Юлия Борта 1 26588

Штирлицы и их дамы. Как у разведчиков складывались отношения с женщинами?

31 января 1962 года президент США Джон Кеннеди подписал указ об освобождении разведчика-нелегала Рудольфа Абеля.

А через несколько дней на мосту Глинике, разделявшем ГДР и Западный Берлин, состоялся обмен Абеля на Пауэр­са, пилота американского самолёта-шпиона, сбитого 1 мая 1960 г. над Уралом... П­озже этот мост прозвали «шпионским» - рокировки с арестованными шпионами там проходили регулярно. Уже спустя 2 года обменяли совет­ского разведчика-нелегала Конона Молодого на британского шпиона.  

Мнимые психи

- Производство и использование разведчиков-нелегалов было поставлено в СССР на конвейер, - рассказывает Игорь Атаманенко, подполковник контрразведки КГБ СССР, писатель и историк спецслужб. - Официальное прикрытие - сотрудники посольств, торговых, культурных и прочих учреждений - не всегда удобно. Хотя оно и давало дипломатический иммунитет, что означало надёжную защиту от тюрьмы в случае провала, зато возможностей для свободного манёвра меньше, ведь все дипломаты обычно окружены пристальной заботой «наружки». Кузницей кадров нелегалов был комплекс добротных зданий из жёлтого кирпича на окраине Москвы. За 4-метровым забором с колючей проволокой чуть виднелись крыши 2-этажных строений. Ещё пять этажей были скрыты под землёй. Над дверью проходной висела обшарпанная вывеска: «Специализированная психиатрическая больница № 47». Как-то советский нелегал, выступавший в роли бизнесмена, сына известного, но уже умершего политического деятеля Турции, попал под подозрение контрразведки одной европейской страны. Но подозрения к делу не пришьёшь. И на допрос не вызовешь - «турок» родовитый и положение занимает видное. А ну как не подтвердятся догадки - международный скандал гарантирован. Спецслужбисты решили провести проверку скрытно. Их агент втёрся в доверие к нашему разведчику и пожаловался, что несколько лет назад, посещая виллу его отца, чуть не сломал ногу, спотк­нувшись на лестнице. «А, ну конечно же, вы имеете в виду третью ступеньку, она у нас со щербинкой! Что делать, строители халтурят не только у вас в Европе, но и у нас в Турции», - моментально отреагировал нелегал. После этого его оставили в покое, так как всё совпало - и третья ступенька, и выбоина на ней... Представляете, как тщательно была прописана легенда!

Опасные объятия

Детали прорабатывали тщательно. Кроме одной - сексуальной. А вопрос-то был серьёзный. Нелегал видел жену в лучшем случае раз в год. Вокруг столько обольстительных женщин, а разведчику, как правило, 35-45 лет - мужчина в самом расцвете сил! Вокруг мужика, нарочито не замечающего женщин, неизбежно поползут слухи: мол, видимо, гей. Но так выделяться из толпы было тогда недопустимо. Каждый решал свои сексуальные проб­лемы сам, скрытно от кураторов из Центра. Делалось это чаще по одной схеме. Которую, кстати, рекомендовал начинающим разведчикам Абель. Так поступал и он сам, по легенде, респектабельный хозяин нью-йоркского фотоателье Эмиль Р. Голдфус, и Конон Молодый под прикрытием преуспевающего лондонского предпринимателя Гордона Лонсдейла, и другие разведчики-нелегалы. Разведчики выбирали женщин разведённых, разочаровавшихся в супружеской жизни, которые могли довольствоваться малым: скромными подарками, редкими приглашениями на ужин в недорогом ресторане и эпизодическими сексуальными утехами. А вся любовь длилась не более 2-3 свиданий. 

«Это потому, - объяснял Абель на встрече со слушателями курсов подготовки разведчиков-нелегалов Управления «С» КГБ, - что после третьей встречи нет никакой гарантии, что ваша парт­нёрша в вас не влюбится. Тогда она может нанять частных детективов, чтобы удостовериться, правильный ли выбор сделала. А частные детективы на Западе - сплошь бывшие сотрудники полиции или спецслужб - могут накопать такое, что из объятий шальной любовницы вы можете прямиком переместиться в лапы контрразведчиков... 

А если вдруг почувствуете, что сами влюбились по уши, - продолжал тогда Абель, - тут же кончайте или с нелегальной разведкой, или с любовью. Признаться своей возлюбленной в том, что вы разведчик Страны Советов, вам не позволит долг, а уж если признаетесь...» 

Такое потом случилось в Канаде с нелегалом Ламбертом-Ольшанским. Новая, западная жизнь захватила его с потрохами. Он расстался со своей законной супругой и сожительствовал с молодой канадкой. Его любовь к гражданской жене была столь велика, что однажды он решил открыть ей душу: «Дорогая, я - русский разведчик!» 

Ошарашенная молодая женщина поделилась страшным известием со своим отцом. Ну а тот, будучи истинным патриотом, обратился куда следует, и Ламберт-Ольшанский был задержан канадской контр­разведкой. Впрочем, это не единственный случай, когда шпиона выдают собственные близкие. Нашего суперагента Уокера, полковника АНБ (Агентство национальной без­опасности США), сдала его же жена, оскорблённая разводом.

«Ну а если о вашей безумной любви станет известно чинушам из Центра,- учил Абель, - то вашей карь­ере разведчика конец. Ибо вас сочтут потенциальным изменником. И в общем-то правильно сделают. Так что в итоге получается замкнутый круг, в который вы сами себя загнали, а разомкнуть его вы сможете, только пустив себе пулю в висок...»

Смотрите также:

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как будут сносить дома по программе реновации в регионах?
  2. Теперь за лайки и репосты сажать не будут?
  3. Когда и где смотреть бой Поветкина с Джошуа?

Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ