять кредитные карты?
  3. Что за скандал вокруг Ещенко, Глушакова и Карреры?

Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ