Юлия Борта 1 10863

Главный психиатр Минздрава: каждый 4-5-й страдает психическим расстройством

Как понять, что рядом с тобой психически больной? Как избавиться от навязчивых мыслей и выйти из депрессии?

Внезапно почувствовали себя самодержцем? Вам к психиатру, Иван Васильевич.
Внезапно почувствовали себя самодержцем? Вам к психиатру, Иван Васильевич. © / Кадр из фильма «Иван Васильевич меняет профессию»

На эти вопросы «АиФ» ответил генеральный директор Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии им. Сербского, внештатный главный психиатр Минздрава Зураб Кекелидзе.

Каждый второй имеет шанс

Юлия Борта, «АиФ»: Зураб Ильич, насколько сегодня распространены психические заболевания?

Зураб Кекелидзе: По данным ВОЗ, каждый 4-5-й уже страдает тем или иным психическим расстройством и каждый 2-й имеет шанс заболеть в течение жизни. При этом процент больных шизофренией практически во всех странах колеблется от 0,9 до 1,1%.

Как показывает практика, 25% людей, которые приходят в обычные поликлиники, имеют те или иные психические расстройства. Это не означает, что все они больны. Существуют так называемые психосоматические расстройства, в которых стресс играет большую роль. К ним относятся: язвенная болезнь желудка, 12-перстной кишки, колиты, энтериты, заболевания кожи, различные аллергии. При некоторых психических расстройствах наблюдаются расслаивание и ломкость ногтей. Женщины идут к косметологу, прибегают к народным средствам. Однако это тоже проявление стресса, надо обращаться к психиатру или психотерапевту. Я не говорю уже о беспричинных головных болях, снохождении и сноговорении.

Нажмите для увеличения
Нажмите для увеличения

«Прикинулись» врачами

— А психиатр сразу на учёт поставит?

— Почему-то наши люди уверены: стоит пойти к психиатру — тот сразу схватит и на учёт. Необходимо подчеркнуть: есть два вида учёта. Один консультативный — когда можно прийти в диспансер и посоветоваться: а что со мной? В этом случае обратившегося на учёт не ставят. И есть учёт диспансерный — для больных тяжёлыми психическими расстройствами. Помимо прочего, диспансерный учёт даёт право на бесплатные лекарства. В целом общество должно выработать единый подход ко всем. С одной стороны, каждый из нас хотел бы знать, не имеет ли кто-то из наших знакомых психиатрического диагноза. С другой стороны, если заболевает близкий родственник, родные часто делают всё, чтобы его не поставили на учёт. В итоге человек лишается профессиональной помощи.

— Многие ещё помнят времена, когда психиатры не лечили, а калечили...

— Разумеется, лечение психически больных ушло далеко вперёд. Вплоть до XIX века больного с навязчивыми мыслями «лечили» так: привязывали к вращающемуся стулу и раскручивали как можно сильнее — чтобы навязчивые мысли отлетели. А изгнание дьявола? Это и сейчас некоторые практикуют. Сегодня есть препараты (нейролептики, антидепрессанты, транквилизаторы), которые помогают больным. Но надо понимать, что тяжёлые формы шизофрении с трудом поддаются терапии. Увы, иногда заболевание течёт так, что состояние больного ухудшается, несмотря на лечение, дефект личности нарастает. И это легче всего свалить на врача. Не спорю, есть непрофессионалы, которые не знают о побочных действиях препаратов или назначают их необоснованно. Сегодня кто только не лечит наших больных! И неврологи, и кардиологи (если у больного кардиофобия), и психологи, которые прикидываются психотерапевтами, не имея обязательного высшего медицинского образования. Предлагают также врачей общей практики обучить, чтобы они принимали в поликлинике психически больных с «лёгкими расстройствами». Но в амбулаторном звене должны работать опытные психиатры и психотерапевты. Если пациент пришёл впервые, у тебя нет права на ошибку, потому что итог её — это либо сломанная жизнь, либо невыявленные симптомы заболевания.

Кстати, о лечении. Большинство больных не должны лежать в больницах.

— Вот это пугает.

— Общество пугает не тот больной, который не лежит в больнице, а тот, который либо выписан раньше времени, либо не получает адекватной амбулаторной помощи. Зарплата участкового психиатра должна зависеть от эффективности его работы: сколько больных он направил в стационар, сколько на его участке больных работает в мастерских, на обычном производстве. К сожалению, блестящую систему трудотерапии в 90-е годы разрушили. Пытаемся восстановить.

— Как окружающим понять, что человек на улице психически больной и опасен?

— Определять это должен врач. Скажем, человек считает себя великим изобретателем (бредовое убеждение). Охватывают ли эти расстройства личность больного, определяют ли его поведение? Ну изобретает он что-то для себя, никому не мешает, не ходит в различные органы, доказывая свою гениальность. Наконец, представляет ли он опасность для себя или окружающих? Или, к примеру, идёт человек, сам с собой разговаривает. Это ещё ничего не означает. Но, если он при этом угрожает кому-то или боится, что на него нападут, это может быть психически больной, нуждающийся в безотлагательной помощи специалиста. Задача окружающих — вызвать полицию.

— А про себя как понять, что сходишь с ума?

— Тяжёлый больной как раз тем и отличается, что он не способен критично отнестись к своим переживаниям. Если он слышит голоса, то зачастую считает, что кто-то реально с ним разговаривает. Но близкие люди могут помочь обратиться к психиатру. Скажем, такое распространённое сегодня заболевание, как депрессия, в большинстве случаев хорошо лечится. Окружающие ему советуют: «Возьми себя в руки! Как тебе не стыдно!» А в депрессии существует безволие. Если у человека грипп, он может собраться. А при депрессии не может. Поэтому его стыдить нельзя. Иначе чувство вины за то, что он не может «взять себя в руки», будет расти. Наоборот, надо объяснить человеку, почему он не может собраться с силами, и посоветовать обратиться к врачу.

Оставить комментарий
Вход

Актуальные вопросы

  1. Люди каких профессий лишатся работы в будущем?
  2. Что известно о губернаторе Владимирской области Владимире Сипягине?
  3. Что будет за воровство тележек из магазина?

Самое интересное в регионах